Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

akadδheia.
материлы и исследования по истории платонизма.
выпуск 3

архив платоновского общества
неопубликованные материалы iii платоновской конференции 11 мая 1995 г.
«универсум платоновской мысли: метафизика или недосказанный миф?»

раздел ii: археология европейского платонизма



Л. Ю. Лукомский

К ВОПРОСУ О СКЕПСИСЕ ПЛАТОНА
И О ПЛАТОНИЗМЕ СКЕПТИКОВ


1. Скептическая традиция в античности была весьма важной и значимой. Провозвестником ее в значительной мере явился Сократ, на которого ссылается в следующем пассаже такой столп скептицизма, как Секст Эмпирик: «…Сократ, пребывая в скепсисе, и утверждая, что сам ничего не знает, что он такое и в каком находится положении в сравнении со Вселенной, говорит: “Я ведь не знаю, человек ли я или еще другой какой-нибудь зверь, более пестрый, чем Тифон”» («Против ученых», VII, 264). Здесь Секст цитирует диалог Платона «Федр» (230 а), т. е. невольно как бы подключает основателя платонизма к скептическому образу мышления. В связи с этим небезынтересно исследовать действительное соотношение мысли Платона и античной скептической мысли, не замыкаясь на априорном признании отсутствия связи между ними.

2. В античности скептицизм выступал в двух формах: как академический релятивизм Средней и Новой Академий и как пирронизм. В связи с первой его формой можно задать следующий вопрос: можно ли считать схолархов основанной Платоном Академии продолжателями его дела, или же они совершенно отошли от его учения и разрабатывали свои и оригинальные воззрения? По нашему мнению, следует ответить на данный вопрос в первом смысле.

3. Академический скептицизм родился в полемике против стоического учения и основной упор в своих исследованиях сделал на гносеологических вопросах, доказывая, что ни одно суждение ни о чувственном, ни об умопостигаемом нельзя считать более чем вероятным. Платон в диалоге «Государство» (509 d–511 e) выделяет четыре вида сущего (2 вида чувственно воспринимаемого и 2 вида умопостигаемого), которые познаются соответственно при посредстве ума, рассудка, веры и уподобления. Академики по преимуществу исследовали вопросы познания чувственного при посредстве веры, а умопостигаемого — при посредстве рассудка. И то, и другое сам Платон, как и они, полагал малодостоверным (вспомним «правдоподобный миф» «Тимея»), т. е. в данном вопросе противоречия между ними нет. Что же касается цели философии Платона, которая формулировалась им как упражнение рассудка и развитие диалектической способности, то академики в своих исследованиях ее вполне достигали. Итак, их можно считать подлинными продолжателями Платона, не столь уж и далеко отошедшими от него в своих мнениях.

4. Пирронизм являлся в античности единственной до конца последовательной философской школой. Пирроники занимались в основ-

443


ном гносеологическими вопросами, причем в чисто отрицательном смысле, опровергая возможность и достоверность познания сущего. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности существования такой философии вообще и собственной ее ценности. Ответ на этот вопрос может быть получен через Платона, что выявляет довольно неожиданную связь между платонизмом и скептицизмом.

5. В качестве отправной точки следует выбрать седьмое письмо Платона, где философ анализирует сущность вещей и говорит о том, что есть три ступени познания всякого сущего предмета: имя, определение и изображение. Четвертую ступень образует знание — познание, понимание и правильное мнение о предмете, а пятой является то, что познается само по себе. Четвертая и пятая ступени наиболее близки и родственны между собой, и тот, кто не будет иметь какого-то представления обо всех четырех ступенях, никогда не станет причастным совершенному познанию пятой. Вместе с тем речь может идти только о причастности, поскольку сущее не может быть выражено ни в слове, ни в образе. Таким образом, само по себе сущее оказывается как таковое непознаваемым и постижимым лишь, как мы сказали бы сейчас, интуитивно, и интуиция опирается на познание и понимание. Стало быть, чтобы понять сущность сущего, нужно с большим напряжением и долгое время учиться и подвергать взаимной проверке имя и определение, видимые образы и ощущения и т. д. Значит, суть философии как постижения сущности сущего заключается в самом исследовании, а не в его результате. Платон представил блестящие образцы таких исследований, пусть даже не ведущих к окончательному результату в диалогах «Парменид» и «Теэтет».

6. Скептики в своих исследованиях практически реализуют эту самую Платонову жесткую проверку взаимного отношения вещей. Они ведут рассуждение об истинном, подразумевая под истинным сущее: «Ведь все равно, назвать ли что-нибудь истинным или сущим» (Секст Эмпирик. Против ученых. VIII. 1. 9). Истина исследуется с помощью апорий. Например, вот общие апории. То, что существует нечто истинное или просто утверждается, или доказывается. Если просто утверждается, то этому утверждению может противостоять противоположное ему. Если доказывается, то либо с использованием истинного доказательства, либо ложного. Ложное доказательство следует отвергнуть, и значит, истина нуждается в чем-то истинном. Таким образом, в данном случае мы уходим в бесконечность, и значит, сущее как истинное оказывается лежащим в бесконечности, и постижение его невозможно. Однако это утверждение (с точностью до терминологии) соответствует приведенному выше платоновскому.

7. Другие скептические апории в общем также соответствуют пред-

444


ставлениям Платона. Например, истинное не может быть ни явным, ни неявным, ни отчасти явным, ни отчасти неявным. Общее родовое понятие сущего не оказывается ни истинным, ни ложным, ни отчасти истинным, ни отчасти ложным. Истинное не может быть ни независимым и существующим в природе, ни соотнесенным. Оно не чувственно и не мысленно, и не является тем и другим одновременно. Истинное не есть также убедительное или правдоподобное.

8. Помимо перечисленных общих мест у Платона и скептиков необходимо упомянуть и его диалог «Теэтет», схемы рассуждения в котором близки к знаменитым десяти тропам (способам опровержения) скептиков, основанным на относительности восприятия и познания. Так, Платон опровергает тезис о том, что знание есть чувственное восприятие на основании того, что восприятие меняется во времени и, значит, его нельзя расчленить, что оно противоречиво, что нельзя сравнить чувственные предметы и что необходимо абсолютизировать критерий человека. Против последнего также много раз выступали скептики.

9. Таким образом, можно сделать вывод о наличии некоторых точек соприкосновения, причем не случайных, а касающихся важнейших онтологических вопросов, между представлениями Платона и скептиков даже самого крайнего порядка —  пирроников, и объяснить их всего лишь всеобщей античной тенденцией к скепсису (согласно А. Ф. Лосеву) вряд ли возможно. Скорее, можно поставить вопрос об определенной зависимости позднейших скептиков от учения Платона.



445


© Л. Ю. Лукомский, 2000
© Издательство
С.-Петербургского университета, 2000
© СМУ, 2000





назад к содержанию