Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

А. В. ЦЫБ

ИТОГОВЫЙ НАУЧНЫЙ ОТЧЕТ ПО ПРОЕКТУ
"AKAΔHMEIA: ИCСЛЕДОВАНИЯ И МАТЕРИАЛЫ
ПО ИСТОРИИ ПЛАТОНИЗМА" (ВЫП. 5)

Отчет утвержден в Российском Гуманитарном Научном Фонде проект № 99–03–1975а (руководитель проекта канд. филос. наук А. В. Цыб).

Целью проекта (подготовка и регулярное издание альманаха "Ἀκαδήμεια: исследования и материалы по истории платонизма") является консолидация научных сил формирование теоретической базы философского антиковедения как нового фундаментального направления в гуманитарных науках отражающего определенные установки и потребности современной культуры. Данная цель имеет конкретное воплощение в изучении творчества Платона его философского наследия и судеб платонизма как философской научной и общекультурной установки сознания (формы ментальности мировосприятия) в истории европейской цивилизации; взаимовлияния и заимствования в отношениях с иными культурообразующими течениями. Вместе с тем должны рассматриваться и проблемы компаративистского толка: соотношение платонизма с ведущими философскими религиозными концепциями Востока.

Проект имеет непосредственное отношение к деятельности Совета молодых ученых Санкт-Петербургского государственного университета одной из ведущих программ которого и является "Универсум Платоновской мысли". Данная программа соответствует общей стратегии Совета на формирование новой культуры мышления и научного поиска у ученых "генерации девяностых". Историческое знание здесь является не предметом антикварного интереса а сознательным принятием общей для XIX–XX столетий интуиции: прошлое не есть некая застывшая окаменелая реальность. Оно само вариативно и виртуально выступая зеркалом наших исканий и антиномий.

Межвузовский историко-философский сборник "Ἀκαδήμεια"-4 cформирован на основе долгосрочной научно-исследовательской историко-философской программы "Универсум Платоновской мысли" которая организована в 1993 г. усилиями Совета молодых ученых Санкт-Петербургского государственного университета и Платоновского философского общества на базе кафедры истории философии СПбГУ. За время действия программы проведены шесть ежегодных майских конференций и три историко-философских семинара материалы которых опубликованы в "Вестнике Cанкт-Петербургского университета" и отдельными сборниками тезисов докладов и сообщений подготовлены к печати два альманаха в которые включены полновесные статьи исследования и новые отечественные переводы наиболее существенных философских трудов авторов платонической традиции. Первый опубликован в издательстве Санкт-Петербургского государственного университета. Большое количество участников и неизменный интерес проявляемый к данной программе в целом свидетельствует о пробуждении и становлении подлинного внимания к Платону.

До настоящего момента в отечественной науке не существует ни одного издания специализированного на изучении и демонстрации истории какого-либо широкого философского и культурного одновременно явления. Так называемый "Кантовский сборник" публиковавшийся на рубеже 80-90-х годов в Калининграде представлял собой исключительно историко-философский проект. К тому же хотя и зарубежом имеются различные антиковедческие издания однако даже Международное Платоновское общество ограничивается публикацией материалов своих заседаний не разворачивая эти публикации в широкий культурный проект.

Как направление философской мысли платонизм представляет собой один из ведущих путей развития интеллектуальной культуры начиная с IV в. до н.э. вплоть до нашего столетия. Его характерные черты проявляют себя во всем тысячелетнем периоде дальнейшего развития античной философии после Платона - в Платоновской Академии которая существует до 529 г. н.э. в Раннем и Среднем греческом и греко-римском стоицизме (Зенон Китионский Хрисипп Панетий и Посидоний ) и - особенно возрождаются в так называемых неопифагореизме и Среднем (позднем) платонизме в виде первых интерпретирующих комментариев на важнейшие сочинения первооснователя школы представленные сохранившимися трактатами Тимея из Локр Оккела Луканского (неопифагореизм II-I вв. до н.э.) а также - средних платоников Нумения из Апамеи Модерата из Гадеса содержание сочинений которых сохранилось лишь в незначительных отрывках. Вслед за этим периодом следует время наиболее углубленного развития платоновских идей в философских школах неоплатонизма (Аммоний Саккас Плотин Порфирий Ямвлих Халкидский Прокл Дамаский) открывших своими сочинениями наиболее яркий в истории мировой мысли этап интерпретации Платона. В это же время работают первые иудейские (Филон Александрийский I в. н.э.) и христианские авторы от которых берет начало длительная традиция синтеза учения Платона и христианского вероучения. Можно сказать что герменевтический стиль мышления столь характерный для современной культуры сформирован именно при анализе текстов Платона предопределивших интеллектуальный горизонт европейской мысли. Сборник "Ἀκαδήμεια" (как и вся научно-исследовательская программа "Универсум Платоновской мысли") направлен прежде всего на развитие историко-философских исследований этого позднего периода истории платонизма который все еще остается в значительной мере белым пятном в отечественном антиковедении и требует дальнейшего многолетнего внимания. И прежде всего такое внимание следует направить на переводы и публикации философских трактатов этого времени содержащих в себе огромное богатство мысли но к сожалению остающихся в большой мере недоступными широкому отечественному читателю. Однако программа широко поддерживает и исследования более поздних периодов платонических интерпретаций развиваемых вплоть до наших дней (русский платонизм М. Хайдеггер Х. Л. Борхес) в самом широком философско-литературном диапазоне. В том числе проводятся и исследования по оценке влияния платонической программы на формирование отечественных социологических школ.

Читателями сборника являются ученые специалисты по истории античной культуры по истории философии и философии в целом историки отечественной культуры. Книга обращена также к студентам-гуманитариям и всем кто интересуется гуманитарными дисциплинами.

В деятельности по реализации проекта принимают участие представители пятнадцати высших учебных и академических организаций Северо-Запада России (Санкт-Петербург Петрозаводск Мурманск Тверь Сыктывкар) а также авторы из ближнего и дальнего зарубежья (Латвия Украина).

Деятельность за отчетный период. В начале 1999 г. на заседаниях сложившейся инициативной группы были поставлены цели и задачи продумана общая концепция 4-го выпуска "Ἀκαδήμεια" к настоящему времени практически завершено формирование коллективного труда. На заседаниях которые проводились раз в две недели был рассмотрен ход подготовки издания - редакторская работа над ним наполнение редакционного портфеля. Установлены контакты с Международным Платоновским обществом (Торонто - Еврейский университет Иерусалима) неоплатоническим кружком Гавайского университета отдельными представителями платонизма в Италии Греции Финляндии.

Оценка результатов. Первым и наиболее очевидным критерием эффективности проекта представляется научный теоретический творческий уровень 3-го выпуска сборника. При всей субъективности возможных оценок показателем качества являются:

1) количество материалов представленных на рассмотрение редакции;

2) география авторов;

3) количество молодых ученых: кандидатов наук аспирантов подготовивших материалы.

Издание альманаха "Академия" планируется и в дальнейшем как продолжающийся проект.

Структура выпуска. В первым разделе сборника "Из истории европейского платонизма" помещены статьи и исследования по истории платонической традиции. Наиболее интересными из них являются: статья С. П. Лебедева "Платон о сущности пространства и природе пространственных измерений" (СПбГУ). Пространственно выраженными формами бытия философия занималась с момента своего появления на свет но довольно долго сущность пространства находилась вне поля зрения философов. Пифагорейцы правда пытались найти оптимальные формы структурирования пространства однако сведения об их изысках самого раннего периода развития философии столь скупы что не позволяют высказываться на этот счет сколько-нибудь определенно. Пожалуй одну из первых но уже очень зрелую попытку интерпретации сущности пространства дал Платон. И как ни странно она до сих пор представляет довольно большой интерес и для современной философии и для современной науки сохраняя свою методологическую значимость. Правда стиль платоновского "Тимея" кажется крайне неудовлетворительным для того кто хотел бы иметь дело с ясными теоретическими построениями и отчетливыми понятиями. И без того сложное эзотерическое содержание Платон прячет за невзыскательный и нестрогий характер диалогического исследования и не спешит пояснять возможно наиболее спорные и не вполне ясные моменты своей доктрины. Самые интересные и сложные места способны допускать два и более правдоподобных толкований отчего трактовка платоновской мысли вряд ли может быть строгой и однозначной.

К предшественнику платонизма обращается В.В.Рохмистров в статье "Учение Парменида" (СПб Высшая религиозно-философская школа) показав что логическим результатом такого пути философствования неизбежно должны были явиться скептицизм и агностицизм. Ибо во-первых пытливый человеческий ум становится все более и более неудовлетворенным простым правдоподобием а во-вторых следуя тезису "все есть одно" можно оправдать едва ли не любую позицию. Кроме того если мы возьмем саму по себе идею подобия (убеждение Платона в непременном существовании образца для всего сущего) то можем увидеть что хотя она и более "правдоподобна" чем идея равенства неуклонное следование ей приводит в дальнейшем к "неожиданным" научным утверждениям. На чем например основано утверждение что человек произошел от обезьяны. Именно на идее подобия. Будто человек как вид не мог произойти сам по себе как это оказалось возможным следуя логике тех же рассуждений для обезьяны. Ибо никто ведь не утверждает что обезьяна произошла в свою очередь например от собаки и т. д. Не говоря уже о том что все и вообще могло быть наоборот - обезьяна могла произойти от человека (не легче ли в процессе эволюции потерять одну хромосому нежели приобрести ее?).

И еще исходя все из той же предпосылки существует едва ли не всеобщее убеждение что есть некий сам по себе род этакая "человековость" в результате чего реальный индивид на протяжении всей разумной истории страдает далеко не только теоретически. Ибо это не только дает исследователям право рассматривать всякую неординарную личность как отклонение от некой нормы но и вообще устанавливать непроходимые границы между различными.

В статье Н. Н. Стадника "Платон: особенности космогонического познания" (Киевский национальный универcитет) доказывается что в античной физике можно более или менее отчетливо выделить три этапа каждый из которых характеризуется своим пониманием ее бытийного статуса связанного с определенным соотношением религиозно-мифологического философского и научного компонентов в познанвательной деятельности. Автор анализирует эти этапы становления античной физики и место платонизма в нем.

Т. А. Макавчик в статье "Путь Платона к "Софисту и Пармениду"" (Российский педагогический университет им. А. И. Герцена) раскрывает становление платоновской философии так как оно представлено во внутренней связи диалогов зрелого периода что представляет собой важную проблему современного платоноведения. Это интересно в двух аспектах: практическом и теоретическом. Теоретическое раскрытие внутренней системы философского содержания диалогов позволит восстановить ту последовательность в которой диалоги изучались в Платоновской Академии и соответственно должны изучаться в современном курсе истории философии.

Ю. М. Романенко в статье "Историческая эволюция платоновского мифа о "пещере"" обосновывает мысль о том что изменения произошедшие с метафизикой в исторический период от античности через средневековье и до Нового времени связаны с эволюцией самого ее предмета. Не случайно М. Хайдеггер говорил что судьба Европы - это история ее метафизики. Определив предмет метафизики как систему взаимоотношений между естественным и сверхъестественным важно рассмотреть как в античности через средневековье к Новому времени радикально менялось отношение к естеству. В самом чутье естества обнаруживается возможность экспериментирования которая усилием воли человека превращается в действующий фактор отношения к природе. Предпосылки экспериментального подхода существовали еще в античности имея непроизвольный характер.

Проблемам русского платонизма посвящена статья Г. Л. Тульчинского "Философия философского этоса" (СПб Академия культуры). Автор показывает что философский этос связан с содержательной стороной философствования как нормативно-ценностной системы фактом противоречивости мысли сознания поступков если они претендуют на статус философствования как универсального осмысления полноты действительности. Осмысляющая противоречивость или противоречивое осмысление развертывающиеся в паремиологических сюжетных компендиумных или системных формах вербального философствования а то и вне- и довербальных формах - суть правила нормы по которым реализуется философствование. В том числе - философствование ученых: в афоризмах шутках других формах околонаучного фольклора субкультурально-дисциплинарном эпосе и т. д. но самое главное и интересное - в научных теориях. В последнем случае и возникает парадоксальная ситуация. Научная теория по определению - по своей природе и своему назначению - не может быть метафизичной. Критериями научной теории являются эмпирическая верификация (подтверждаемость и проверяемость) принципиальная возможность фальсификации (опровержения) и непротиворечивость. Метафизика же как сердцевина философствования не имеет отношения к эмпирии реальному опыту осмысляя трансцендентное а значит в принципе неопровержима этим опытом. Кроме того как уже говорилось метафизическое осмысление претендуя на осмысление мира в целом как такового вырабатывая универсальное объяснение не может не быть противоречивым. Именно здесь проходит граница. Наука есть наука а философия - философия и у каждой из них свое назначение. У одной задача выработать конструктивное знание на основе которого можно строить специальные работающие модели задача другой - выработка универсальных культурных смыслов. Поэтому когда ученый придает своим взглядам универсальный характер претендуя на универсальное осмысление он порывает с наукой становится философом.

К античным философским оппонентам Платона обратила свое внимание М. М. Шахнович в статье "Проблема секуляризации и теология Эпикура" (СПбГУ) показав что боги Эпикура - это квази-боги а эпикурейская школа квазирелигиозное сообщество. Формальное сходство не должно выдаваться за сущностное единство. Сад Эпикура - основанный на началах дружбы - секулярный союз единомышленников объединеннный идеей достижения счастья путем нравственного совершенствования почитающих учителя и его первых последователей как мудрецов достигших блаженства. В ряде других случаев философия религии получила религиозно-конструктивный характер и превратилась в религиозную философию. Так Платон создал философскую религию "бога умопостигаемого величайшего и наилучшего прекраснейшего и совершеннейшего" (Tim. 92c). Его астральная религия по-новому трактовавшая пифагорейское учение изложенная в диалогах "Федр" "Тимей" "Государство" подкрепляла мифологическую основу традиционной религии.

В связи с проблемами взаимоотношения античной философии и христианства учение Платона рассматривает А. B. Ситников в статье "Возвращение к Единому и христианский путь спасения (о различиях между религией Плотина и патристикой)" (Российский православный университет св. Иоанна Богослова Москва). Говоря о религии Плотина мы имеем в виду его учение о том как достичь высшего блага и в конечном итоге единения с Умом а через него с первоначалом бытия - Единым. Важнейшее понятие плотиновской философии религии - возвращение. Всякая тварь по своей природе стремится вернуться к источнику из которого она произошла. Вселенная строго подчинена упорядоченной иерархии и существуют жестко установленные этапы возвращения. Эти этапы невозможно обойти ибо восхождение к Единому должно включать в себя свертывание всего того что было развернуто. Попытаться проскочить какой-то этап значило бы совершить ложное восхождение. Именно в этом убеждении Плотина и заключается причина его антипатии к гностицизму (см. Энн. II 9). Гностицизм - это по мнению Плотина неистинная религия потому вето пытается обойти объективные законы и правила. Это же сказал бы Плотин о христианах: они подсинили метафизику своей Библии для них Священное Писание выше законов бытия. Главное служение христианства - искупление грехов человеческого рода совершенное Иисусом Христом - совершенно чуждо мысли античного философа. Единственно возможный путь духовного восхождения для Плотина - восхождение средствами умозрения. Церковные писатели были знакомы с трактатами Плотина и много комментировали его в своих трудах что оказало непосредственное влияние на их собственные философские воззрения.

В статье А. В. Цыба "Климент Александрийский: интуитивные и рациональные основания истинного гносиса" анализируются трансформации платонической и стоической гносеологической терминологии у одного из крупнейших представителей раннехристианского платонизма - Климента Александрийского и доказывается что "аналитика" познавательных способностей в передаче Климента имеет глубокие античные корни и чрезвычайно близка платонической. Последняя наилучшим образом высказана основателем школы в концепции "четырех (познавательных) ступеней души" в конце VI книги "Государства".

Тема раннего христианства продолжена в исследовании А. Д. Пантелеева "В поисках исторического Валентина" (СПбГУ).

Целью исследования Д. В. Шмонина "Индивидуация: из истории понятия" (СПб горный институт) стала история одного важного метафизического понятия. Автор показывает что вопрос об индивидуации включает в себя обсуждение различных онтологических и логико-гносеологических аспектов проблемы бытия. Поиск принципа по которому вещь становится - и с точки зрения ее реального существования и с точки зрения возможности ее познания (идентификации определения и описания) - "этой вещью" действительно является одной из основных тем схоластики корни которой уходят к Платону и Аристотелю. В средние века рассмотрение данной проблемы происходило на основе фундаментального положения христианской метафизики - положения о творении Богом мира из ничего (ex nihilo). Идею творения в той мере в какой она попадает в "ведение" метафизики призвано было дополнить рациональное описание того каким способом на какой основе и по каким причинам происходит учреждение и становление индивидов. Этот способ и получил в философии Аквината название принципа индивидуации.

В средневековой европейской философии и это один из пунктов связанных с наследием Аристотеля (и Платона) вопрос о началах конкретного бытия обсуждался в терминах материи и формы или отношения между материей и формой. Принцип индивидуации в котором проявляется взаимосвязь между ними понимается таким образом как способ (механизм) и как начало (причина) единичных сущих. Интересно что когда начинают поиск "бытия как такового" то это сразу же приводит к разделению существования и сущности существующего индивидуация конкретных вещей приобретает ощутимо "физический" "наглядно-представимый" характер и рассматривается в понятиях формы и материи так что формальная и материальная стороны (составляющие) как бы "физически" определяют и обеспечивают бытие вещей тварного мира в то время как в метафизическом плане оно (бытие) "раскладывается" на сущность и существование.

С точки зрения профессионального историка анализирует английский неоплатонизм С. Е. Федоров в своей статье "Радикальные идеи в среде английского дворянства в первой половине XVII в. (к вопросу о синтезе неоплатонизма и протестантизма)" (СПбГУ) представив связь систему индепендентских представлений об универсуме и неоплатонизма.

В статье "Парменид: путь философа к истине" Т. В. Антонов (СПбГУ) обращается к анализу введения поэмы Парменида возобновляя проблему объяснения и интерпретации введения: вопрос заключается в том как понимать его смысл: метафорически или буквально.

Современным интерпретациям платонизма посвящены статьи Е. И. Чубуковой "Проблемы платонизма в философии Делеза" (СПб Финансово-экономический университет) О. А. Чулкова "Живые зеркала: мифология и метафизика отраженного образа" в которой показана связь интереса античных философов к эффектам зеркального отражения с представлениями об особой космогонической функции света и универсальной значимости зрительного восприятия следствием которого является преимущество зрения перед другими доступными человеку ощущениями. Древнегреческая мифология обнаруживает достаточно сложный комплекс представлений связанных с зеркальным отражением которые затем были восприняты и концептуализированы античной философией.

Президент Международного Платоновского общества С. Сколников предложил исследование на тему "Платон и современное образование" (перевод на русский яз. Р. В. Светлова) (Еврейский университет в Ерусалиме). Проведенное специально для данного выпуска сборника оно показывает что основное Платоновское убеждение которое он унаследовал от Сократа заключается в том что существует реальное различие между истиной и ложью и между благом и злом. Человек не является мерой всех вещей. Следовательно есть существенное различие между знанием в строгом смысле "episteme" и простым мнением "doxa". Это различие традиционно формулируется следующим образом: знание сопровождается разумом в то время как мнение - нет. Однако эта формулировка упускает то что могло бы быть названо "сократовской изюминкой". Недостаточно того чтобы некто был разумен; разум должен быть известен ему именно как разум. (Круг - или скорее бесконечный регресс интенционален. Ибо этот разум так же нуждается в разуме как это становится ясно из описания гипотетического метода в "Федоне". Первичное основание не может быть элементом в последовательности разумов. Если кто-либо ищет таковое основание как разум среди разумов он конечно не найдет его. Это было выражено неоплатониками и с пост-картезианским искажением Кантом.)

В статьях Н. В. Серова "Семантика цвета в культурологических аспектах платонизма" (СПбГУ) и А. О. Сотникова "Проблема "единого бытия" в современной диалектике и мифологии" (СПбГУ) предложены интересные интерпретации современного восприятия философии платонизма.

В разделе "Переводы" помещены первый отечественный перевод "Протрептика" Аристотеля в переводе и с комментарием И. Н. Мочаловой (ЛОГУ); Перевод фрагмента 17а комментария Прокла на "Тимея" Платона выполненный А. В. Петровым (СПбГУ); фрагмент трактат неоплатоника VI в. Дамаския "О первых началах" выполненный Р. В. Светловым и Л. Ю. Лукомским.

В раздел "Научная жизнь" вошли краткие научные сообщения О. В. Асташовой (СПбГУ) К. В. Лощевского (СПбГУ) В. В. Мурского (СПбГУ) В. В. Рохмистро- ва (СПб Высшая религиозно-философская школа) Ю. Е. Смагина (СПбГУ) Д. В. Шмонина (СПб Горный институт) Л. Е. Трушиной (СПбГУ).

В раздел "Архив Платоновского общества" вошла полная версия (ок. 6 ав. листов) материалов VII историко-философской конференции "Универсум Платоновской мысли: философия как этос" (С.-Петербург май 1999 г.) подготовленная и отредактированная А. В. Цыбом.

Выпуск завершается традиционным разделом "Литературное творчество" который представляет одну из наиболее привлекательных и популяризующих сторон платонизма как философского стиля мышления - его литературную форму. В данном разделе помещены эссе И. Д. Вылекжанина "Платон: дерзость чтения" "Почему мы не можем мыслить свободно. Парадокс Плотина"; и рассказ-эссе А. В. Цыба "Начало философии" из цикла "Греческие мыслители".

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ