Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XXI.

Корпус текстов Платона в истории его интерпретаций


Оглавление

Диалог как форма изложения аристотелевской логики в Византии

Гончарко О. Ю., к.ф.н., науч. сотр. философского факультета СПбГУ

Как греческие, так и латинские примеры логических трактатов в Средние Века составлялись, по словам С.Эббесена, преимущественно методом вырезания и копирования текстов аристотелевского Органона. Жанр Ἐπιτομαί (греческий аналог латинских Summulae) не предполагал (в отличие от своих латинских аналогов) трактатов по логическим темам, неизвестным Античности, и представлял собой скорее комментированный парафраз, чем самостоятельный комментарий, хотя был достаточно сложно структурирован (θεωρία; πρᾶξις: λέξις, ητόν), и в общих чертах напоминал структуру латинских логических текстов (lemma, divisio, sententia, expositio, ordinatio, quaestiones, dubitationes). Возможно, этот парафраз предназначался для ознакомления, предваряющего чтение аристотелевского текста, такого, что уже сам Органон можно рассматривать как комментарий к парафразу.

1. Жанр парафраза. Вполне возможно, что византийские логики не придавали значения различению жанров комментария и парафраза. Например, Михаил Пселл зачастую именует пересказ не вполне соответствующими этому значению словами σύνοψις, πόμνημα, σύγγραμμα, σύνταγμα. Например, его Σύνοψις καμετάφρασις σαφεστάτη τοῦ Ψελλοῦ τῆς διδασκαλίας τῶν Περἑρμηνείας вовсе не комментарий, а пересказ. Тогда как работа Μιχαήλου Ψελλοῦ παράφρασις εἰς τὸ Περἑρμηνείας, по мнению К.Иеродиакону, вовсе не парафраз, а комментарий, дополненный изложением собственных идей; несмотря на то, что слово παράφρασις вынесено в заглавие, сам Пселл нигде не называет ее пересказом, но использует такие слова как πόμνημα, σύγγραμμα, σύνταγμα. В то время как работа Περὶ τοῦ δευτέρου βιβλίου τῶν Προτέρων ἀναλυτικῶν не является ни парафразом, ни комментарием, поскольку представляет собой последовательность вырезанных из второй книги Первой Аналитики цитат (переписанных практически без изменения), содержащих проделанное самим Аристотелем краткое предварительное изложение основных тезисов, рассматриваемых и иллюстрируемых в главах второй книги. Единственное, что сделал Пселл, – вырезал Аристотелевские примеры, предоставив таким образом краткий реферат этой книги.

2. Жанр энциклопедии. Примером осмысления логики в ряду других наук (физики, философии, богословия) является πιτομή λογικῆς Никифора Влеммида, которая с точки зрения С.Эббесена является наиболее ярким примером изложения логики в ее теоретической (аристотелевской) и практической частях. Однако применительно к богословию логика используется в Византии с трудом и практически всегда результаты ее применения имеют плачевные последствия для автора (например, 1085 г., обвинение Иоанна Итала в неправильном применении логики в теологии). В основном богословию нужна логика, но в ином, «несекулряном» виде. Сам Влеммид пытается применить логические идеи к анализу спора об исхождении Духа Святого и filioque.

3. Жанр диалога. Совершенно уникальным жанром для изложения логики в Византии, которому не было аналогов в западной латинской традиции, был «платоновский» диалог. Диалог Феодора Продрома Ξενέδημος – интересный пример применения платоновской формы изложения к аристотелевским и комментаторским логическим трактатам: в нем повествуется о предикабилиях Порфирия. Однако помимо нетипичной для изложения логики формы данный диалог обладает другими признаками «литературности»: автор стилистически подражает Платону, даже пытается воссоздать античную атмосферу, называя Константинополь Византием, а Платона – сыном Аристона. Конечно, на Западе логика не излагалась литературно. Единственный пример изложения логики гекзаметром – поэма Радулфа Нигера, от которой сохранились только две строфы. Сложно подобрать латинские параллели различным приемам, с помощью которых Продром комментирует деятельность современных ему византийских логиков: напрмер, высмеивает некоторого «известного современника» [см. Ebesen S.], именуемого в диалоге Теоклом, некоего «косноязыкого провинциала из Италии», который имел привычку повторять слоги и слова, излагая идеи Аристотеля, но не по причине психо-физического растройства, а по причине того, что думал, что его слова настолько уместны, а речи настолько хорошо сочленены, что слушателям хотелось бы услышать (или прочитать) их дважды. Примером псевдо-диалоговой формы изложения логики можно считать Περἑρμηνείας Михаила Пселла, где излагая Аристотеля, Пселл пытается на протяжении всего текста быть самим Аристотелем. Предполагается даже анахронизм: Аристотель отвечает своим более поздним комментаторам Аммонию и Филопону, однако допускаются при этом ошибки (иногда Аристотель упоминается и в третьем лице). Поскольку работа Пселла адресуется не ученым, заинтересованным в прояснении трудных мест Аристотеля, а ученикам с небольшими познаниями в логике, Пселл использует слова, относящиеся к учебному процессу, а также императивы и глаголы во втором лице [см. K.Ierodiakonou]. Тем не менее эта работа не в полной мере является диалогом по форме, т. к. ученик и адресат обращений Пселла безмолствует, сам Пселл обращается то к ученику, то к комментаторам Аристотеля, то к самому себе, но от лица Аристотеля (разговор от лица Аристотеля ведется даже тогда, когда «Аристотель» излагает взгляды Пселла), при этом прямо не формулируя собственные ответы Аристотелю в диалоговой вопросно-ответной форме. Вот почему несмотря на явный диалогический пафос работы, она представляет собой все-таки псевдо-диалог, лишь косвенно напоминающий диалоги Платона.

Литература

Ebesen S. Greek and Latin Medieval Logic. Copenhague, 1996.

Ierodiakonou K. Psellos’ Paraphrasis on Aristotle’s De interpretatione. New York, 2002.


 



© Платоновское общество, 2013 г.

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ