Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XXII

Корпус текстов Платона в истории его интерпретаций - 2


Оглавление

Трансцендентные идеи:
платонизм в современной метафизике

Левина Т. В.
(к. филос. н., доц. НИУ ВШЭ)

Трансцендентное в последние лет сто считается очень несовременной областью в философии. Уиллард Куайн критиковал “платоновскую бороду”, торчащую из различных философских теорий. Попытки преодолеть неверифицируемое трансцендентное предпринимались много раз, в связи с чем, кажется, что тема должна быть полностью исчерпана. Однако, философские идеи Готтлоба Фреге и Людвига Витгенштейна не дают ее закрыть. Например, в статье “Мысль. Логическое исследование” логик Готтлоб Фреге пишет: “мысль, которую мы высказываем в теореме Пифагора, истинна вне всякого времени и не зависит от того, считает ли кто-нибудь ее истинной”. Так Фреге обращается к метафизическому реализму - теории, утверждающей реальное существование метафизических объектов. Ученый лишь “открывает” некоторую идею, которая, как у Платона, существует вне наблюдателя в некоем “третьем мире”.

Витгенштейн вторит Фреге. Для того, чтобы описать действительность как она есть - ее структуру, вид, или, как говорит Витгенштейн, ее логическую форму, нам нужно было бы оказаться по ту сторону мира, вне логики. Витгенштейн формулирует следующее положение: “Смысл мира должен лежать вне его”. Кроме того, можно вспомнить и размышления математика Георга Кантора об открытии теории множеств. Кантор комментирует это со ссылкой на Платона: развитием теории множеств “я думаю определить нечто, родственное платоновскому eidos или idea”.

Трудности, с которыми сталкиваются исследователи Платона, он сам предугадать был не в силах. Главная трудность платоновской философии – самостоятельное существование идей. Критики Платона (например, Наторп) задаются вопросами: логически ясно, что Идеи необходимы. Зачем только их помещать в сферу бытия? Неужели нельзя было уютно расположить их в сфере мысли? Тогда большое количество вопросов было бы снято. На каком основании Платон осуществляет этот переход? В связи с этим Фестюжьер пишет: «Реальное существование Идей кажется каким-то философским монстром, а перемещение a priori из сферы понятия в сферу бытия представляет собой паралогизм, в котором не хочется упрекать Платона». Как же тогда объяснить этого «монстра» – Идею как начало бытия? Через противопоставление изменяющегося неизменному: Платон искал некий фундамент, на который можно было бы опереться. Таким образом, неизменное беспредпосылочное начало логически вытекает из необходимости отмежеваться от чувственного мира. Более того, Фестюжьер напоминает, что представление о реальности объекта познания и связанное с ним представление о его неизменности не является изобретением платонизма. Этот ход мысли Платон заимствует у Парменида, а не у Сократа (общие понятия): «Каким бы образом он ни познакомился с поэмой «О Природе», – читая ли саму книгу, как думаю я, или обнаружив ещё живую традицию в Великой Греции, – в ней Платон столкнулся с формальными положениями, утверждающими, что познание необходимым образом приводит к Сущему, и что Сущее должно быть неподвижным». Если, по мнению Фестюжьера, упустить из виду такое развитие идеи, то велика вероятность прийти к пониманию идеи как трансцендентальной сущности, относящейся к сфере только чистого познания. Например, об этом говорит А.Ф. Лосев, у которого «материальное» и «идеальное» связаны в единое целое; целью своей интерпретации он видит доказательство того, что чувственное и умопостигаемое взаимопроникают друг в друга, что они неделимы, и только западная рациональность в лице интерпретаторов разделяет это целокупное единство. Другие интерпретаторы высказываются в духе Канта о том, что логическое утверждение об идеях ещё не означает онтологического статуса существования. Эту линию рассуждений необходимо тщательно проанализировать.

Проблематизируя трансцендентное, важно рассмотреть современные интерпретации платоновских “идей”. Например, Гейл Файн (Gale Fine) решает рассмотреть термин “разделение” (chōrismós) у Аристотеля, Платона и Сократа. Она считает, что исследование словоупотребления поможет доказать или опровергнуть трансцендентный статус платоновских “идей”: если понятие “разделение” обоснованно, значит, идеи отдельны от вещей и, следовательно, трансцендентны. Оказывается, что этот термин у Платона роли не играет, и отдельный статус идей, с точки зрения Файн, недоказуем. Это возмущает Дэниела Деверо (Daniel Devereux),  который доказывает, анализируя тексты Платона, что для доказательства трансцендентного нужно искать не термин, а описание отличия идей от всего остального. Существование идей в качестве “самих по себе” - вот истинная проблема платоновской философии, проблема их “отдельности” от других вещей вытекает из нее.

Поскольку вопрос о статусе идей оказывается актуальным в современном исследовательском поле, то важно указать, какие возможности у “идеи” для сегодняшней философии. Как пишет А.В. Родин, термин “идея” указывает на самостоятельное существование как таковое, а значит, является обобщенной верификацией. Платон, пишет Родин, использует для обозначения обобщенного верификатора термином “само по себе” (αὐτὸς καθ ̓ αὐτῶ). Тем самым, мы возвратились к началу нашего размышления о “неверифицируемости трансцендентного” и будем анализировать современных философов на предмет обращения их к трансцендентным идеям сегодня.

 

Литература

 

  1. Бажанов В.А. Можно ли утверждать наличие эвристического влияния имяславия на математику? // Вопросы истории естествознания и техники, 2012, №3, с. 124-133.
  2. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М.: “Канон +” РООИ “Реабилитация”, 2008. Грэхэм Л., Кантор Ж.-М. Имена бесконечности: правдивая история о религиозном мистицизме и математическом творчестве. — СПб.: Изд-во Европ. Ун-та, 2011.

3.    Кант И. Критика чистого разума / Он же. Собрание сочинений в 8-ми тт. Т.3. М.: Чоро, 1994.

4.    Карнап Р. Преодоление метафизики логическим анализом языка / Пер. А. В. Кезина // Вестник Московского университета Серия 7. Философия. №6. 1993.

5.    Платон-математик / Ред. Огурцов А.П. – М. Изд-во «Голос». 2011.

6.    Родин A.B. Математика Евклида в свете философии Платона и Аристотеля. - М.: Наука, 2003.

7.    Сокулер З.А. Пример последовательного анти-платонизма: Витгенштейн о теореме Гёделя и диагональной процедуре // доклад на конференции “Философия математики: актуальные проблемы”, 27-28 сентября 2013 г., Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова.

8.    Фестюжьер А.-Ж. Созерцание и созерцательная жизнь по Платону. - СПб., «Наука», 2009.

9.     Фреге, Готтлоб. Логика и логическая семантика. М.: Аспект Пресс, 2000.

10. Devereux, Daniel. Separation and Immanence in Plato's Theory of Forms // Plato: Metaphysics and Epistemology / Ed. by Fine, Gail. – Oxford, 1999.

11. Fine, Gale. Plato on Knowledge and Forms: Selected Essays. – Ox- ford: The Clarendon Press, 2003.

 

 


© Платоновское общество, 2014 г.

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ