Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XXII.

Корпус текстов Платона в истории его интерпретаций - II


Обзор конференции Программа конференции Тезисы докладов

Программа конференции

 

24 июня 2014

Институт философии СПбГУ  (Менделеевская л., д. 5)

 

11.00 – 11.30    Регистрация

11.30 – 14.00    Пленарное заседание

11.30 – 11.50    Открытие конференции

1.   Приветствие декана Института философии СПбГУ проф. Дудника С. И.

2.   О XXII конференции СПб Платоновского общества – проф. Светлов Р.В.

 

11.50 – 14.00   Пленарные доклады    (ауд. 24)

Модераторы – Никоненко С. В., Протопопова И. А.

1. Робинсон Т. М. (Канада).Демократия и поздний Платон

Робинсон Томас Мор, профессор, университет Торонто

В этом выступлении мы рассмотрим политическую теорию Платона, его доктрину законодательства, а так же вероятную готовность позднего Платона включить некоторый элемент демократического устройства в свою концепцию лучших типов общества (по крайней мере второго по степени совершенства). На первый взгляд, это удивительная тенденция, и мы в докладе постараемся разобраться с нею, а так же с другими неожиданными особенностями учения Платона о наилучшей фоме общественного устройства в последнее десятилетие его жизни, предлагая нашу оценку сильных и слабых сторон некоторых из его наиболее провокационных аргументов.

2. Мочалова И. Н.Платон о войне и ее месте в истории, или почему погибли древние Афины?

Мочалова Ирина Николаевна, к. филос. наук, доцент, зав. каф. философии ЛГУ им. А. С. Пушкина

Ключевые слова: Платон, война, мир, история, природа человека, воспитание, панэллинизм.

Одним из первых делает войну предметом специального исследования Фукидид. Для него политическая история – это естественная история, являющаяся лишь частью циклической истории космоса. В этом смысле война понимается Фукидидом как естественное бедственное состояние человеческого общежития, болезнь. Лечение такой болезни необходимо, но избежать невозможно, ибо источник войн – в эгоистической природе человека, стремящегося властвовать над другими, «захватить больше» (pleonex…a) (Thuc. I, 22, 4; ср.: III, 82, 2).
Как естественное, имманентно присущее историческому развитию состояние война оказывается вне моральных оценок. Это оставляло открытым актуальный для Афин середины IV в. до н.э. вопрос о путях выхода из ситуации непрекращающихся войн. Решение было найдено в рамках дифференцированного подхода к определению их характера. Лежащим на поверхности и дающим сразу политические дивиденды было различение войн против внешнего для греков врага и войн междоусобных. В этом случае последние получали максимально негативную оценку, подвергаясь моральному суду, а первые, практически, не осуждались. Предложенная классификация привела, по сути, к легитимации войны, включению ее в морально-правовое пространство, что позволило использовать категорию справедливости (dikaiosÚnh) для оценки войны.
Ксенофонт и Исократ под войной понимали прежде всего способ извлечения доходов. В этом случае успешность действия определялась его доходностью. Исократ считал войну несправедливой, если она вела к разорению воющих сторон; справедливая же война должна была обеспечивать стабильный доход. Взгляды Демосфена в первую очередь отражали его политическую позицию – борьбу против Филиппа за независимость Афин от Македонии. Войну за свободу и независимость он оценивал как справедливую. Общим для большинства историков и публицистов IV в. становится оправдание войны как справедливой борьбы против внешнего врага. Для Демосфена таким врагом стала Македония, для Исократа
– Персия. Война, таким образом, в рамках панэллинской идеологии оказалась не просто морально реабилитированной, но привлекательной как способ решения казавшихся неразрешимыми проблем.
Естественно, не мог не предложить своего решения проблем настоящего и будущего греческого мира Платон. Подобно политическим ораторам своего времени, он различает два вида войн и предлагает закрепить это различие терминологически. Есть война внешняя (pólemoj), это война с чужими, варварами. А есть война гражданская, внутренняя, война между своими, которую следует назвать раздором (st£sij). (Pl. Resp. V, 470 c; ср.: Leg. 629 d). Платон формулирует принципы панэллинской военной этики, устанавливая законы поведения воинов как во время войны с внешним врагом, так и во внутренних распрях. Предлагаемые Платоном правила выражали его стремление поднять в целом нравственный уровень военной этики. И, прежде всего, это относится к нормам ведения внутренних войн. Платон утверждает, что в войне со своими воину недостаточно быть просто мужественным (таким может быть и наемник), нужно обладать «всей добродетелью в совокупности», когда мужество будет соединено со справедливостью, рассудительностью и разумностью (Pl. Leg. 630 b). Целью гражданской войны, был убежден Платон, должно быть примирение с противником, а не его уничтожение; мир, а не вражда.
Принципиальное отличие платоновского понимание войны состоит в отказе оправдать войну даже в случае ее «справедливых», по мнению большинства, целей. Возможно, именно ради утверждения такой позиции, очевидно, неблизкой современникам, ратующим за маленькую или большую, но непременно победоносную войну, Платон предлагает свою идеальную статичную модель государства поместить в историческую перспективу войны (Pl. Tim. 19 c). Для этого он разрабатывает в
«Тимее» и примыкающем к нему «Критии» свое знаменитое «сказание о двух полисах» – о древних Афинах и Атлантиде.
Древние Афины и Атлантида имеют много общего в государственном устройстве и одно существенное различие, касающееся организации жизни воинов – стражников законов полиса. В идеальных Афинах их жизнь организована в соответствии с правилами, известными нам из платоновского «Государства». Сословие воинов живет автономно. Ведя жизнь самодостаточную и гармоничную, не имея ни золота, ни серебра, (Pl. Crit. 112 b–c), воины выступают прежде всего хранителями мира. Иначе живут цари-воины Атлантиды. И хотя долгое время им удается, живя в роскоши, не замечать ее, со временем «божественное начало» в них разрушается, уступая место «безудержной жадности и силе» (Pl. Crit. 120 е – 121 b). Война с Афинами становится неизбежной. Однако афинское государство «явило всему миру блистательное доказательство своей доблести и силы», «одолело завоевателей и воздвигло победные трофеи» (Pl. Tim. 25 b–c). Столкновение с афинским полисом закончилось для Атлантиды поражением, Зевс карает впавшее в «жалкую развращенность» государство (Pl. Crit. 121 b–c): Атлантида исчезает, погрузившись в пучину (Pl. Tim. 25 d).
Такое наказание в контексте платоновских рассуждений представляется понятным и оправданным. Однако Платон подвергает наказанию и победителя: вместе с поглощенной морем Атлантидой, оказывается поглощенной разверзнувшейся землей и афинская «воинская сила». Афины теряют свои богатство и прежде всего землю, символизирующую устойчивость и незыблемость, самодостаточность существования. Это и есть кульминация всего сказания: любое участие в войне губительно. Справедлив только мир. Афины вынуждены были защищаться, и с точки зрения подавляющего большинства рассуждавших о войне современников Платона, такая война со стороны Афин, безусловно, была войной справедливой. Однако участие в войне, преумножая мощь, культивируя жажду власти – без этих чувств вряд ли вообще возможна победа, – нарушает гармонию, разрушает с таким трудом взращенное божественное в человеке, и в этом смысле никакая война не может быть оправдана. Война по своей природе, для Платона, это свидетельство несовершенства человека, поэтому с неизбежностью период войн – это период завершающий космический цикл. Потопы и землятресения должны будут вновь опустошить землю, давая человеку «вследствие покинутости» новую возможность обрести подлинные достоинство, мужество и справедливость, благородный нрав и дружелюбие (Pl. Legg. 678 e-679е)
По мнению Платона, политики, стремясь установить мир посредством войны, лечат лишь симптомы, не устраняя причину недуга, состоящую в корыстолюбии и в стремлении к наживе. Завершая в «Тимее» исследование природы человека, Платон убеждает, что человек способен пестовать в себе божественное начало (Pl. Tim. 90 d). Правильное воспитание, для Платона, и является реализацией справедливости, в условиях которой формируется новый тип человека, человека-воина и человека-правителя, лучшего из воинов. Лишенные личного корыстного интереса, способные созерцать благо, они становятся гарантами мира – самодостаточного состояния «всеобщего дружелюбия».

3. Протопопова И. А.Философское чревовещание, или как Еврикл софиста побил (о "методе логосов" в "Софисте")

Протопопова Ирина Александровна, к. культурологии, ведущий научный сотрудник, руководитель Платоновского центра Российского государственного гуманитарного университета.

В докладе будут рассмотрены общий смысл и некоторые аспекты "метода логосов" в диалоге "Софист" (в частности, связь "метода логосов" с эристикой и проблемы перформативного противоречия).

4. Светлов Р. В.Платон и история

Светлов Роман Викторович, д. филос. наук, профессор СПбГУ

Ключевые слова: Античная история, история Афин, Платон как историк, античная философия истории.

В статье реконструируется концепция «макро» и «микро» истории, которую мы обнаруживаем в диалогах Платона. Прослежена связь взглядов Платона на историю с его космогонией, космологией, учением о космических поворотах, мировых катастрофах. Концепция истории рассматривается в рамках формирования Платоном «большого мифа», который должен был исполнять воспитательную и идеологическую функции, замещая «гесиодовские» и «эволюционистские» версии исторического процесса. Вместе с тем определяется место исторического опыта Афин V-IV вв. до н.э. в диалогах Платона, посвященных темам воспитания мужества и государственному строительству. Приведены аргументы против односторонней «пессимистической» трактовки взглядов Платона на историю.

1 секция: НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПЛАТОНИЗМА (ауд. 24)

модераторы – Мочалова И. Н., Светлов Р. В.

1. Алымова Е. В.Сократ во Второй софистике: Апулей «Метаморфозы»

Алымова Елена Валентиновна, к. филос. н., доцент Института философии СПбГУ

Ключевые слова: Греческая философия, традиция платонизма, интерпретации платоновской философии, Сократ, Вторая софистика, античный роман, латинская литература, Апулей.

Внимание сфокусировано на I книге романа Апулея Метаморфозы, которая, очевидно, скрывает в себе ключ к прочтению и толкованию произведения в целом. Имея в виду собственное признание Апулея в приверженности платоновской философии, а также учитывая принадлежность Апулея к традиции софистики, мы попробуем оценить, насколько серьезна философская (платоническая) ангажированность Апулея, чье имя уже давно называется среди имен платоников II века н.э. В частности, интерес представляет Сократ: не только как один из персонажей I книги, но, и это главное, как фигура, ключевая для интерпретации романа в целом.

2. Гараджа А. В.Игра слов в диалоге Платона «Софист»

Гараджа Алексей Викторович, ст. науч. сотр. Российского государственного гуманитарного университета

В докладе будут рассмотрены некоторые случаи употребления гапаксов в диалоге "Софист" и даны обоснования их переводов на русский язык.

3. Курдыбайло Д. С.Загадки и разгадки: этимологии «Кратила» в сопоставлении с ведийскими брахмодья

Курдыбайло Дмитрий Сергеевич, к. филос. н., Институт философии СПбГУ, Русская Христианская Гуманитарная Академия

Ключевые слова: «Кратил», Платон, этимология, имя, логос, эйдос, брахмодья, загадка, ведийский эпос, семиотика.

Доклад посвящён анализу внутренней логики «этимологического» раздела, занимающего почти 2/3 платоновского диалога «Кратил». Последовательность называния имён и их истолкований Сократом сопоставляется с ритуальным загадыванием и разгадыванием загадок-брахмодья в ведийской традиции. Общие семиотические структуры позволяют сравнить два текста и выделить метафизическое значение имени и именования в них.

4. Катречко С. Л.Был ли Платон платоником: как следует понимать платоновские идеи?

Катречко Сергей Леонидович, к. филос. н., доцент, доцент НИУ ВШЭ

Ключевые слова: Платонизм, вещь, свойство (качество), онтология свойств vs. вещная онтология.

В своем докладе я, опираясь на диалог «Парменид», приведу аргументы в пользу того, что Платон не является платоником, поскольку он отвергает автономное существование «мира идей». Вместе с тем он утверждает, что идеи необходимы для нашего познания вещей. И поэтому надо не отвергать наличие идей, а уточнить их онтологический статус. Платоновские идеи следует понимать не как особые идеальные (умопостигаемые) вещи/предметы, а как свойства [вещей], а постулируемая Платоном «причастность» вещей к идеям — как наличие у вещей того или иного набора свойств (качеств), совокупность которых и (пред)определяет вещь (тем самым свойства — первичны, а вещи — вторичны). Таким образом, онтология Платона, в отличие от «вещной онтологии» (Демокрит, Аристотель), является альтернативной «онтологией свойств».

5. Рахманин А. Ю.Платон в наследии М. Элиаде: теории форм и примитивная онтология

Рахманин Алексей Юрьевич, к. филос. н., доцент кафедры религиоведения Русской Христианской Гуманитарной Академии

Платоновская философия достаточно часто служит отправной точкой при постановке проблем, которые оказываются центральными для специфических способов конструирования знания (см., например, "Открытое общество" Поппера). Интересно в связи с этим рассмотреть интерпретацию платоновского учения об идеях в контексте сконструированного в середине 20 века проекта феноменологического религиоведения М. Элиаде, для которого тезис о "примитивном" характере онтологии, присущей философии Платона, становится существенным в связи с принципиальным для феноменологии учением о формах и их бытовании в религиозном сознании.

6. Ноговицин О. Н.Использование мифа: поэтика и политика у Платона и Аристотеля

Ноговицин Олег Николаевич, к. филос. н., доцент Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП), замдиректора Научно-образовательного Центра проблем философии, религии, культуры ГУАП

В докладе рассматривается проблема «благой лжи» в платоническом и аристотелианском дискурсе. Анализируются функциональные преобразования мифического повествования в его сценических формах, т.е. на политической, поэтической и философской сценах. Описываются онтологические импликации названной проблемы, т.е. формы категориального описания в текстах Платона и Аристотеля того, что по определению не имеет онтологического статуса и обнаруживается в качестве проблематических форм коллективного переживания смыслового единства, таких как «катарсис» Аристотеля.

7. Кузин И. В.Платоновская мифология как исток и знак состоятельности философского рационализма

Кузин Иван Владленович, к. филос.н., доцент института философии СПбГУ

Структура платоновских диалогов и ряд оговорок, сделанных в них, позволяют отметить примечательный факт – строго рациональный философский дискурс немыслим без конституирующей роли мифа. Текстологический анализ дает основание предположить, что, благодаря Платону, философия получила свою отчетливую, хотя при этом парадоксальную маркировку, а именно, подлинность философии может опознаваться именно по наличию в ее рациональном содержании мифологического элемента, дающего конструируемой системе полноту и завершенность. Несмотря на то, что миф причисляется Платоном к доксе, он оказывается комплементарным по отношению к эпистеме. Признание данного факта позволяет предложить методологию мифологической вычитки философского текста, когда в последовательно рациональном построении выявляются неявно обозначенные идеи, как бы скрыто присутствующие в тексте «персональные» мифы, которые сшивают собою рационально представленные звенья той или иной концепции.

2 секция: ПЛАТОН И ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФСКАЯ
ТРАДИЦИЯ – 1 (ауд. 143а)

модераторы – Крюков А. Н., Протопопов И. А.

1. Гутшмидт Х. (Германия).Платон и Гадамер. О концепции философского диалога

Гутшмидт Холгер

Одним из самых замечательных аспектов философии Платона является форма ее представления, то есть диалог. То, что говорит Платон в некоторых из своих текстов (особенно в «Федре» и в седьмом Письме), а так открытость и неоднозначность его собственного мышления, как оно отражается во многих его произведениях, делают очевидным, что диалогическая структура его произведений – не только их внешний атрибут. О Платоне часто говорят, что он – метафизический мыслитель, прежде всего, в связи с его теорией идей и с основами его концепций истины и знания. С другой стороны, очевидно, что его тексты полны противоположных, даже противоречивых идей и что он часто экспериментирует с различными философскими решениями. Отсюда следует, что диалогическая форма или структура его текстов вполне соответствует пониманию Платоном природы философии. Но означает ли это, что Платон не был заинтересован в создании или, по крайней мере, в публикации более фиксированных и четких тезисов? Или, что Платон писал свои диалоги только с целью пропаганды философского умозрения и, в частности, рекламы Академии, но ради не информации о результатах деятельности собственного мышления? Я утверждаю, что такая позиция вряд ли может быть адекватным ответом на вопрос о значимости диалогической формы у Платона. Напротив, я утверждаю, что заниматься философией, и заниматься философией при посредстве диалогов для Платона – одно и то же. Более того, путь диалогов Платона ведет нас к многим аспектам современной герменевтики. Особенно хорошо это видно, если мы изучаем творчество Ханса-Георга Гадамера. Гадамер, который называл себя «платоником» и был не только одним из самых влиятельных представителей философской герменевтики, но и выдающимся знатоком античной философии. Он часто ссылается на Платона в своих произведениях, посвященных герменевтике, и его собственную концепцию герменевтики можно прочитать, как комментарий на то, как Платон описывал «диалогической» способ мышления и рассуждения. Как его явные ссылки на Платона, так и его собственная теория герменевтики, могут продемонстрировать влияние Платона на учение Гадамера. И наоборот: идеи Гадамера могут стать плодотворными инструментами интерпретации структуры и характера диалогов Платона.

2. Протопопов И. А.Диалектика единого и многого в философии Платона и Гегеля

Протопопов Иван Алексеевич, к. филос. н, доцент Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения

Ключевые слова: Идея, диалектика единого, тождество и различие, Платон, Гегель.

Статья посвящена рассмотрению диалектики единого в диалоге «Парменид» Платона в сравнении с анализом принципов этой диалектики у Гегеля. Автор показывает, что спекулятивный принцип тождества противоположностей в гегелевской системе имеет свое происхождение из диалектики Платона.

3. Азарова Ю. О. (Украина).Идеи Платона в философии Левинаса

Азарова Юлия Олеговна, к. филос. н., доцент, Харьковский национальный университет им. В. Н. Каразина

4. Крюков А. Н.Метафизика Платона и феноменология (О месте метафизики в философии Эдмунда Гуссерля)

Крюков Алексей Николаевич, к. филос. н., редактор ИЦ «Гуманитарная Академия»

Ключевые слова: Метафизика, феноменология, Гуссерль, Платон.

В своем докладе я хотел бы сопоставить на первый взгляд совершенно отличные по принципу, методу, целям и задачам направления философии, такие как идеализм Платона и трансцендентальную феноменологию Гуссерля. Сам Гуссерль не так часто обращается в своих феноменологических штудиях к наследию Платона. Однако свою «Первую философию» он начинает как раз с анализа диалектики Платона, подчеркивая, что именно с него начинается истинное познание, истинная философия и идея истинной науки. С другой же стороны, сам феноменолог в своих исследованиях выходил за рамки чисто феноменологической проблематики и сталкивался также с метафизическими проблемами. К примеру, существует абсолютное трансцендентальное сознание. Но в каком отношении оно находится к отдельным сознаниям, вечно ли оно или преходяще?
В своем докладе я попытаюсь, во-первых, реконструировать, насколько возможно, рецепцию Гуссерлем Платона, а, во-вторых, проанализировать место метафизической проблематики в феноменологии, и попытаться выяснить, насколько совместимы эти два направления философии.

5. Ошемкова Ю. С. Гуссерль как интерпретатор Платона

Ошемкова Юлия Сергеевна, соискатель Института философии СПбГУ

Ключевые слова: Эпистемология, логика, строгая наука, этика, истина, реализм, идея, гипостазирование.

Рассматривается двойственное отношение Гуссерля к философии Платона: с одной стороны, отвержение платоновского реализма, с другой стороны – принятие стремления к строгой научности и этического посыла платоновской эпистемологии.

6. Тимощук Е. А.Многослойность: от Платона до Ингардена

Тимощук Е. А., к. ф. н., ст. преп. Владимирского юридического института ФСИН РФ

Ключевые слова: Феноменология культуры, многослойная онтология, Ингарден.

Статья рассматривает многослойность как модель описания социокультурной динамики. Предмет рассматривается в связи с онтической процессуальностью и эмерджентностью бытия.

7. Мурский В. В.Платонизм и религия

Мурский Вадим Вячеславович, к. филос. н., Русская Христианская Гуманитарная Академия

8. Печурчик Ю. Ю.Традиция платонизма и «cogito»

Печурчик Юзеф Юзефович, к. филос. н., католическая высшая духовная семинария «Мария — Царица Апостолов» (Санкт-Петербург)

Ключевые слова: Дух, разум, мышление, самосознание, свобода, созерцание, cogito.

Опираясь на содержание предмета философии в контексте развития истории философии, на его принципы, а также понятия субъект, самосознание, "Я" и др., в докладе делается попытка выявить в античной метафизике исходные предпосылки дальнейшего развития классической философии.

3 секция: ПЛАТОН И ЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФСКАЯ
ТРАДИЦИЯ – 2 (ауд. 141)

модераторы – Соколова Л. Ю., Голбан Н. В.

1. Харди Й. (Германия).Страсть к разуму в Платоновском «Государстве»

Харди Йорг

В «Государстве» Платон представляет нам трехчастную модель души, а так же серию из трех гносеологических аллегорий: аллегории солнца, аллегории разделенной линии, и аллегории пещеры. В целом, эти три эпистемологические аллегории также образуют единую модель души, так же, как и та, что представлена в IV книге «Государства». В этой статье я стремлюсь объяснить, как эти две модели души соотносятся друг с другом, и как они две модели иллюстрируют - каждая своим собственным способом - образ действия мышления и образования.

2. Соколова Л. Ю.Астрономия Платона в интерпретациях П. Дюэма и А. Койре

Соколова Лариса Юрьевна, д. филос. н., профессор Института философии Санкт-Петербургского государственного университета

Ключевые слова: Платон, Дюэм, Койре, история науки, математическая астрономия.

Если заключить в скобки позитивистский смысл защищаемой Дюэмом методологии «спасения явлений», то его интерпретация математической астрономии Платона как геометрической теории, из которой дедуктивно выводятся следствия, согласуемые с наблюдениями, позволяет сблизить эту интерпретацию с представлениями Койре о классической физической теории и вытекающими из них рассуждениями о роли платоновского математизма в научной революции Галилея и Декарта. Математическая астрономия Платона в интерпретации Дюэма выглядит прообразом классической физической теории, как ее понимал Койре – как математическую науку о подлунном мире. Оба историка подчеркнули важность математической стороны космологии Платона, имея при этом противоположные взгляды на историю европейской науки и ее переломные моменты.

3. Зеннхаузер В. (Швейцария/Россия).Пауль Финслер – яркий представитель математического платонизма

Зеннхаузер Вальтер, преподаватель, Русская Христианская Гуманитарная Академия

В докладе рассматриваются наиболее характерные особенности математического платонизма на примере выдающего швейцарского математика Пауля Финслера. Какие философские убеждения лежат в основе математического платонизма и как они отражаются на формировании математических построений? Оказывается, что так называемая классическая математика в значительной степени обязана платоновскому мировоззрению.

4. Батракова И. А.Философия образования Платона и «забота о душе»

Батракова Ирина Аркадьевна, к. филос. н., доцент, Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова

В выступлении рассматривается понятие "заботы о душе" в его связи с началами философии образования Платона. Докладчик рассматривает отношение Платона к утилитарно-прагматическому основанию образовательного проекта софистов и противопоставляет ему принцип заботы о "здоровье" души. В связи с этим рассматривается платоновские понятия "болезни" и "здоровья" души, а также внутренне целесообразная природа души.Отмечается установление Платоном соответствия между природой органической души и организующей системой образования и воспитания (пайдейи).

5. Голбан Н. В.Диалектика Платона как способ восхождения к божественному

Голбан Наталья Викторовна, к. филос. н., доцент Санкт-Петербургского торгово-экономического университета

В докладе рассматривается платоновская диалектика как метод анамнезиса – одного из способов восхождения к божественному, согласно Платону. Именно благодаря диалектике возможен переход от одной реальности к другой – более высшей: от реальности чувственно воспринимаемых вещей к сфере идей, а от последней – к Единому или Благу, где прекращается, по мнению автора, действие платоновской диалектики и душа соединяется с божественным. В связи с этим диалектику Платона следует понимать не только как метод разумного мышления, но и способ духовной практики.

6. Гагинский А. М.Платон и онто-гено-логия

Гагинский Алексей Михайлович, к. филос. н., научный сотрудник Института философии РАН

В докладе рассматривается вопрос о соотношении бытия и Единого/Блага в философии Платона. Вопреки устоявшейся в отечественной науке точке зрения, согласно которой Единое/Благо «превышает бытие», автор ставит своей задачей показать, что при должном внимании к онтологии Платона указанный тезис становится проблематичным, как в отношении Блага, так и в отношении Единого первой гипотезы «Парменида».

7. Панов С. В., Ивашкин С. Н.Платон в современной постонтологии: тупик фактичности и проблема эссенциализма

Панов Сергей Владимирович, к. филос. н., доцент Московского института стали и сплавов,
Ивашкин Сергей Николаевич, гл. библиотекарь, Библиотека №19 им. Юргенсона ЦАО г. Москвы

Ключевые слова: Платон, прозопопея, фактичность, герменевтика, философия языка, эссенциализм.

Теоретическая прозопопея Платона прочитывается современной феноменологией и герменевтикой как фактичность экзистенции в его коммуникативном самопонимании. Фактичность есть отказ суждения об объективных условиях своего бытия, который создает в философии языка и логическом эссенциализме виртуальный универсум языковых контекстов, отождествляя имена с вещами, а предикаты – со свойствами вещей.

8. Сотникова Н. Н.Философско-правовая концепция Платона в интерпретации Ф. Ницше

Сотникова Надежда Николаевна, к. филос. н., доцент, доцент Санкт-Петербургского университета МВД РФ

Ключевые слова: Платон, Ницше, право, государство, демократия.

В докладе отмечается, что Ф.Ницше переосмыслил ряд основных идей Платона: идею о неравенстве людей как основу существования государства, идею об аристократическом государстве, идею о демократии как отрицательной форме правления, разрушающей государство.

25 июня 2014

Русская христианская гуманитарная академия (наб. р. Фонтанки, д. 15)

 

11.30 – 14.30    Заседания секций

 

4 секция: СРЕДНЕВЕКОВЫЕ И РОССИЙСКИЕ РЕЦЕПЦИИ
ПЛАТОНИЗМА, 1 часть (актовый зал)

модераторы – Степанова А. С., Шмонин Д. В.

 

1. Степанова А. С.Логос и метафизика бытия (от античности к Византии)

Степанова Анна Сергеевна, д. филос. н., профессор РГПУ им. А.И. Герцена

Ключевые слова: Античность, Византия, бытие, логос, сущность, существование, смысл.

Доклад посвящен вопросу о предметном содержании логоса в античности и в Византии. Античный логос содержит два смысла: быть основанием и быть изреченным. В горизонте античной ментальности обнаруживается именно тот логос, который нацелен на бытийный аспект сущего. Эта парадигма (двух смыслов) в византийскую эпоху эволюционировала. Постепенно горизонт логоса сужается, актуализируется категория сущности, и все больше акцентируется аспект изреченности.

2. Приходько М. А.Раннехристианская критика языческой религии и платоническое учение о судьбе

Приходько Максим Александрович, Священник храма в честь св. апостола Иоанна Богослова Русской Православной Церкви г. Тольятти

Ключевые слова: Татиан, Иустин, Платон, Псевдо-Плутарх, фатум, судьба, промысел, апологетика, логос, даймон.

В докладе, на материале сочинений Иустина Философа и Татиана Ассирийца, рассматривается раннехристианская критика языческой религии. Ключевым пунктом этой критики автор находит античное понимание судьбы в его платонической интерпретации. Такой подход позволяет осмыслить раннехристианскую полемику с язычеством как смену экзистенциальных парадигм.

3. Маковецкий Е. А.800 лет аргументации бессмертия: логос утешения

Маковецкий Евгений Анатольевич, д. филос. н., доцент Института философии СПбГУ

Ключевые слова: Логос утешения, Сократ, св. Макрина, Платон, Либаний, свт. Григорий Нисский, глоссолалия, риторика, философия.

На материале отдельных произведений Платона, свт. Григория Нисского и Либания, анализируются способы утешения, к которым прибегают философы и богословы. Немаловажным обстоятельством в этом анализе является тот факт, что все три автора являются представителями одной школьной традиции. По результатам анализа описываются три способа, или логоса, утешения: глоссолалия, риторический, философский.

4. Пантелеев А. Д.Платон и гностики: в поисках идеального общества

Пантелеев Алексей Дмитриевич, к. ист. н., доцент института истории СПбГУ

Ключевые слова: Платонизм, гностицизм, «Государство», Епифан, карпократиане, этика.

Доклад посвящен анализу фрагмента сочинения александрийского гностика II в. Епифана «О справедливости», сохраненного Климентом Александрийским (Strom. III,2,5-8), где среди затронутых тем оказывается платоновская идея общности женщин (Rep. V,457d). Этот пассаж не только хорошо иллюстрирует спор об этике, который велся в то время представителями различных течений в раннем христианстве, но и тот странный синтез самых разных идейных течений, что осуществляли гностики.

5. Кулиев О. И.Ориген против Гераклеона. Спор двух экзегетов

Кулиев Олег Игоревич, кандидат философских наук, ассистент кафедры философии, НМСУ «Горный»

В работе предпринята попытка анализа полемики двух мыслителей. Сравниваются их исходные установки и применяемые ими экзегетические методы. Демонстрируется чрезвычайное формальное сходство экзегетических построений обоих авторов. В качестве материала используется оригеновский «Комментарий на Иоанна».

6. Алиева О. В.Платоновские реминисценции в беседе Василия Великого Ad adolescentes

Алиева Ольга Валерьевна, к. филол. н., преподаватель НИУ ВШЭ

Ключевые слова: Василий Великий, Платон, христианство.

В статье интерпретируются некоторые платоновские реминисценции в гомилии свт. Василия Великого «К юношам о пользе языческих сочинений». Упоминая вслед за Платоном (Resp. 365с1–6) «лисицу Архилоха», Василий задает тему истины и видимости, которую развивает на нескольких уровнях: а) литература (Священное Писание — языческие книги); б) добродетель; в) жизнь (здешняя и иная). Платоновское выражение σκιαγραφία ἀρετῆς, которое влечет за собой целый ряд «визуальных» образов, оказывается ключевым для разработки этой темы.

7. Литвин Т. В.О неоплатонизме в толковании Книги Бытия у Августина

Литвин Татьяна Валерьевна, к. филос. н., доцент; Высшая религиозно-философская школа, Санкт-Петербургский христианский университет

Ключевые слова: Платонизм, «Тимей», неоплатонизм, Плотин, Августин, философия времени, философия истории, Книга Бытия, феноменология времени.

Доклад посвящен историко-философскому анализу интерпретации Книги Бытия у Августина и используемой им неоплатонической гносеологии. В рамках анализа рассматривается история толкования Августином Книги Бытия, роль данной темы для его философии и богословия, принципы гносеологии Августина в целом и неоплатонизм как ее основа. Вопросы истолкования Книги Бытия анализируется на примере проблемы соотношения времени и вечности в контексте креационизма.

5 секция: ПЛАТОНИЗМ: НОВЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ
ИССЛЕДОВАНИЯ (ауд. 504)

модераторы – Алымова Е. В., Протопопова И. А.

1. Караваева С. В.История становления философского термина «причина» в учении Платона

Караваева Светлана Викторовна, аспирантка Русской Христианской Гуманитарной Академии

Ключевые слова: Античная философия, античная литература, причина, Платон.

В докладе представлен историко-философский анализ понятия «причины» («αἰτία») в Платоновском корпусе. Делается попытка проследить историю формирования данного понятия как философского термина, основываясь на исследовании различных контекстов употребления слова «αἰτία» в литературных и философских текстах греческих авторов VIII–V вв. до н.э.

2. Плешков А. А.«Верхом на звезде»: этическое измерение философии времени Платоновского «Тимея»

Плешков Алексей Александрович, аспирант НИУ ВШЭ; младший научный сотрудник Института гуманитарных историко-теоретических исследований им. А. В. Полетаева НИУ ВШЭ

Ключевые слова: Платон, «Тимей», этика, космология, время, вечность.

В докладе анализируются этические импликации космологии платоновского «Тимея». Понимание природы времени и вечности рассматривается автором как необходимое условие достижения благой жизни. Предложенная оптика рассмотрения позволяет увидеть неразрывную связь метафизического, эпистемологического и этического измерений в диалоге «Тимей».

3. Двинянинов Б. К.Значение фрагмента «Государства» Платона среди текстов VI кодекса библиотеки Наг-Хаммади

Двинянинов Борис Кириллович, аспирант Русской Христианской Гуманитарной Академии

Ключевые слова: Диалог «Государство», Платон, герметизм, Библиотека Наг-Хаммади, VI кодекс, Гермес Трисмегист, раннее христианство, гностицизм.

VI кодекс библиотеки Наг-Хаммади - самый парадоксальный из всех тринадцати сохранившихся кодексов этой гностической библиотеки. Наряду с ранними христианскими апокрифами и уникальными герметическими текстами в нем находится небольшой фрагмент из диалога «Государство» Платона. Почему фрагмент из учения Платона попал в гностические рукописи? Как данный фрагмент соотносится с другими текстами кодекса? В чем возможная причина его размещения? В чем основная мысль VI кодекса? Возможно, именно этот диалог является ключом разгадки рукописи. Мы же приоткроем завесу тайн, рассмотрев VI кодекс и все его восемь фрагментов, в поиске значимых смысловых гностических концепций. В работе мы также уделим особое внимание теории герметического происхождения шестого кодекса и соотношения фрагмента «Государство» с герметическими воззрениями эпохи эллинизма.

4. Слободковский С.Ирония Платона над политическими представлениями Аристофана в комедии «Женщины в народном собрании»

Слободковский Сергей, студент Русской Христианской Гуманитарной Академии

Ключевые слова: Платон, Аристофан.

В статье приводится сравнение схожих подходов в устройстве политической и социальной жизни государств Платона и Аристофана, изложенных в первых пяти книгах «Государства» и в комедии «Женщины в народном собрании». Оба автора отмечают необходимость: а) пересмотр места и задачи женщины в государстве, б) отмену частной собственности, в) изменения института брака и связанный с этим вопрос о воспитании детей. Несмотря на схожие взгляды, работа Аристофана является сатирой современного политического строя Афин, что и является предметом платоновской иронии. Платон же считает эти моменты первичными ступенями построения идеального государства.

5. Трушина М. А.Платоновский μίμησις: от «Иона» до «Законов»

Трушина Мария Александровна, студентка Института философии СПбГУ

Ключевые слова: Μίμησις, подражание, искусство, творчество, вдохновение.

В докладе будут рассмотрены основные проблемы, возникающие в связи с понятием μίμησις в диалогах Платона «Ион», «Государство» и «Законы. От показанной в «Ионе» неспособности поэтов и рапсодов быть источниками непогрешимых истин по причине их творческой и познавательной несамостоятельности до осуждения мимесиса как причины несовершенства мира и потери самоидентичности человека в «Государстве» длинный путь. Но тем загадочней может показаться возврат к «Иону», выражающийся в признании за вдохновенным поэтическим творчеством безусловной ценности и продемонстрированный Платоном в «Законах». Будучи небезразличным к поэтическому творчеству, Платон знает, какое сильное влияние поэзия и искусство вообще имеет на душу, и видит необходимость в установлении рамок творчества, но сталкивается с проблематичностью подобного законодательства.

6. Юрина Е. С.Опыт интерпретации визуального текста: τὸ φάντασμα и τὸ εἴδωλον кистью художника

Юрина Екатерина Сергеевна, студентка Института философии СПбГУ

Ключевые слова: Образ, идея, явление, τὸ εἴδωλον, τὸ φάντασμα, ἡ φαντασία, интерпретация визуального текста, Франсуа Фламенг.

Используя философский язык Платона и Аристотеля, а именно, два понятия: τὸ φάντασμα и τὸ εἴδωλον, мы, с одной стороны, предпринимаем попытку «прочитать» визуальный текст – картину французского художника Франсуа Фламенга (1856–1923) «Купание придворных дам в XVIII веке», которая находится в собрании Эрмитажа, с другой – рассматриваем данный визуальный текст как иллюстрацию отношений между τὸ φάντασμα и τὸ εἴδωλον. Подобная процедура представляется вполне легитимной в силу того, что эти ключевые для нашего анализа слова соединяют в себе два порядка: визуальный как чувственно воспринимаемый и визуальный как мыслимый. Мы указываем на зависимость τὸ φάντασμα от способности представления, и тем самым, на отличие τὸ φάντασμα от τὸ εἴδωλον.

7. Тарасевич Е. А.Халдейские оракулы в рамках философии неоплатоников

Тарасевич Евгений Анатольевич, студент Белгородского Государственного Университета

Неоплатонизм является религиозно-философским течением, которое появилось в Римской империи во II веке н.э. Среди многочисленных текстов и комментариев последователей Платона особенно выделяются Халдейские оракулы. Данный текст оказало колоссальное влияние на мыслителей той эпохи, и приобрел у неоплатоников статус священного. Целью данной статьи является попытка рассмотреть историю возникновения данного текста, его содержимое и осветить его роль в рамках философии Платона.

8. Наумов О. Д.Платонизм как метафизика эротического желания

Наумов Олег Дмитриевич, аспирант Сибирского государственного технологического университета (Красноярск), гуманитарный факультет

Ключевые слова: Платон, Эрот, бытие, онтология, желание, метафизика, Единое, Множество.

В статье рассматривается интерпретация платонического учения об Эроте в качестве метафизики желания. Репрезентируются и анализируются отношения между основными традициями западноевропейского философствования: классической и постметафизической.

 

14.30 – 15.00    Перерыв

15.00 – 18.00    Продолжение заседаний секций

 

4 секция: СРЕДНЕВЕКОВЫЕ И РОССИЙСКИЕ РЕЦЕПЦИИ
ПЛАТОНИЗМА, 2 часть (Актовый зал)

модераторы – Тихеев Ю. Б., Курдыбайло Д. С.

1. Беневич Г. И.Апперцепция полемики Прокла Диадоха с Плотином о материи и зле в Ареопагитском корпусе

Беневич Григорий Исакович, к. филос. наук, доцент Русской Христианской Гуманитарнойя Академии.

Ключевые слова: Материя, зло, необходимое, неоплатонизм, благо, причастность.

В статье рассматривается как некоторые идеи полемики Прокла с Плотином о материи и зле трансформировались у Ареопагита и его Схолиаста. Показано, что в отличие от учения о материи как зле и начале зла или мнения о материи как не злой, не благой, но необходимой, в Ареопагитиках, особенно Иоанном Скифопольским, выражено мнение о полезности, а значит и причастности материи благу. При этом материя не предсуществует творению, не сотворена Богом не прежде всего остального, но вместе со всем материальным миром.

2. Бирюков Д. С.Иерархии природного сущего у Григория Нисского и Дионисия Ареопагита в их связи с учениями неоплатоников

Бирюков Дмитрий Сергеевич, к. филос. н., Русская Христианская Гуманитарная Академия/Падуанский университет

Ключевые слова: Иерархия природного сущего, родовидовое разделение, эволюционное восхождение природы, древо Порфирия, платонизм, неоплатонизм.

Рассматривается иерархия природного сущего представленная у Григория Нисского и показывается ее связь с древом Порфирия, а также иерархия сущего у Дионисия Ареопагита в ее связи с учением Прокла. Производится анализ общего и отличного между иерархиями у Григория и Дионисия; предполагается влияние Григория на Дионисия в определенных отношениях.

3. Савинов Р. В.Платон в схоластическом университете

Савинов Родион Валентинович, к. филос. н., Русская Христианская Гуманитарная Академия

Ключевые слова: Платонизм, Ренессанс, схоластика, университет, научное знание.

Возникновение ярко выраженной платонической традиции на рубеже Средних веков и Нового времени рассматривается как следствие кризиса традиционной схоластической рациональности, основанной на Аристотеле, и потребности научного знания того времени в новом обосновании и теоретическом базисе. Поэтому ключевую роль в платоновском ренессансе сыграли не отдельные кружки гуманистов, а схоластический университет. Можно зафиксировать, что теологический и юридический факультеты не включились в это движение. Факультет искусств (философский) принял Платона в рамках заданных традицией подходов и развил преимущественно компаративное отношение. Наибольшее влияние на руб. XV-XVI вв. платонизм оказал на медицинский факультет, где была сформулирована новая доктрина «платонической медицины».

4. Тихеев Ю. Б.Платоновская эротика в зеркале интерпретаций: Владимир Соловьев

Тихеев Юрий Борисович, к.ф.н., доцент Московского физико-технического института (Государственного университета)

Ключевые слова: Соловьев, Платон, Баадер, Беме, немецкая романтика, платоническая любовь, андрогин, преображение человеческой природы.

Известно, что в конце своей жизни В. Соловьев, довольно неожиданно, появился перед публикой в качестве исследователя и переводчика диалогов Платона. Среди перечня вопросов, обсуждавшихся им в это время, одним из самых важных был вопрос о платонической любви. Этот вопрос находился в тесной связи с его собственными философскими интересами. В главных своих статьях того времени Соловьев развивал проект преображения человеческой природы в любви между мужчиной и женщиной. Миф об андрогине из платоновского «Пира» служил ему вдохновением в его поисках человеческой целостности. Однако свое понятие о платонической любви он заимствовал из немецкой романтики с ее культом женщины как das Ewig Weibliche, и это привело к ряду историко-философских контаминаций и обманчивых аллюзий в его собственной философии любви.

5. Мирошниченко Е. И.Платон и платонизм в России в период формирования русской философской традиции (XVIII – XIX вв.)

Мирошниченко Евгений Игоревич, магистрант СПбГУ

Ключевые слова: Платон, русский платонизм, русская философия, духовно-академическая философия, русские шеллингианцы, славянофилы.

Доклад посвящен такому феномену отечественной культуры, как русский платонизм. Автор рассматривает рецепцию платонических идей в историко-философском контексте, на фоне и в связи с формированием русской философии в первой половине XIX века. На примере А. И. Галича, Н. И. Надеждина, В. Ф. Одоевского, Д. В. Веневитинова, Ф. А. Голубинского, Ф. С. Авсенева, И. В. Киреевского и некоторых других мыслителей автор прослеживает пути влияния образа Платона и его философии на историю русской мысли.

6. Мкртчян А. А.Облик философской идеи в издании В. Н. Карпова, или Протагор Платона как введение в его философию

Мкртчян Армен Артурович

Ключевые слова: Платон, Карпов, Шопенгауэр, специфика издания, историческая взаимосвязь, немецкая философия, неклассическая философия, психология.

В докладе предпринимается попытка осуществить рассмотрение подготовленного В. Н. Карповым издания Сочинений Платона в трех аспектах: в первой части доклада будут рассмотрены его непосредственные особенности и достоинства; во второй части будет дан очерк исторической почвы, определившей его более внутреннюю специфику; в третьей и основной части доклада эти две стороны будут рассмотрены вместе на примере диалога Платона Протагор.

6 секция: ПЛАТОНИЗМ В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ
И ХУДОЖЕСТВЕННОМ КОНТЕКСТАХ (ауд. 504)

модераторы – Дорофеев Д. Ю., Светлов Р. В.

1. Дорофеев Д. Ю.О значении иконографии античных философов для истории философии, эстетики и философской антропологии

Дорофеев Даниил Юрьевич, д. филос. н., профессор Национального минерально-сырьевого университета «Горный»

Ключевые слова: Иконография, античные философы, визуальность, история философии, эстетика, философская антропология.

В XX в. одной из основных философских проблем был язык. В начале XXI в. на смену нарративности пришло понимание значимости визуальности. Выступление исследует проблему визуальной пластической иконографии античных философов для истории философии, эстетики и философской антропологии.

2. Синицын А. А.Muson thiasos Софокла как предтеча союза академиков Платона?

Синицын Александр Александрович, к. ист. н., доцент Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов

3. Семиколенных М. В.Учение Платона об ораторском искусстве в изложении Виссариона Никейского

Семиколенных Мария Владимировна, кандидат культурологии

Ключевые слова: Виссарион Никейский, Платон, риторика, эпоха Возрождения

Целью работы является рассмотрение своего рода «реконструкции» учения Платона об ораторском искусстве, сделанной Виссарионом Никейским в сочинении «Против клеветника Платона». Внимание Виссариона к искусству красноречия обусловлено не только личным интересом: он представляет Платона западным гуманистам одновременно как искушённого оратора и как создателя учения об ораторском искусстве, наставника знаменитых риторов, превосходящего всех своих учеников. Сочинения Платона — «бога философов» — дают совершеннейший образец красноречия, а значит, представляют собой идеальную речь философа, направленную на выявление истинного смысла вещей.

4. Шаталович А. М. (Украина).Сотериологические аспекты концепции брака в платонизме

Шаталович Александр Михайлович, к. филос. н., доцент, докторант Днепропетровского национального университета им. Олеся Гончара, Украина

Ключевые слова: Платонизм, сотериология, брак, эрос.

Платонизм накладывает сотериологический отпечаток на восприятие брака. Спасение возможно через личную или коллективную укорененность в Благе, спиритуалистический брак души или сообщества душ с Благом. Оба выявленных аспекта четко просматриваются и в творчестве христианских платоников.

5. Даровских А. А.Платоновская философия и античная медицина в их отношении к проблеме природы человеческого бытия

Даровских Андрей Александрович, к. филос. н., Государственный университет авиационного приборостроения (Санкт-Петербург), Центральный европейский университет (Будапешт)

В докладе автор рассматривает проблему восприятия природы человеческой на основании трактата из гиппократова корпуса De vetere medicina, в противопоставлении позиции представителей античной философии, утверждающей, что медицина должна базироваться на идеи развития человеческого существа из первоэлементов. Гиппократ утверждает, что истинное основание медицины – есть знание гуморальной конституции разных индивидуумов и взаимодействия разных органов с жидкостями и воздухом в теле.
Методологический диспут между автором текста и его оппонентами, отмечает ключевой момент в развитии взаимоотношения медицины и философии в Древней Греции.

6. Федорова Е. С.Учение о музыке Платона в средневековой арабо-мусульманской философии

Федорова Екатерина Сергеевна, аспирант Института философии Санкт-Петербургского государственного университета

Ключевые слова: Музыка, Платон, арабо-мусульманская философия.

Известно, что мусульманская музыкальная наука возникла под влиянием древнегреческой философии. По традиции, идущей от античных мыслителей, музыка как раздел математики была включена в единую систему научного и философского знания. Мусульманские мыслители, однако, не копировали античную музыкальную теорию полностью, а создавали собственную концепцию музыкальной науки. В данном докладе рассматривается рецепция учения о музыке Платона в средневековой арабо-мусульманской науке о музыке.

7. Ахунзянова Ф.Треугольники Платона в художественной интерпретации Д. С. Мережковского

Ахунзянова Фарида, доцент кафедры культурологии и филологии Костромского государственного технологического университета

8. Светлов Р. В.Иконография Зенона Стоика и «уравновешенные» люди Платона

Семиколенных Мария Владимировна, кандидат культурологии

Ключевые слова: Виссарион Никейский, Платон, риторика, эпоха Возрождения.

Целью работы является рассмотрение своего рода «реконструкции» учения Платона об ораторском искусстве, сделанной Виссарионом Никейским в сочинении «Против клеветника Платона». Внимание Виссариона к искусству красноречия обусловлено не только личным интересом: он представляет Платона западным гуманистам одновременно как искушённого оратора и как создателя учения об ораторском искусстве, наставника знаменитых риторов, превосходящего всех своих учеников. Сочинения Платона — «бога философов» — дают совершеннейший образец красноречия, а значит, представляют собой идеальную речь философа, направленную на выявление истинного смысла вещей.

7 секция: ПЛАТОН, МЕТАФИЗИКА, НАУКА (ауд. 601)

модераторы – Никоненко С. В., Берестов И. В.

1. Никоненко С. В.Универсалии без универсализма: критика антиплатонистских воззрений в аналитической философии

Никоненко Сергей Витальевич, д. филос. наук, профессор института философии СПбГУ

Проблема универсалий выступает одной из центральных логических и метафизических проблем в аналитической философии. Можно выделить два главных подхода: 1) логический универсализм (универсалии существуют, при этом соответствуя фактам; классическая позиция – теория вечных объектов А. Н. Уайтхеда); 2) логический плюрализм (универсалии допустимы только в рамках отдельного языка, при этом они не обязательно связаны с чем-то в мире; классическая позиция – теория непереводимости У. Куйана. Доказывается, что вторая позиция носит антиреалистический и релятивистский характер. Первая же позиция, будучи реалистической, тем не менее заимствует платоновский принцип единства познания и мира. Надо отметить, что обе рассматриваемые позиции не всегда однозначны и последовательны. Например, анти-универсалистскую позицию часто прямо именуют "аристотелевской" и противопоставляют платонизму (Лукасевич, Макинтайр). Но, поскольку позиции Платона и Аристотеля не совсем верно противопоставлять, то тут речь идет о "модернизированных" Платоне и Аристотеле; сам спор об универсалиях в современной логике оказывается не всегда корректно связанным с античными и средневековыми системами. Автор делает вывод, что универсалистская позиция ранних аналитиков возрождается в современности (правда, с определенными тенденциями к плюрализму), учитывая то, что главный вопрос западной философии после постмодернизма – обретение единства философии и восстановление утраченной преемственности с классической философией. Исходя из этого, можно говорить о новой форме символического реализма, который в вопросах логики обращается к платоновской философии и даже стремится ее реставрировать на новом историческом витке.

2. Малышкин Е. В.Метафора следа в душе и картезианское доказательство божественной экзистенции

Малышкин Евгений Витальевич, к. филос. н., доцент Института философии СПбГУ

3. Шевцов К. П.Парадоксы знания и памяти в философии Платона

Шевцов Константин Павлович, к. филос. н., ст. преп. СПбГУ

Ключевые слова: Парадокс, память, мера, несоизмеримость, автореференция.

В тезисах рассматривается роль памяти в построении философских теорий, начиная с платоновской концепции припоминания. Основным положением является следующее: память интересует философов как возможность разрешения особого типа концептуальных парадоксов. Поскольку познание можно рассматривать как способ установления меры и способов соизмерения разнородного, то неизбежно возникает вопрос о несоизмеримости самой меры и о поиске парадоксальной меры несоизмеримого, на роль которой зачастую призывается именно память.

4. Гончаров И. А.Метаморфоза третьего человека в диалогах Платона и в Новоевропейской философии

Гончаров Игорь Анатольевич, д. филос. н., профессор, заведующий кафедрой политологиии международных отношений Сыктывкарского государственного университета

Ключевые слова: Парадокс третьего человека, основания метафизики, истинное имя, идея, универсальное высказывание.

Основной проблемой диалога Кратил является проблема референции, то есть соотнесения имени и вещи. Платон, пытается решить эту проблему с помощью простой референции, считая, что имя должно соответствовать вещи и иметь с ней нечто подобное, когда звуки составляющие слово в своём материальном звучании подобны свойствам отражаемого предмета. Однако впоследствии все больше звуков при употреблении слова заменяются на не подобные, и после этого слово употребляется не на основе изначального установления, но на основе привычки и договора. Таким образом, существуют как бы два способа прийти к истине: первый - непосредственное соотнесение предмета и слова, связанное со знанием предмета, и второй - произвольное закрепление за вещью её имени. Истинность первого рода, связанная с непосредственным усмотрением скрывается от человека вследствие парадокса, на который Платон указывает в том же Кратиле. Если божественный законодатель и знает первые вещи и первые имена, то мы неизбежно приходим к парадоксу, а именно, для того чтобы знать имя этот законодатель должен перед этим обладать знаниями о вещах. Но знание без слов невозможно, и мы попадаем в заколдованный круг логического парадокса, а именно, первое имя сказывается о себе самом, и не в состоянии указать на свой предмет.
Однако, логический парадокс возникает только в том случае когда речь идёт о человеческом имени, утратившим связь с изначальным божественным наименованием (эта линия диалога связана с этимологией божественных имен). Произвольность языка повседневности приводит к тому, что эта произвольность переносится на мир вещей, делая его текучим и не постоянным. В результате мы наблюдаем инверсию, которая присутствовала у Парменида и Анаксагора. Суть её заключалась в том, что подвижность и непостоянство это не объективное свойство мира, но проекция непостоянной природы человека на мир через неправильное употребление языка у Парменида, или различающая природа ума у Анаксагора.
Лишь разделение божественной речи и человеческой способно сохранить истину как базовую категорию, определяющую познание и жизнь человека.
Анализируя проблему третьего человека Г. Властос показал, что свойство обнаруженное на основании индукции принципиально не сводимо к идее, именно, поэтому, регресс третьего человека невозможен. Аналогичную логику рассуждения мы встречаем ук. Поппера, отстаивающего несводимость универсальных высказываний к сумме конъюнкций. Таким образом, в отстаивании истины и метафизики в двадцатом веке мы встречаемся с моделью Платона, представленной им в диалоге "Кратил", сущность которой связана с разделением двух источников знания: исходного единства языка и бытия, с одной стороны; и именованием отдельных вещей в практике обобщения наличных свойств, с другой.

5. Берестов И. В.Немыслимость множественности у Зенона Элейского и проблематичность причастности в «Пармениде» Платона

Берестов Игорь Владимирович, к. филос. н., старший научный сотрудник Института философии и права СО РАН (Новосибирск), докторант Новосибирского государственного университета

Ключевые слова: Зенон Элейский, «Парменид» Платона, единое и многое, множественность, часть и целое, античная мереология, причастность, бесконечный регресс, холизм.

Мы намерены указать на тексты из фрагментов Зенона Элейского и платоновского «Парменида», которые могут быть проинтерпретированы как содержащие два мереологических допущения. Эти допущения связывают проблематику «части и целого» у элеатов и Платона, имеют большое значение для оценки глубины их проблематики и связывают античную мереологию с современными исследованиями валидности аргументации через бесконечный регресс (C. Gratton) и теориями абстрактных объектов (E. Zalta).

6. Дёмин Р. Н.Из истории античной философии и науки: Геликон из Кизика

Дёмин Ростислав Николаевич, преподаватель Русской Христианской Гуманитарной Академии, преподаватель гимназии «Петершуле»

В выступлении анализируются свидетельства об астрономе и философе Геликоне из Кизика. Этот ученик Евдокса Книдского был близок к Академии и Платону. Он также был дружен с представителями мегарской школы Поликсеном и Бризоном. Находясь при Дионисии во время последней поездке Платона в Сиракузах, Геликон предсказал солнечное затмение за что был щедро награжден.

7. Левина Т. В.Трансцендентные идеи: платонизм в современной метафизике

Левина Татьяна Владимировна, к. филос. н., доцент НИУ ВШЭ

Ключевые слова: Трансцендентное, идеи, Платон, современная метафизика, Витгенштейн, Фреге, Фестюжьер, Кант, трансцендентализм, само по себе.

Возвращение интереса к платонизму в современной метафизике произошло благодаря идеям Фреге и Виттгенштейна. Однако платоновские трансцендентные “идеи”, или, по крайней мере, такая интерпретация, продолжают создавать проблемы для философии. Отдельное или абстрактное существование идей оспаривается многими исследователями, например, трансценденталистами. Поэтому необходимо рассмотреть разные интерпретации “идей” и найти удовлетворительное доказательство их трансцендентности.

 

 

19.00    Презентация книги Беневича Г.И. «Краткая история Промысла: от Платона до Максима Исповедника»   (Актовый зал)

19.30    Подведение итогов. Завершение конференции.

 

 


 

© Платоновское общество, 2014 г.

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ