Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XXV:

ПЛАТОН И АНТИЧНАЯ НАУКА


Программа конференции Тезисы

Тезисы доклада

Шадов Александр Александрович
аспирант, Институт философии СПбГУ

Понятие стихии в античной философии

Понятие стихии является промежуточным звеном между понятиями хаоса и космоса в античной традиции. Тема стихийности перешла в древнегреческую философию из мифа. Если в мифе стихии персонифицируются в божественных образах, то ранняя философия выражает их на языке понятий. Общим для досократиков, Платона и Аристотеля является определение понятия стихии через категорию спонтанности. Это связано с особым онтологическим статусом стихии, заключающимся в бытии между реальным и воображаемым.

Ключевые слова: стихия, космос, хаос, архэ, онтология, воображение, досократики, Платон, Аристотель

Alexander Shadow
postgraduate student, St Petersburg State University, Institute of Philosophy

The Concept of the Elements in Ancient Philosophy

The concept of the element is an intermediate link between the concepts of chaos and cosmos in the ancient tradition. The theme of elements passed into ancient Greek philosophy from myth. If in the myth the elements are personified in divine images, then the early philosophy expressed them in the language of concepts. Common to pre-Socratics, Plato and Aristotle is the definition of the concept of elements through the category of spontaneity. It’s connected with a special ontological status of the elements, consisting in being between the real and the imagined.

Keywords: elements, cosmos, chaos, arche, ontology, imagination, pre-Socratics, Plato, Aristotle


Вопрос о стихиях является одним из самых ранних для древнегреческой философии. В античном мифе говорилось о сотворении Космоса из Хаоса, который является прародителем божественных существ (Гесиод). Так, из Хаоса рождается Эфир. Первая стихия зарождается сама по себе в лице Геи, которая далее порождает огонь, воду и воздух. Стихийные силы природы в мифе олицетворялись в виде конкретных божественных персонажей. Мифологический космогенез можно понять как спонтанное самозарождение персонифицированных стихий.

Досократические философы продолжили эту традицию, постепенно переводя мифические образы на язык понятий. Для досократиков стихия — это нечто, заполняющее собой весь мир, то, из чего происходят все вещи (архэ). Каждая отдельная стихия проецируется на весь универсум и, зачастую, становится неким божеством, обладающим своей душой, мыслями, являясь при этом еще и источником жизни, движения, питания и роста. В частности, у Эмпедокла стихии имеют атомарную структуру и состоят из более мелких телец. Анаксагор также трактует стихии посредством атомарных образов. Для него стихий бесконечно много и отличаются они своими качествами. У Анаксагора, как сообщают некоторые источники, не только Ум движет гомеомерии, но и они сами способны к самодвижению, а потому стихийное возникновение вещей оказывается самопроизвольным.

Платон в «Тимее» использует понятие стихии для интеллектуально-интуитивного изображения геометрии Космоса. Изначально все вещи были в состоянии полной неупорядоченности, и только бог стихийным образом привел каждую из них к согласию с самой собой и со всеми другими вещами. Аристотель определяет стихии через формы движения, которые им присущи. Огонь стремится вверх, земля — вниз и т. д. Стихия близка к материи, но в отличие от последней уже имеет некую оформленность и характерные для нее движения. Стихийный переход от хаоса к космосу у Аристотеля описывается как переход от возможности (дюнамис) к действительности (энергейа). В представлениях ранних стоиков существует два начала: бог (ум) и бескачественное вещество. Бог действует, а вещество направляется им. Мир же, состоящий из созданных из бескачественного вещества стихий, един и целостен, но извне окружен беспредельной пустотой.

Таким образом, в античности существовало несколько подходов к пониманию стихий. Одно дело — это боги, возникшие из Хаоса или независимо от него; другое — живые стихии, имеющие разум и разлитые по всему космосу; третье — стихии атомарного типа, которые являются своего рода конструкторами, из которых собираются более сложные тела; четвертое — геометрические фигуры. Важно для определения стихий определить различия между ними в разных учениях, а также найти нечто общее.

В большинстве учений постулируется, что стихии необходимы, самопроизвольны (спонтанны) и изначальны (архэ). Кроме этого, для всех учений свойственна та или иная аналогия перехода от хаоса к космосу. Лишь благодаря спонтанному возникновению, становлению и взаимодействию стихий формируется устойчивый космос. Таким образом, стихия в античной традиции является переходным звеном между Хаосом и Космосом. С одной стороны, стихия есть материальная реальность, воспринимаемая конкретными чувствами, с другой стороны, она является чем-то умопостигаемым, поскольку она мыслится в качестве архэ. Этот двойственный характер стихии определен ее онтологическим статусом, заключающимся в бытии между реальным и воображаемым. Отсюда можно вывести онтологическое определение стихии в качестве реального воображаемого, ключевым свойством которого является спонтанность.

© Платоновское общество, 2017 г.

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ