Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XXV:

ПЛАТОН И АНТИЧНАЯ НАУКА


Программа конференции Тезисы

Тезисы доклада

Дёмин Ростислав Николаевич
преподаватель, Русская христианская гуманитарная академия, гимназия «Петершуле»

Диодор Крон о «возможном и невозможном» и элементы временной и модальной классификации суждений у представителей школы имен*

Цель выступления показать, что характерное для мегариков (Диодор Крон и др.) внимание к понятиям «возможное и невозможное» было характерно и для представителей древнекитайской школы имен. Привлечение ряда свидетельств о взглядах философа Гунсунь Луна позволяет говорить о близости его взглядов со взглядами Диодора Крона. Высказывается предположение о наличии у древнекитайских мыслителей рассуждений, в которых комбинировалась временная и модальная классификация суждений.

Ключевые слова: Мегарская школа, Диодор Крон, возможное, невозможное, школа имен, Гунсунь Лун, Вэй Моу, Дэн Си, временная и модальная классификация суждений

Rostislav Dyomin
lecturer, Russian Christian Academy for Humanities, St Petersburg; “Peterschule” gymnasium

Diodorus Cronus on “the possible and impossible,” and the elements of temporal and modal classification judgments from the representatives of the school of names

The purpose of speech is to show that characteristic of the Megarian school (Diodorus Cronus, etc.) attention to the concepts of “possible and impossible” was also characteristic of representatives of the ancient Chinese School of Names. The inclusion of a range of evidence about the views of philosopher Gongsun Long allows us to speak about the proximity of his views with the views of Diodorus Cronus. The assumption about the presence of ancient Chinese thinkers reasoning in which a combination of temporal and modal classification judgments.

Keywords: Megarian school, Diodorus Cronus, concepts of «possible and impossible», Chinese School of Names, Gongsun Long, Wei Mou, Deng Xi, temporal and modal classification judgments


Философ мегарской школы Диодор Крон (IV-III вв. до н. э.), получивший известность своим учением об амерах, не имеющих частей маленьких телах, и аргументами против движения, основанными на этом учении, был также известен парадоксальным истолкованием понятия «возможного» («возможно только то, что действительно»). Большое внимание Диодор уделял также проблеме логического следования.

Этот древнегреческий мыслитель считается одним из первых, использовавших временную и модальную логику в философском анализе. Сформулированный им т. н. «главенствующий аргумент» («Повелитель») (κυριεύων λόγος) представляет собой комбинацию временной и модальной классификации суждений. Иногда этот аргумент называют «Мастер-аргумент». Об этом аргументе писали Хрисипп, Клеанф, Архедем в своих сочинениях о возможном. А стоик Антипатр написал даже целую книгу, посвященную этому аргументу. Вопросами, занимавшими Диодора, интересовался и его ученик Филон Диалектик, но он предлагал другое их решение.

Представляется, что взглядам Диодора Крона и Филона Диалектика по названным выше проблемам можно указать некоторую параллель в рассуждениях древнекитайских мыслителей, и прежде всего представителя школы имен (мин цзя) — Гунсунь Луна (IV-III вв. до н. э.), являющегося современником Диодора Крона.

Среди свидетельств о Гунсунь Луне, широко известном благодаря приписываемому ему рассуждению о том, что белая лошадь не лошадь (бай ма фэй ма), есть свидетельство о разговоре Гунсунь Луна с малоизвестным мыслителем Вэй Моу. Какое-то время, насколько можно судить по дошедшим до нас сведениям, Вэй Моу был увлечен парадоксальными рассуждениями Гунсунь Луна, а затем под влиянием насмешек со стороны не разделяющих его увлечения отказался от этого увлечения и перешел к даосизму. Очевидно, что свидетельства, изображающие беседу Гунсунь Луна с Вэй Моу или беседу Вэй Моу о Гунсунь Луне с одним из противников Гунсунь Луна, не более исторически достоверны, чем сократические диалоги Платона, или беседы Хуан-ди с Ци Бо, Лэй Гуном и другими врачами в основополагающем сочинении древнекитайской медицины «Хуанди нэй цзин сувэнь». Но признание их малой исторической достоверности не означает отказа от их использования как источников по истории философии. И в связи с этим стоит обратить внимание на один момент. В «Чжуан-цзы» Гунсунь Лун, беседуя с Вэй Моу, перечисляя свои заслуги, говорит, что он «научился объединять подобное и различное, разделять твердость и белизну, превращать утверждение в отрицание, возможное — в невозможное». Из слов знаменитого спорщика очевидно, что превращению возможного в невозможное он придает большое значение и рассматривает как свою заслугу. «Объединение подобного и различного» и «разделение твердости и белизны» — эти проблемы, характерные для Гунсунь Луна и поздних моистов, вызывают интерес у историков философии. Однако, к сожалению, остается незамеченным то внимание, которое, как этот мыслитель, так и другие представители его школы, уделяли категориям «возможное и невозможное» (可 кэ и 不可 бу кэ). Остается также незамеченной параллель с учением о возможном и невозможным Диодора Крона. Говоря о других мыслителях школы имен, можно указать на считающегося основателем школы Дэн Си (вторая половина VI в. до н. э.), выдвинувшего учение о двух возможностях (лян кэ), а также на одно из парадоксальных высказываний Хуэй Ши, затрагивающее проблему временной логики.

Стоит привлечь также следующее свидетельство, которое подчеркивает то внимание, которое древнекитайские мыслители обращали на эти категории. В «Чжуан-цзы» Конфуций спрашивает у Лао-цзы: «Вот есть человек, который ищет истину, прибегая к парам понятий: «возможное» и «невозможное», «правильное и неправильное». Конфуция интересует вопрос, можно ли таких людей назвать мудрыми (Чжуан-цзы. Гл. 12). На наш взгляд, речь идет о Дэн Си, современнике Конфуция и Лао-цзы. Ведь согласно «Люйши чуньцю», благодаря деятельности Дэн Си по истолкованию законов в царстве Чжэн стало нельзя «отделить возможное от невозможного» (是可不可無辨也) (Люйши чуньцю Кн.18. Гл.4).

Категориям «возможное и невозможное» уделяли внимание, согласно «Чжуан-цзы», Пэн Мэн, Тянь Пянь и Шэнь Дао (Чжуан-цзы Гл. 33). Эти мыслители, выделенные в этой главе в особое направление (по мнению некоторых, «протодаоское), считали, «что для каждой из тьмы вещей есть возможное, есть невозможное» (知萬物皆有所可,有所不可). Интересно, это сравнить с мнением Филона, который полагал, что «возможным является все, к чему вещь способна». Рассуждал о возможном и невозможном Сюнь-цзы, проводя различие между способностью и неспособностью, и возможностью и невозможностью (然則能不能之與可不可,其不同遠矣) (Сюнь-цзы. Гл. О злой природе человека). О распространенности рассуждений о возможном и невозможном среди мыслителей указанного времени свидетельствует критическое отношение к тем, кто рассуждает об этих вопросах, высказанное в главе «Исправление имен» «Люйши чуньцю».

Среди свидетельств есть рассуждения, учитывающие временную квалификацию. Это позволяет говорить о наличии у древнекитайских мыслителей рассуждений, в которых комбинировалась временная и модальная классификация суждений. Представляется, что рассуждение о понятиях возможного и невозможного в истории древнекитайской философии и их сопоставление с подобными учениями древнегреческих мыслителей заслуживают большего внимания и не только со стороны историков философии.


*  Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ по проекту № 17‑03‑00616 «Сократические школы как явление античной философии и культуры».

© Платоновское общество, 2017 г.

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ