Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XXV:

ПЛАТОН И АНТИЧНАЯ НАУКА


Программа конференции Тезисы

Тезисы доклада

Берестов Игорь Владимирович
к. филос. н., Институт философии и права СО РАН, Новосибирск

Парадокс Менона у Платона и Аристотеля: рациональная реконструкция

Мы показываем, что попытки многих современных объявить Парадокс Менона решённым Платоном и/или Аристотелем посредством разведения предварительного и окончательного знания об объекте поиска терпит неудачу не из-за мелких неточностей в этом разведении, но из-за проблемы интенционального тождества, одну из граней которой это парадокс выражает.

Ключевые слова: парадокс Менона, Вторая Аналитика, интенциональное тождество, абстрактные объекты, эпистемические операторы, интенсиональный контекст

Igor Berestov
CSc in Philosophy, SB RAS Institute of Philosophy and Law, Novosibirsk

Meno’s Paradox in Plato and Aristotle: a Rational Reconstruction

We show that the attempts of many contemporary interpreters to declare that Meno’s Paradox has been solved by Plato and/or Aristotle — through marking off the preliminary knowledge of the final knowledge — fail because of the problem of intentional identity. One of the facets the problem is expressed by Meno’s Paradox.

Keywords: Meno’s paradox, Posterior Analytics, intentional identity, abstract objects, epistemic operators, intensional context


Парадокс Менона представляет собой проблему осмысленности утверждений о тождестве ищущегося при интеллектуальном поиске объекта найденному объекту. Проблема ставится Платоном в Meno 80d–e. Часто утверждается [Scott, 2006; McCabe, 2009; Bronstein, 2016], что платоновским решением является анамнесис, т. е. припоминание в процессе поиска уже известного знания. Несмотря на то, что теория анамнесиса излагается Платоном сразу же после его изложения Парадокса Менона (Meno 81c и далее), всё-таки имеются значительные сомнения в том, что анамнесис является хорошим решением проблемы. Есть также сомнения в том, что сам Платон рассматривает анамнесис как решение [Вольф, 2011].

Аристотель в An. Post. I, 1 71a29–71b8 и некоторых других местах развивает решение через предзнание. Смысл решения состоит в том, что об ищущемся объекте уже нечто известно [Bronstein, 2016. P. 13–15; 26–27; Орлов, 2013. С. 268–293]. Многие современные интерпретаторы, приписывающие Аристотелю такое решение и зачастую признающие его валидность, замечают, что для преодоления затруднения достаточно различить смыслы, в которых объект предварительно частично известен и окончательно полностью известен в результате поиска. Скажем, разводится универсальное знание, или знание de dicto, что сумма углов треугольника равна 2R, и знание de re, что вот этот треугольних имеет сумму углов, равную 2R [Aristotle, 2002. P. 86–89; Ferejohn 1988. P. 116, note 12]. Не вдаваясь в детали весьма большого числа интерпретаций, ниже мы попытаемся понять, возможно ли решение парадокса в принципе, каким бы ни было разведение предварительного знания и окончательного знания.

На наш взгляд, решение Парадокса Менона является успешным, если не вызывает затруднений утверждение, что найденный объект подпадает под условие для ищущегося объекта. При этом найденный объект должен иметь какие-то характеристики, помимо тех, которые обусловлены условиями, наложенными на ищущийся объект. Ведь, как мы видели выше, нельзя говорить об успешности поиска, если ищущий субъект уже обладает полным знанием о том, что он хочет искать или найти.

Теперь мы покажем, что решение парадокса терпит неудачу в том случае, если принимается допущение, что упомянутые выше смыслы или маски являются ментальными абстрактными объектами [Zalta, 2001].

***

В соответствии с подходом Э. Залты [Linsky B., Zalta, 1995; Zalta, 2001], запишем следующее сообщение:

Некоторый интенциональный акт поиска направлен на ментальный объект, кодирующий некоторые характеристики (являющиеся поисковым условием на этот объект); и некоторый интенциональный акт обнаружения направлен на ментальный объект, кодирующий некоторые характеристики, включающие поисковое условие на этот объект и некоторые новые, найденные характеристики:

(1) Sμ[(ιx){(F)(xF  Fa) & Pa}] & Fν[[PQ & (ιy){(F)(yF  Fa) & Pa}]Q].

По [Linsky, Zalta, 1995. P. 546], определённые дескрипции абстрактных объектов вида (ιx){(F)(xF  Fa)} являются хорошо определёнными. В (1) оператор Sμ выражает объектную установку интенционального акта μ к объекту x, описываемому определённой дескрипцией (ιx){(F)(xF  Fa)}, тогда как оператор Fν выражает пропозициональную установку интенционального акта ν по отношению к пропозиции, утверждающий, что абстрактный объект, описываемый определённой дескрипцией (ιy){(F)(yF  Fa)}, кодирует характеристику Q. Об «объектных установках» см. [Forbes, 2000].

В соответствии с Принципом тождества абстрактных объектов, все характеристики, кодируемые тождественными друг другу абстрактными объектами, совпадают:

(2) [A!x & A!y] → {(x=y) ↔ [(F)(xF  yF)]}.

Выражение «A!x» в (2) читается как «x является абстрактным объектом».

В соответствии с расселовским пониманием оператора ι, объект, стоящий под ι, является единственным: имеется один и только один объект, кодирующий все характеристики, указанные в налагаемом на него условии. В случае обычных объектов, выражения вида Q[(ιy)(Py)], [(ιy){(F)(Fy ↔ Fa)}]Q является вполне корректными. Эти выражения подразумевают, что возможен единственный абстрактный объект, подпадающий под заданное описание, но обладающий характеристиками, не отражённом в этом «указывающем» или «референциальном» описании. Однако для характеристик, кодируемых абстрактным объектом, этого утверждать нельзя. Действительно, обычный объект может быть хорошо определён (т. е. точно задан) посредством своей «референциальной» дескрипции, даже если в ней присутствуют не все его характеристики. Абстрактный же объект не может быть хорошо определён посредством дескрипции, не содержащей все характеристики, кодируемые им, поскольку имеется бесконечное количество абстрактных объектов, кодирующих фиксированную характеристику и любые комбинации из любых других характеристик. По (2), все абстрактные объекты, кодирующие фиксированную характеристику и какие угодно другие характеристики, различны. Таким образом, абстрактный объект задаётся неоднозначно, или не является хорошо определённым, или к нему не может применяться определённая дескрипция, если он не задаётся сразу через все кодируемые им характеристики.

Таким образом, признание единственности абстрактного объекта, стоящего под ι, является, выражаясь словами из [Linsky, Zalta, 1995. P. 546], требованием трактовать имена абстрактных объектов как их «твёрдые дескрипции»:

(3) Выражение PQ & {(F)(yF  Fa) & Pa}]Qне является правильно построенной формулой.

Положение (3) можно сформулировать также и следующим образом: референциальные и атрибутивные характеристики абстрактных объектов совпадают; «приписывать что-либо абстрактному объекту» и «полностью задавать абстрактный объект» — одно и то же. Из (3) видно, что выражение под эпистемическим оператором во втором конъюнкте из (1) не является правильно построенной формулой.

Литература

Вольф М. Н. Эпистемический поиск в диалоге Платона «Менон» // Вестн. Томск. гос. ун-та. Серия: Философия. Социология. Политология. 2011. № 4 (16). С. 146–159.

Орлов Е. В. Аристотель о началах человеческого разумения. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2013. 302 c.

Aristotle. Posterior Analytics / Translated with a Commentary by J. Barns. Second Edition. Oxford: Clarendon Press, 2002. xxvi+298 p.

Bronstein D. Aristotle on Knowledge and Learning: The Posterior Analytics. New York: Oxford University Press, 2016. xiv+272 p.

Ferejohn M. Meno’s Paradox and De Re Knowledge in Aristotle’s Theory of Demonstration // History of Philosophy Quarterly. 1988. Vol. 5. P. 99–117.

Forbes G. Objectual attitudes // Linguistics and Philosophy. 2000. Vol. 23. No. 2. P. 141–183.

Linsky B., Zalta E. N. Naturalized Platonism versus Platonized Naturalism // The Journal of Philosophy. 1995. Vol. 92, No. 10. Р. 525–555.

McCabe M. M. Escaping One’s Own Notice Knowing: Meno’s Paradox Again // Proceedings of the Aristotelian Society. Vol. CIX, Part 3. 2009. P. 233–256.

Scott D. Plato’s Meno. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. x+238 p.

Zalta E. N. Fregean Senses, Modes of Presentation, and Concepts // Philosophical Perspectives (Nous Supplement). 2001. Vol. 15. P. 335–339.

© Платоновское общество, 2017 г.

НАЗАД К СПИСКУ КОНФЕРЕНЦИЙ