Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

БАБУШКИНА ДИНА АЛЕКСАНДРОВНА

РЕЦЕПЦИЯ Г. В. Ф. ГЕГЕЛЯ
В НЕОГЕГЕЛЬЯНСКОЙ ФИЛОСОФИИ РАННЕГО Ф. Г. БРЭДЛИ

Специальность - 09.00.03
история философии

автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата философских наук

Санкт-Петербург 2007

Работа выполнена на кафедре истории философии
факультета философии и политологии
Санкт-Петербургского государственного университета


Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Б. Г. Соколов

Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
М. И. Микешин;
доктор философских наук, доцент
С. В. Никоненко;

Ведущая организация:
Санкт-Петербургский Государственный Университет
противопожарной службы МЧС России

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Постановка проблемы и актуальность темы исследования. Вопрос связи и взаимной обусловленности различных традиций мысли занимает одно из ведущих мест в современной философии. Изучение влияний способствует более глубокому пониманию национальной специфики тех или иных теорий, постижению особенностей формулировки философских проблем, видению течений и тенденций, целостному представлению о творчестве конкретных авторов. Оно помогает обогатить философскую культуру, становится источником новых продуктивных идей, и служит развитию социальных и социально-политических отношений.

В лоне британской философии было развито много плодотворных теорий, хотя как отдельное течение мысли долгое время не привлекала достаточно пристального внимания исследователей. Учитывая ее специфический характер, особенно важным представляется изучение того, как в ней отражались идеи иных философских традиций, наиболее влиятельной из которых оказалась немецкая. Рецепция идей Г. В. Ф. Гегеля, И. Канта, И. Г. Фихте, Ф. В. Й. Шеллинга такими авторами, как Ф. Г. Брэдли, Т. Грин, Б. Бозанкет, Дж. Э. Мак-Таггарт, Р. Дж. Коллингвуд дала толчок к развитию новых тенденций в истории философии, породив своеобразное направление в неогегельянстве и неокантианстве, а также послужила тому, что идеи классической немецкой философии получили развитие и продолжение на иной национальной почве. Значение этого явления для истории философии выско, поскольку оно оказалось продуктивным как для метафизики и теории познания, так и для этики, политологии, философии истории, логики. Несомненно, одно из наиболее сильных влияний принадлежит Г. В. Ф. Гегелю. Особенное внимание привлекали его этические идеи, а именно концепция нравственной субстанции и ее развитие в учение о государстве. Наиболее значимое переосмысление этих положений философии Г. В. Ф. Гегеля имело место у Ф. Г. Брэдли, которого заслужено считают лидером движения британского неогегельянства.

Центром изучения британского неогегельянства стоит признать Оксфорд, где существует «Общество Брэдли», возглавляемое профессором В. Мэндером. В рамках деятельности этого общества проводятся исследования, переиздания работ Ф. Г. Брэдли, а также организуются конференции, последняя из которых (2004 г.) была посвящена актуальным проблемам абсолютного идеализма.

В последние годы заметно возрос интерес ученых к темам и проблемам, которые развились из положений философии Ф. Г. Брэдли или в полемике с ним. В этом аспекте исследование идей наследия английского мыслителя служит прояснению ряда положений современной философии. Сегодня очевидна тенденция к компаративному анализу и данное исследование вносит вклад в его развитие, ибо акцентируется на выявлении характера взаимодействия немецкой и британской философских традиций. Тем более актуальным становится изучение негегельянских идей Ф. Г. Брэдли, поскольку специальных работ, посвященных этой теме, в отечественной науке нет. Анализ рецепции идей Ф. Г. В. Гегеля у Ф. Г. Брэдли позволит воссоздать целостую картину учения британского мыслителя.


Степень разработанности проблемы. Несмотря на то, что интерес к неогегельянству достаточно высок, вопрос о влиянии Г. В. Ф.  Гегеля на Ф. Г. Брэдли как в русскоязычной, так и в зарубежной литературе до сих пор изучен недостаточно. К изучению британской философии, ветви неогегельянства и течения абсолютного идеализма обращалось немало отечественных исследователей, среди которых: М. А. Кисель, Ф. А. Грязнов, Н. А. Антипин, С. В. Никоненко, М. И. Микешин, И. В  Косич, А. С. Богомолов, И. С. Нарский, О. Г. Дробницкий, А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Б. Э. Быховский, Ю. Н. Давыдов, О. В. Трахтенберг, А. М. Каримский, Ю. В. Асочаков, Г. И. Ризз, С. Н. Трубецкой, Н. Г. Дебольский, А. Ф. Грязнов, Б. А. Марладзе, — однако специализированных исследований, посвященных непосредственно Ф.Г. Брэдли и проблеме влияния на него Г. В. Ф. Гегеля, практически не проводилось. В зарубежной научной литературе исследования философии Ф. Г. Брэдли представлены широким кругом имен, среди которых: В. Мэндер (W. Mander), Р. Воллхейм (R. Wollheim), Г. Шток (G. Stock), Дж. Мьюрхед (J. Muirhead), Т. Айраксинен (Т. Airaksinen). Специально изучению метафизики Ф. Г. Брэдли свои работы посвятили Дж. Томас (J. Thomas), Д. Хатто (D. Hutto), Дж. Коннели (J. Connelly), Д. Фармер (D. Farmer), А. Ридли (A. Ridley), К. А. Кэмпел (C. A. Campbell), К. А. Кин (C. A. Keene), Л. Гэрретт (L. Garrett), Т. С. Элиот (T. S. Eliot), Дж. Мэллинсон (J. Mallinson). Среди прочих к психологическим аспектам учения Ф. Г. Брэдли обращались Э. Фортье (E. Fortier), Ф. Вилсон (F. Wilson), Дж. Варт (J. Ward). Существуют также исследования исторической концепции Ф. Г. Брэдли: Дж. Коннели (J. Connelly), Д. Томас (G. Thomas), Д. Холдкрофт (D. Holdcroft); его логических разработок: Фр. Саури (F. Sauri), Р. А. Юнг (R. A. Young), С. Кэндлиш (S. Candlish), А. Мэнзер (A. Manser). В этой связи плодотворно разрабатывается тема связи Ф. Г. Брэдли с представителями аналитической философии в трудах таких исследователей, как: Дж. Пассмор (J. Passmore), П. Нилтон (P. Hylton), Н. Гриффин (N. Griffin). Если говорить об этическом учении Ф. Г. Брэдли, то специальных исследований по этой теме не много. В той или иной мере реконструкцию этических взглядов Ф. Г. Брэдли можно найти у Б. Дали Кахал (B. Daly Cahal), Дон МакНайвен (Don MacNiven), П. МакИвен (P. MacEwen), Х. Сиджвик (H. Sidgwick), Ст. Запашник (St. Zapasnik). Некоторые аспекты этического учения рассматривают: Д. Кроссли (D. Crossley), Л. Армуа (L. Armour), А. Винсент (А. Vincent), С. Панагаку (S. Panagakou), М. Димова (М. Dimova), А. Остен (А. Austen), Т. Спридж (Т. Sprigge), Т. Т. Седжерстед (T. T. Segerstedt), Ф. Шёман (F. Schoeman). Однако, как правило, этическое учение оказывается в центре внимания в связи с учением о государстве. В контексте обсуждения политологических проблем к этике Ф. Г. Брэдли обращаются Т. Д. Велдон (T. D. Weldon), П. Николсон (P. Nicholson), Дж. Аллард (J.  W. Allard). Некоторых аспектов влияния Г. В. Ф. Гегеля на Ф. Г. Брэдли касались: Р. В. Черч, Л. Армуа, исследовавшие диалектический метод Ф. Г. Брэдли; В. Дж. Мэндер, Г. Шток, Дж. Мьюрхед Т. Айраксинен, Ст. Запашник, рассматривавшие влияние Г. В. Гегеля на учение Ф. Г. Брэдли о государстве. Можно также упомянуть Х. Сиджвика, рецензировавшего «Этические исследования» Ф. Г. Брэдли. Вопрос о влиянии Г. В. Ф. Гегеля, равно как и немецкой традиции в целом, как на метафизику Ф. Г. Брэдли, так и на его этическое учение изучен мало.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы определить меру и характер рецепции Г. В. Ф. Гегеля в философии Ф. Г. Брэдли и показать, какую трансформацию получили идеи немецкого мыслителя в учении британского последователя. Работа направлена на выявление того, какие идеи Г. В. Ф. Гегеля оказываются наиболее значимыми с точки зрения Ф. Г. Брэдли, как они были восприняты и какое изменение претерпели в его работах.

В соответствии с поставленной целью в диссертации решаются следующие задачи:
– дать общую характеристику философии Ф. Г. Брэдли в контексте британского неогегельянства;
– определить круг основных идей Ф. Г. Брэдли, в разработке которых отразилось влияние на него философии Г. В. Ф. Гегеля;
– рассмотреть положения гегелевской философии сквозь призму учения Ф. Г. Брэдли и реконструировать идеи и связь понятий философии Г. В. Ф. Гегеля, существенных для Ф. Г. Брэдли;
– определить, что в тех или иных положениях философии Г. В. Ф. Гегеля оказалось наиболее существенным для Ф. Г. Брэдли; указать, какое изменение эти положения претерпевают в его работах.

Источниковедческая база исследования. Среди основных источников первое место принадлежит, прежде всего, трудам Ф. Г. Брэдли («Этические исследования», «Явление и реальность», «Принципы логики»), Г. В.Ф. Гегеля («Энциклопедия философских наук»; «Философия права», «Лекции по истории философии», «Философия истории»), и И. Канта («критика чистого разума», «Основы метафизики нравственности»), анализ которых дает почву для исследования. Среди привлеченной научно-исследовательской литературы особо следует отметить работы В. Мэндера, Р. Воллхейма, В. Валланса, Д. Мьюрхеда, и К. А. Кин, которые дают достаточно полное, хотя и схематичное, представление философии Ф. Г. Брэдли в целом; труды Н. В. Мотрошиловой, М. С. Гулиана, К. С. Бакрадзе, М. А. Кисселя, а также совместные статьи К. А. Сергеева и Ю. В. Перова, посвященные изложению таких аспектов философии Г. В. Ф. Гегеля, как логика и истории философии; книги М. А. Кисселя и М. В.  Эмдина, В. С. Нерсесянца, В. В. Перервы, в которых нашла отражение этическая часть философии Г. В. Ф. Гегеля; исследования Ст. Запашника, Р. Воллхейма, А. С. Богомолова и Г. И. Ризза, в которых представлены версии возможного влияния Г. В. Ф. Гегеля на философию Ф. Г. Брэдли.

Основные методы и методологические принципы исследования. В работе применяются традиционные методы исследовательской историко-философской работы: текстологический анализ источников, понятийный анализ, компаративистский подход (позволяющий сопоставить термины и понятия исследуемых авторов, выявить логику их трансформации), анализ современной исследовательской литературы. Содержательным методологическим принципом, справедливость которого обосновывается в тексте диссертации, выступает выделение периодов развития философии Ф. Г. Брэдли, а также различение, с одной стороны, британского неогегельянства и, с другой стороны, британского абсолютного идеализма.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые в отечественной истории философии проводится детальный анализ рецепции Г. В. Ф. Гегеля в философии Ф. Г. Брэдли. Конкретными новыми результатми проведенного исследования являютс следующие положения, выносимые на защиту.

На защиту выносятся следующие положения:
1. Термины британское неогегельянство и британский абсолютный идеализм, хотя и близки, относятся к философским течениям, которые необходимо различать. Для неогегельянства характерно признание авторитета Г.В.Ф. Гегеля, направленность на истолкование его ключевых идей или приложение его диалектического метода к новым областям. Абсолютный идеализм стремится к построению собственной системы, основанной на идее реальности как абсолюта.
2. В философии Ф.Г. Брэдли необходимо выделять два периода: ранний — собственно неогегельянства - и поздний - абсолютного идеализма. Центральной темой раннего Ф.Г. Брэдли как неогегельянца является концепция универсально-конкретного целого как учение о тождестве индивидуального и всеобщего.
3. Идея универсально-конкретного целого в философии раннего Ф.Г. Брэдли раскрывается в его концепции самореализации, которая позволяет философу обосновать возможность тождества конкретного и универсального.
4. Влияние идей «Философии духа» и «Философии права» Г.В.Ф. Гегеля на учение Ф.Г. Брэдли о самореализации носит фрагментарный характер. Не следуя принципам самой системы, Ф.Г. Брэдли принимает основыне положения Г.В.Ф. Гегеля, выстраивая на их основании оригинальную концепцию.
5. В учении Ф.Г. Брэдли о самореализации нашли отражение следующие положения «Философии духа» и «Философии права» Г.В.Ф. Гегеля: определение поступка как осуществления внутреннего во внешнее; представление об объекте воления как о мысли; понимание воли как «конкретно-всеобщего»; представление о противоречивости воли; понятие цели воления, истинной свободы воли (как тождества свободы и необходимости) и произвола.
6. В философии раннего Ф.Г. Брэдли переосмыслены такие положения «Науки логики» Г.В.Ф. Гегеля, как: понятия конечности и бесконечности, идеи истинной и дурной бесконечности, истинного тождества, понятия конкретного и абстрактного, идея тождества внутреннего и внешнего; идея единства формы и содержания.
7. Влияние логического учения Г.В.Ф. Гегеля на раннего Ф.Г. Брэдли можно определить как преимущественно методологическое. При этом Ф.Г. Брэдли принимая категории «Наука логики», отказывается от идеи развития.
8. Можно констатировать влияние учения об универсально-конкретном понятии, развитом Г.В.Ф. Гегелем в логике, на идею универсально-конкретного целого у Ф.Г. Брэдли. Поскольку у Ф.Г. Брэдли идея универсально-конкретного целого служит логическим объяснением идеи морального организма; можно говорить о сопоставимости понятий нравственной субстанции у Г.В.Ф. Гегеля и морального организма у Ф.Г. Брэдли.
9. Центральная проблема раннего периода Ф.Г. Брэдли — проблема совершения поступка индивидом — дает возможность трактовать теоретические построения мыслителя как истолкование гегелевской идеи целого с точки зрения партикулярного. Подход Ф.Г. Брэдли к философии Г.В.Ф. Гегеля представляет собой постановку внутри системы проблемы индивида.
10. Обращаясь к социальным и социально-политическим вопросам, Ф.Г. Брэдли акцентирует момент индивидуальности и обращаться преимущественно к человеку, существенным определение которого становится бытие в сообществе, отношение к обществу как целому и отношение к другим.

Научно-практическая ценность данного диссертационного исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при разработке проблем этики, политологии, истории философии, а также при составлении и чтении общих и специальных курсов по истории философии и этике в ВУЗах.

Апробация исследования. Основные положения диссертации представлялись и обсуждались на кафедре истории философии факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета, в ряде публикации и выступлений на научных конференциях. Промежуточные и окончательные результаты исследования изложены в 4 научных публикациях общим объемом 2,7 п.л. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории философии факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета 21 июня 2007 года.

Работа состоит из введения, трех глав (6 параграфов), заключения и библиографии.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, оценивается степень ее разработанности, определяется цель и ставятся основные задачи диссертационной работы, формулируются основные методы и методологические принципы исследования, научная новизна и практическая значимость работы. В соответствии с целями и задачами определяется структура работы.

В первой главе диссертационного исследования: «Конкретно-универсальное целое как центральное понятие неогегельянской философии Ф.Г. Брэдли» исследуется вопрос об общем характере влияния Г.В.Ф. Гегеля на философию Ф.Г. Брэдли.

В первом параграфе «Общая характеристика философии Ф.Г. Брэдли в контексте британского неогегельянства» решается задача периодизации и общей характеристики философии Ф.Г. Брэдли в аспекте рецепции идей Г.В.Ф. Гегеля. Здесь дается обзор истории проникновения и рецепции Г.В.Ф. Гегеля в Англии в XIX — н. XX вв. Британское гегельянство представляется как единое течение, указываются этапы его развития и основные проблемы, описываются общие тенденции рецепции Г.В.Ф. Гегеля в Великобритании в указанный период. Обосновывается различие терминов «британское неогегельянство» и «абсолютный идеализм». Дается общая характеристика философии Ф.Г. Брэдли, выделяется идейная эволюцию Ф.Г. Брэдли, показывается, какова в ней роль и степень рецепции Г.В.Ф. Гегеля. Делается вывод о том, что в историко-философском контексте следует различать собственно британское неогегельянство и британский абсолютный идеализм, который хотя и развился в лоне первого, содержательно существенно отличался. К основным характеристикам абсолютного идеализма следует отнести то, что он не развивал основные положения философии Г.В.Ф. Гегеля последовательно, а лишь отталкивался от них в построении собственного учения. Центральным учением абсолютного идеализма было учение об абсолюте, и представляется возможным сформулировать предположение, что оно исходило из гегелевской идеи универсально-конкретного целого. Также отличительной чертой идеалистов было то, что они, в целом, принимая диалектику Г.В.Ф. Гегеля, абстрагировали от нее процесс развития, делая акцент на тождестве. Тенденции неогегельянства и абсолютного идеализма тесно переплетены и свидетельствуют не только об этапах истории философии в Англии в целом, но и об идейной эволюции определенных мыслителей. Если влияние Г.В.Ф. Гегеля на представителей неогегельянства прослеживается легко, то доказать его в абсолютном идеализме относительно трудно.

Далее в параграфе показывается, что в идейной эволюции Ф.Г. Брэдли следует различать ранний (основная работа — «Ethical studies») и поздний периоды (основная работа — «Appearance and reality») и видеть в ней переход от последовательного неогегельянства к абсолютному идеализму. Собственно гегельянские тенденции в философии и Ф.Г. Брэдли нашли свое яркое отражение в следующих произведениях: «Ethical Studies» (1876 г.) и сборнике статьей, ранее опубликованных в журнале «Mind», — «Essays on truth and reality».

Показывается, что «гегельянство» Ф.Г. Брэдли свелось к восприятию идеи универсально-конкретного, которой он придал собственное звучание. Рецепция Г.В.Ф. Гегеля у Ф.Г. Брэдли была задана общей характеристикой национальной особенности гегельянства в Англии. Ф.Г. Брэдли, как и большинство неогегельянцев, принимая диалектику как метод, отбрасывал процесс развития. Многие из категорий, которые Ф.Г. Брэдли воспринял от Г.В.Ф. Гегеля, взяты им уже «ставшими». Ф.Г. Брэдли использует диалектику в собственном смысле для обоснования эволюции как процесса становления.

Во втором параграфе «Идея универсально-конкретного целого в философии раннего Ф.Г. Брэдли и ее разработка в учении о самореализации» раскрывается центральная идея Ф.Г. Брэдли как неогегельянца — идея универсально-конкретного целого и рассматривается концепция самореализации, раскрывающая сущность идеи универсально-конкретного целого. Делается вывод о том, что отличительной характеристикой раннего периода творчества Ф.Г. Брэдли является наличие детально проработанной концепции целого (в чем и проявляется тяготение Ф.Г. Брэдли к неогегельянству), а позднего — построение собственного оригинального учения в русле абсолютного идеализма. В разработке концепции универсально-конкретного целого Ф.Г. Брэдли сформулировал учение о том, как возможно тождество конкретного и универсального: т.е. как возможен переход от единичного ко всеобщему, — через самореализацию. Утверждается, что концепция самореализации является ядром философии раннего Ф.Г. Брэдли как неогегельянца. Показывается, что самореализация имеет несколько определений, среди которых ключевые:
1. самореализация есть то, что совершается в поступке; она есть цель. Этим определением схватывается момент реализации всеобщего посредством единичного.
2. самореализация есть реализация самости. Здесь подчеркивается тот момент, что самореализация есть осуществление индивида, т.е. партикулярного.

Обосновывается утверждение о том, что в понятии реализуемой самости мыслится отождествление партикулярного и универсального, что составляет важную определенность самореализации. Выводится наиболее общее определение самореализации у Ф.Г. Брэдли как процесса самоосуществления универсального через партикулярное, т.е. как акта партикулярной воли, в котором она отождествляет себя с идеалом (который есть ее внутреннее, ее мысль) и приводит его в реальность. Показывается, что наиболее существенным определение самореализации выступает идея реализации самости как целого. Самость есть целое, с одной стороны, как воля (она есть целое по форме и по содержанию), и как таковая представляет собой «конкретно-всеобщее», и, с другой стороны, она есть целое, будучи членом целого. Целое как целое партикулярных воль (самостей) существует только через своих членов.

В параграфе также выделяются и обосновываются следующие определения, которые Ф.Г. Брэдли дал целому:
1) целое есть истинное тождество гомогенности и спецификации (показывается, что эти понятия у Ф.Г. Брэдли претерпели влияние идей И. Канта);
2) истинно бесконечное целое;
3) целое, относящееся к себе (самореферентное целое);
4) организм;
5) сознающее себя как таковое,

Делается вывод о том, что посредством этих определений, которые служат объяснению возможности самореализации, Ф.Г. Брэдли обосновывал тождество партикулярного и всеобщего.

Во второй главе «Основные положения, понятия и принципы логики Г.В.Ф. Гегеля, оказавшие влияние на учение Ф.Г. Брэдли о самореализации» в логическом учении Гегеля реконструируется идея целого сквозь призму определений целого по Ф.Г. Брэдли.

Первый параграф «Основные определения целого» содержит четыре подпраграфа, в которых рассматриваются основные дефиниции конкретно-универсального целого:
1) целое в определенности отношения к себе;
2) целое в определенности знания;
3) истинно бесконечное целое;
4) целое как единство гомогенности и спецификации.

На основании указанных характеристик проводится детальная реконструкция того, как Ф.Г. Брэдли истолковывал те или иные значимые для собственной теории идеи Г.В.Ф. Гегеля. Осуществляется подробный анализ основных положений логического учения Г.В.Ф. Гегеля сквозь призму учения о самореализации Ф.Г. Брэдли. Доказывается, что английский мыслитель видел в учении Г.В.Ф. Гегеля о понятии прежде всего теорию самореферентного целого, которая в этике обретает смысл нравственной субстанции. Демонстрируется, как развивается принцип самореферентности на различных ступенях понятия, трактуемого Ф.Г. Брэдли как универсально-конкретное целое. Всем этим достигается задача прояснения лаконичных дефиниций, которые Ф.Г. Брэдли дает целому в своих работах. Привлечение идей Г.В.Ф. Гегеля, таким образом, позволяет восстановить общий контекст и исток наиболее существенных положений этики Ф.Г. Брэдли.

В параграфе доказывается, что концепция самости, реализуемой как целое, претерпела весьма существенное влияние первой и третьей частей системы немецкого мыслителя. При этом показывается, что Ф.Г. Брэдли не следует Г.В.Ф. Гегелю догматически, а потому влияние можно считать в большей степени методическим, поскольку Ф.Г. Брэдли не принимает самих основ гегелевской философии - диалектического развития категорий и системности.

В параграфе отмечается, что Ф.Г. Брэдли использует отдельные положения логики Гегеля, в ряде случаев как само собой разумеющиеся, и тогда, для правильного их понимания требуется привлечение собственно гегелевских идей. С другой стороны, Ф.Г. Брэдли часто привлекает те или иные идеи Г.В.Ф. Гегеля, изложенные им в «Науке логики», для прояснения собственной мысли (напр., идею истинной и другой бесконечности). Подробно показано, каким образом Ф.Г. Брэдли использует те или иные понятия Г.В.Ф. Гегеля, беря их не в характерном для Г.В.Ф. Гегеля развитии, но как уже ставшие. Делается заключение о том, что идея целого, относящегося с собой в своих моментах, необходима Ф.Г. Брэдли, поскольку позволяет ему дать логическое (на уровне структуры) обоснование возможности морального организма, состоящее из индивидуальных воль, которые постольку моральны, поскольку в своей индивидуальности суть тождественные универсальному (каждая из них - часть, в которой целое специфицирует себя); чтобы показать, как возможна реализация всеобщего через партикулярное и почему поступок индивидуальной воли может быть действием целого, а также для того, чтобы продемонстрировать, что индивид, поскольку он морален, существует среди других и получает свою определенность через причастность ко всеобщности.

На основании проделанного анализа делается вывод о том, что можно констатировать влияние на концепцию целого у Ф.Г. Брэдли таких идей и понятий Гегеля, как: идея отношения, понятия предела и конечности; понятия истинной и дурной бесконечности; понятия абстрактного и конкретного тождества; определения единичности и истинной всеобщности; идея единства формы и содержания, внутреннего и внешнего (в том числе мыслимое в понятии действительности), реальности и идеальности; различие свободы как необходимости и как произвола (формальная свобода); понятие реализации цели; идея противоречивости воления; идея становления и снятия. Ф.Г. Брэдли использует характерные для Г.В.Ф. Гегеля принципы утверждения отрицания отрицания и единства противоположностей; принцип нераздельности при различенности моментов целого; а также принципы критики дуализма конечного и бесконечного, дурной бесконечности взаимного перехода цели и средства, «голого» формализма и формального тождества как закона рассудочного мышления.

Второй параграф «Принципы конституции конкретно-универсального целого, следующие из его основных определений» разделен на пять подпараграфов, в которых исследуются фундаментальные характеристики целого, вытекающие из его основных определений:
1) конкретное тождество;
2) единство формы и содержания;
3) единство внутреннего и внешнего,
4) свобода как необходимость и произвол,
5) единство реального и идеального, действительного и разумного.

Экспликация этих характеристик универсально-конкретного целого у Ф.Г. Брэдли оказалась возможна только благодаря тому, что для разъяснения основных определений целого были привлечены стоящие за ними идеи Г.В.Ф. Гегеля. Они существенно обогащают этическую теорию самореализации, помогая увидеть ее глубинную логичность и обоснованность, а также понять на каком основании Ф.Г. Брэдли строит доказательство возможности тождества единичного и универсального.

Относительно первой характеристики — конкретное тождество — показывается, что Ф.Г. Брэдли заимствует гегелевское понятие единства тождества и различия для основания возможности индивидуальной воле всецело отождествляться со всеобщей в акте воления и при этом оставаться партикулярной. В отношении второй определенности — единство формы и содержания — говорится, что в концепции самореализации она играет важную роль, поскольку обосновывает целостность воли как таковой. Гегелевский принцип единства внутреннего и внешнего лежит в основе понятии самореализации как поступка, который Ф.Г. Брэдли определяет как перевод лишь идеального (внутреннего) в реальное (внешнее). С этим также связан принцип единства действительного и разумного. Понятие свободы как необходимость играет ключевую роль для идеи нравственной субстанции Г.В.Ф. Гегеля и универсально-конкретного целого у Ф.Г. Брэдли, поскольку обосновывает возможность добродетельности.

Третья глава «Философия духа Г.В.Ф. Гегеля в преломлении неогегельянской философии Ф.Г. Брэдли» посвящена анализу влияния третьей части системы Г.В.Ф. Гегеля на концепцию самореализации у Ф.Г. Брэдли. Рассмотрение предваряет замечание о том, что у Г.В.Ф. Гегеля нет выделенного этического учения, но его можно реконструировать с опорой на те произведения, где затрагивается соответствующая проблематика. Указывается, что в исследовательской литературе принято выделять три основных периода формирования этических взглядов Г.В.Ф. Гегеля: первый («Народная религия и христианство», «Жизнь Иисуса», «Система нравственности» и др. до «Феноменологии духа»), характеризующийся вниманием к христианской проблематике; второй период, когда этическая проблематика уходит на второй план, уступая место методу и системности; третий, отличающийся разработкой собственно этических вопросов («Философия права»). Утверждается, что молодой Г.В.Ф. Гегель не оказал видимого влияния на Ф.Г. Брэдли, и показывается, что в наибольшей мере на формирование концепции самореализации повлияла «Философия права» и «Философия духа», третья часть «Энциклопедии философских наук», в котором рассматривается движение объективного духа, аналогичный тому, что описан в «Философии права».

В первом параграфе «Целое как существенное определение морального организма и воли» показывается, какое отражение находит у раннего Ф.Г. Брэдли идея целого, заимствованная в логике Г.В.Ф. Гегеля. Анализ, проводимый в данном параграфе, строится на основании выделенных во второй главе основных определений универсально-конкретного целого.

Параграф поделен на три подпараграфа, каждый из которых рассматриваются соответственно: понятие моральности (morality) у Ф.Г. Брэдли в сравнении с понятиями моральности (die Moralität) и нравственности (die Sittlichkeit) у Г.В.Ф. Гегеля; моральный организм как нравственная субстанция и воля как целое.

Показывается, что, описывая сферу моральности, Ф.Г. Брэдли использует элементы определений, которые у Г.В.Ф. Гегеля характеризуют две различные сферы: моральность и нравственность. «Morality» Ф.Г. Брэдли близко гегелевскому «die Moralität», поскольку для Ф.Г. Брэдли, акцентирующего внимание на мотиве действия и исходящего из единичной воли, оказывается важной проблема поступка. Однако в том, что касается разрешения поставленной проблемы, «morality» стоит ближе к «die Sittlichkeit», поскольку именно этим понятием у Г.В.Ф. Гегеля описывается сфера единства единичного и всеобщего, а именно это Ф.Г. Брэдли рассматривает как необходимое условие для реализации индивидуальной воли. Доказывается, что понятие моральности, каким мы его находим у Ф.Г. Брэдли, не сводимо полностью ни к гегелевскому понятию моральности, ни к его понятию нравственности. Высказывается предположение, что в этике Ф.Г. Брэдли сфера моральности представляет собой своего рода единство моральности и нравственности, как их определяет Г.В.Ф. Гегель, с тем различием, что Ф.Г. Брэдли опускает развитие духа: моральность есть свойство индивидуальной воли, поскольку она реализует себя как всеобщее и является членом истинно бесконечного целого, под которым Ф.Г. Брэдли мыслил семью, гражданское общество и государство.

В параграфе доказывается, что Ф.Г. Брэдли хотя напрямую и не называет государство, семью и общество нравственной субстанцией, тем не менее, переносит ее существенные определения на конкретно-универсальное целое, которым, с его точки зрения, является моральный организм. Понимание морального организма как целого, аналогичного нравственной субстанции Г.В.Ф. Гегеля, позволяет Ф.Г. Брэдли обосновать, в частности, идею тождества прав и обязанностей. Показывается, что моральный организм, таким образом, существенно характеризуется как законодательствующий над самим собой. Истинное отношение, характеризующее его — отношение взаимодействия, при котором он сам властвует над собой и сам себе повинуется. Поскольку внутренняя необходимость субстанции — ее свобода, постольку моральный организм обладает свободой как не зависящий ни от чего иного, как обуславливающий сам себя. Ф.Г. Брэдли описывает моральный организм как такое целое, которое является целым целых (каждый момент целого сам есть целое), т.е. целое воль.

В параграфе показывается, что в этическом учении Ф.Г. Брэдли акцент принципиально переносится на партикулярное (индивидуальная воля в ее отношении ко всеобщему), в то время Г.В.Ф. Гегель выделяет роли всеобщего (отношение всеобщего к самому себе).

Делается вывод о том, что из собственно этической части философии Г.В.Ф. Гегеля на Ф.Г. Брэдли существенное влияние оказали: понимание Г.В.Ф. Гегелем поступка как «перевода» внутреннего во внешнее, воли как «конкретно-всеобщего» (принцип единства формы и содержания), цели воления, истинной свободы воли и понятие произвола, а также идея нравственной субстанции, хотя, следует отметить, что свети понятие «моральности» Ф.Г. Брэдли к понятию «нравственности» Г.В.Ф. Гегеля оказывается невозможным.

Второй параграф «Влияние Г.В.Ф. Гегеля на критику Ф.Г. Брэдли учения И. Канта о категорическом императиве» анализирует, как проявляется влияние Г.В.Ф. Гегеля в критике Ф.Г. Брэдли практической философии И. Канта, исследуются изменения, которые положения И. Канта претерпели в интерпретации Ф.Г. Брэдли.

Параграф состоит из двух подпараграфов. Первый освещает то, как Г.В.Ф. Гегель и Ф.Г. Брэдли подходили к трактовке роли критики в философии. Второй — анализу принципов и истоков критики учения о категорическом императиве, изложенном Ф.Г. Брэдли в «Этических исследованиях» под именем «долга ради долга». Исследование проводится в сравнении теми положениями критика практической философии И. Канта, которые предложил Г.В.Ф. Гегель.

Показывается, что, несмотря на расхождения Ф.Г. Брэдли и Г.В.Ф. Гегеля в вопросе, что есть истинная философия, а также, несмотря на то, что Ф.Г. Брэдли понимал суть философской критики иначе, чем Г.В.Ф. Гегеля, он, все же уделял ей большое внимание, и использовал как метод. Что касается критики практической максимы И. Канта, то она оказывается вполне в русле гегелевского понимания критики в истории философии, поскольку служит для выявления односторонности кантовского формализма в толковании реализуемой самости в сравнении с односторонностью утилитаризма. Критика этих противоположных учений приводит к концепции самореализации, в основе которой лежит представление о единстве формы и содержания. Однако такая роль критики у Ф.Г. Брэдли является скорее случайной, чем закономерной. И в большей степени это объясняется тем, что сам принцип критики И. Канта и идейное основание с которого она проводится, — во многом повторяют критику практической философии И. Канта, какой мы находим ее в работах Г.В.Ф. Гегеля.

Формулируются следующие принципы гегелевской философии, которые имеют ключевое значение для сути критики «долга ради долга» у Ф.Г. Брэдли:
а) принцип единства формы и содержания, следствием которого выступает положение о дуалистической природе воли и «я»;
б) понимание воли как единства абстрактной и конкретной сторон, и как следствие — положение о том, что реализуемая самость есть истинно бесконечное целое;
в) принцип единства внутреннего и внешнего;
г) толкование поступка как «перевода» внутреннего содержания во внешний мир, в реальность;
д) понимание объекта воления как мысли;
е) принцип единства противоположностей.

Выделяются следующие основные положения критики категорического императива у Ф.Г. Брэдли:
а) формализм, т.е. противопоставление формы и содержание, не понимание их тождества;
б) постулирование формального тождества, т.е. сведение максимы поступания лишь к требованию непротиворечия;
в) противопоставление универсального и партикулярного, т.е. невозможность дедуцировать обязанности из категорического императива;
г) отсутствие критерия, согласно которому можно было бы определить, относится ли тот или иной поступок к долгу.

В Заключении работы подводятся обобщающие итоги диссертационного исследования и показывается актуальность темы для современной истории философии и намечаются перспективы изучения представленной в диссертации проблематики.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. Публикации в научных изданиях, рекомендованных ВАК:
1. Бабушкина Д.А. Проблема соотношения терминов моральности (morality) у Ф.Г. Брэдли и моральности (die Moralität) и нравственности (die Sittlichkeit) Г.В.Ф. Гегеля // Известия российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Научный журнал. № 16 (40) СПб., 2007. (0,5 п.л.)

II. Публикации в других изданиях:
1. Babushkina D.A. F.H. Bradley on Self-realization as Relation to the Self and to Others In: Personhood. Workshop papers of the Conference Dimensions of Personhood. Ed. H. Ikaheimo, J. Kotkavirta etc. Unv. of Jyv?skyl?, Kopijyv? Ltd., 2004. (0,5 п.л.)
2. Бабушкина Д.А. Категорический императив И. Канта с точки зрения этики самореализации Ф.Г. Брэдли // Материалы международной конференции «Иммануил Кант и современная философия». М., 2005. (0,6 п.л.)
3. Бабушкина Д.А. Ф.Г. Брэдли. // Философия ??? века. Под ред. Соколова Б.Г. СПб., 2007. (1,1 п.л.)

По теме диссертации сделаны следующие научные переводы:
1. Брэдли Ф.Г. II Эссе. Почему я должен быть морален? // Метафизические исследования. Этика № 216. СПб., 2005. (1,6 п.л.)
2. Брэдли Ф.Г. IV Эссе. Долг ради долга // Studia culturae. Выпуск 6. СПб., 2004. (0,9 п.л.)

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ