Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

СЕМЕНОВА СВЕТЛАНА ОЛЕГОВНА

ПРОБЛЕМА АНГЕЛОЛОГИИ В УЧЕНИИ ВОСТОЧНОЙ ЦЕРКВИ IV - НАЧАЛА VI ВЕКОВ

Специальность 09.00.13 -
"Религиоведение,
философская антропология,
философия культуры».

автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата философских наук

Санкт-Петербург 2004

Работа выполнена в Государственном Музее истории религии

Научный руководитель:
доктор философских наук,
профессор Казин Александр Леонидович
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Светлов Роман Викторович;
кандидат философских наук, доцент
Иванова Римма Алексеевна

Ведущая организация:
Российский государственный
педагогический университет
им А. И. Герцена

Актуальность исследования.

Восточно-христианская ангелология - важнейшая часть православного богословия, наиболее полно раскрывающая различные аспекты православной картины мироздания, а также ее связь с христианской антропологией и гносеологией.

В богословских и философских трудах XIX -- начала XX веков были рассмотрены различные аспекты святоотеческого учения об ангелах, однако как целое система восточно-христианской ангелологии раннее не исследовалась, и ее значение для православного богословия не было рассмотрено достаточно глубоко.

В современном религиоведении отсутствует анализ истоков и особенностей восточно-христианской ангелологии и ее влияния на формирования ортодоксальных взглядов на духовный трансцендентальный мир; в отечественной литературе не было выявлено концептуальное значение образов ангелов в православной картине мироздания. Остается практически неизученной проблема взаимосвязи античной космологии и натурфилософии с патристическим учением о бытии духовных сущностей. В связи с этим научное исследование по заявленной теме представляет собой новый шаг в изучении православной богословской и религиозно-философской традиции и способствует более глубокому пониманию христианской культуры.

Степень научной разработанности.

В отечественном религиоведении существует немало ценных исследований, посвященных проблемам ангелологии Восточной Церкви. В историографии изучения данной проблемы можно выделить три группы работ.

Во-первых, это имеющиеся в русском богословии и философии работы, посвященные изложению святоотеческих представлений об ангельском мире. Среди богословских дореволюционных трудов необходимо выделить произведение архиепископа Макария «Православно-догматическое богословие» (1868 г.), в котором автор подробно излагает основные положения православной ангелологии в отношении сущности, свойств и предназначения ангелов в мироздании. Важные сведения представлены в труде А.С. Глаголева «Ветхозаветное учение об ангелах» (1900 г.), в которой богослов исследует особенности духовных существ, запечатленные в текстах Библии. Ортодоксальные суждения об ангелах изложены также в сочинениях Дмитрия Ростовского, Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, архимандрита Серафима

Звездинского, архиепископа Иннокентия Херсонского, а также в работах Г. Дьяченко, С. Гусева, Т. Вержбитского, Е. Н. Воронец. Среди бо-гословско-философских исследований, посвященных ангелологии, значительное место занимает труд С. Н. Булгакова «Лествица Иаковля об ангелах» (1929 г.), в котором философ в русле разрабатываемой им со-фиологии повествует о многообразном служении ангелов в осуществлении промысла Творца и в управлении мирозданием. На основе Священного писания и апокрифической литературы он производит подробный анализ антропологического предназначения всего ангельского мира, исследует сочеловечность ангелов, раскрывает онтологическое значение ангелов-хранителей. В советский период философские воззрения на умопостигаемый ангельский мир изложены в произведениях Л. П. Карсавина, А. Ф. Лосева. Современными авторами, в трудах которых рассматриваются проблемы ангелологии, являются А. П. Щеглов, Д. Ю. Дорофеев, М. С. Иванов, Однако, во всех этих работах отсутствует подробный анализ многочисленных сведений об ангелах, содержащихся в произведениях отцов Церкви, отсутствует всесторонний анализ источников патристических умозаключений, которыми являются апокрифическая литература и произведения античных философов.

Во вторую группу научных трудов входят работы, посвященные исследованию богословско-философского наследия Псевдо-Дионисия Ареопагита - главного ангелолога Восточной Церкви. Среди них следует назвать труды К. Скворцова, И. Смирнова, в котрых рассматри-ваются основные постулаты учения Псевдо-Дионисия Ареопагита в связи с определением времени их написания. Следует также отметить труды И. В. Попова, В. В. Болотова, А. И. Бриллиантова, в которых имеется обстоятельный анализ философско-религиозных взглядов автора «Ареопагитического свода». Особо необходимо выделить сочинение Г. В. Флоровского, в котором наиболее полноценно исследована картина мира Псевдо-Дионисия и изложены особенности ее иерархической структуры.

В советский период проблемами ареопагитического учения занимались в основном ученные грузинской философской школы, что было связано с утверждением гипотезы Ш. И. Нуцубидзе и Э. Хонигмана о принадлежности авторства «Ареопагитического свода» грузинскому философу Петру Иверу. В связи с этим в 1940-1960-х годах Ш.И. Нуцубидзе посвящает исследованию учения Псевдо-Дионисия Ареопагита несколько работ и одну монографию («Петр Ивер и античное философское наследие»), в которых очень подробно излагает платонические и неоплатонические истоки воззрений Петра Ивера, его связь с монофи-зитством и влияние «Корпуса ареопагитических сочинений» на последующих мыслителей средневековья. Работы грузинских ученых 1970-1990-х годов заслуживают особого внимания в связи с исследованиями творений Псевдо-Дионисия Ареопагита в области ангелологии (Д. III. Зумбадзе) и символики (Д. В.Шошиашвили).

В 1990-е годах отмечается определенный всплеск интереса к сочинениям «Ареопагитик» в отечественной историко-философской науке. Г. Зяблицев всесторонне анализирует взаимосвязи учения Псевдо-Дионисия Ареопагита с античной философией, В. В. Соколов рассматривает основные проблемы «Corpus Areopagiticum» в связи с особенностями христианской патристики. В свете последних научных открытий историю творений Псевдо-Дионисия Ареопагита и их значение во всемирной истории культуры излагает Г. М. Прохоров. Особое место принадлежит В. В. Бычкову и С. С. Неретиной, в трудах которых всесторонне исследуются все существующие научные знания о сочинениях «Ареопагитического свода» и представлена наиболее полная философская картина мировоззрения Псевдо-Дионисия Ареопагита. Однако, во всех этих трудах отсутствует всесторонний анализ представлений богослова об онтологических особенностях существ трансцендентного мира и исследование влияния неоплатонического учения на ареопаги-тическую ангелологию.

К третьей группе исследовательских работ следует отнести те труды, в которых представлены сведения об античной космологии и натурфилософии, которые проливают свет на вопрос о влиянии античной философской традиции на восточно-христианскую ангелологию. К ним принадлежат произведения В. Ф. Асмуса, А. С. Богомолова, А. Л. Верлинского, М. И. Владиславцева, Г. Зяблицева, И. И. Лапшина, А.Ф. Лосева, М. Д. Муретова, В. П. Оргиш, В.И. Уколовой, В. П. Фомина, А. Н. Чанышева, Р. В. Светлова, Л. Ю. Лукомского, А. С. Степановой, П. Верещацкого, П. Д. Линицкого, II. Д. Юркевича, и других авторов.

Цели и задачи.

Целью работы является комплексное религиоведческое исследование особенностей ангелологии в восточном христианстве IV-начала VI веков. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

1) систематизировать представления об ангелах в восточно-христианском богословии IV-начала VI веков;

2) провести сравнительный анализ представлений о трансцендентном мире в восточном христианстве и античной философии;

3) раскрыть взаимосвязи восточной патристической ангелологиис восточно-христианской онтологией, антропологией, гносеологией иэтикой.

Методология исследования обусловлена целью и задачами диссертации, а также особенностями исследуемого материала, Исследование восточно-христианской ангелологии IV-начала VI веков базируется на принципах объективности и комплексного анализа поставленных проблем. В основу исследования положен метод аналитического исследования источников, выявляющий их логику и содержание и предполагающий их терминологический, сравнительный и сопоставительный анализ. При изучении данного материала использовался комплексный религиоведческий подход, предполагающий компаративный, типологический и функциональный анализ.

Источники исследования.

Использованные для работы над диссертацией источники можно разделить на три группы. Первой, самой многочисленной группой являются произведения восточно-христианских авторов IV-\/ веков, и которых изложены сведения о сущности, свойствах, предназначении ангелов и особенностях устройства духовного мира. Это труды Анто ния Великого, Макария Египетского, Василия Великого, Григория На-зианзина, Григория Нисского, Ефрема Сирина, Афанасия Александрийского, Иоанна Златоуста, Кирилла Иерусалимского, Феодорита Кирского, Кирилла Александрийского.

Вторую группу источников составляют труды Псевдо-Дионисия Ареопагита, известные под названием «Свод Ареопагитических сочинений» (конец V начало VI веков). Собрание состоит из четырех трактатов: «О небесной иерархии», «О церковной иерархии», «О божественных именах», «Мистическое богословие» и десяти посланий. В этих сочинениях, особенно в трактате «О небесной иерархии», наиболее цельно и разносторонне исследованы и систематезированы христианские представления об ангельском континууме.

К третьей группе источников относятся сочинения античных авторов, в которых представлены натурфилософские и космологические

положения, в той или иной форме сопоставимые или связанные с восточно-христианской ангелологией. Это сочинения Анаксимандра, Анаксимена, Гераклита, Эмпедокла, пифагорейцев, стоиков, Платона, Плотина, Прокла.

Основные положения исследования, выносящиеся на защиту:

1. Восточно-христианская ангелология IV-начала VI веков представляет собой цельный комплекс ортодоксальных положений об умопостигаемых (ноуменальных) ангельских существах. Сведения об ангельском мире, как неотъемлемой части мироздания, кодифицированыво многих текстах Священного Писания, экзегетика которых в трудахотцов Церкви составляет православное учение об ангелах. Другим источником патристических представлений о надмирных духах служиливетхозаветная и новозаветная апокрифическая литература, а также натурфилософские и космологические положения античной (в основномплатонической и неоплатонической) философии.

2. Ангельский континуум в восточно-христианском богословии является частью тварного мира и в онтологической структуре мирозданияпредставляет собой трансцендентальное «невидимое» бытие. Процесссоздания ангелов в восточной патристике подчинен законам христианского креационизма. Так, причинность ангельского бытия заключена всвободном волеизъявлении триипостасного божества. Творческий актосуществляется второй ипостасью Троицы божественным ЛогосомИисусом Христом, Сыном Божиим., через которого проявленное сущееполучает собственное бытие и приобретает внутреннюю витальность.Исходной точкой творения является промыслительная деятельностьБога.

3. Опираясь на платоническую и неоплатоническую теорию эйдо-сов, восточно-христианские богословы (Григорий Назианзин, ГригорийНисский, Дионисий Ареопагит) разрабатывают концепцию прообразов,логосов и идей, изначально предсуществующих в уме Творца. Черезмыслительную деятельность Бога происходит переход «из небытия вбытие», и «несущее» объективируется в «сущее». Благодаря логосамкаждое творение получает свой смысл и индивидуальность. В трансцендентном мире, согласно Псевдо-Дионисию Ареопагиту божественные идеи становятся той «первоматерией», из которой создаются субстанции ангелов.

4. Отвергая эллинистическую концепции эманации, причинностивещей в эйдосах и творения их из вечной материи, восточно-

христианское богословие утверждает монотеистический креационизм, согласно которому в результате творческого акта Бога «из ничего» создается новый тварный порядок, иная сущность, отличная от природы Творца. Особенностью восточно-христианского креационизма в сфере ангелологии предстает признание факта создания ангелов до начала творения природного мира, существующего во времени. Явленные вне времени надмирные существа онтологически принадлежат к тварной вечности, исходящей из предвечного нетварного Бога.

5. Создание и существование ангельского мира, как и всех тварныхсуществ, в восточно-христианской патристике воспринимается какпроявление божественного блага. Опираясь на Платона и неоплатоников, богословы Восточной Церкви разрабатывают учение, согласнокоторому благо есть первооснова всякого бытия, выражающая целесообразность проявления «премудрости» и «разума» Творца в созданиимира. Благо - это причина и цель существования. В отличие от платонического учения в христианстве все творения, как умопостигаемого(ноуменального), так и феноменального миров, подчинены законамблагобытия.

Принцип благобытия раскрывается через учение об обожении. Согласно автору «Ареопагитического свода», реализация божественного замысла о мире мыслится через соучастие образа и подобия. Отологическим предопределением существующего является не только отраже-ние, но и подражание сущему. Учение об обожении раскрывается через апофатическую диалектику единого и множественного, согласно кото-рой единый и «сверхъединый» Бог при создании мира проявляется во множественности творений. Однако, во все создания, в соответствии с божественным промыслом, вложено стремление к Богу, как единственному источнику благобытия, которое осуществляется через обожение всей твари. Первыми и наиболее совершенными участниками обожения выступают ангелы.

6. Совершенство существ умопостигаемого континуума и превосходство над всеми творениями феноменального мира заключается вих приближенности к Богу и наибольшей причастности к его благам.Пребывая в высшем трансцендентном пространстве, ангелы обладаютрядом особых метафизических качеств, свойственных существам божественного порядка. В патристическом богословии они представленысуществами, имеющими духовную, ноуменальную (умную), световую,огненную и воздушную природу, которая есть отражение метафизических свойств Творца.

Согласно учению Платона и неоплатоников, творцом и устроителем вселенной является божественный Ум, а ноуменальный мир предстает как идеальное и истинное бытие. В восточно-христианском богословии наиболее развитое учение о ноуменальной сущности ангелов изложено в творениях Псевдо-Дионисия Ареопагита. Опираясь на философию Плотина и Прокла, автор «Ареопагитического свода» подробно описал особенности умопостигаемой и умопостижимой деятельности духовных сил по отношению к Богу, раскрыл мыслительный процесс ангелов, при котором умы объединяются со своими мыслями и мыслимым, а затем соединяются с тем, что «находится выше ума», после чего возвращаются к самим себе уже обогащенными.

Важной частью патристической ангелологии является учение о световой природе ангелов, которое наиболее подробно изложено в богословии Григория Назианзина и Псевдо-Дионисия Ареопагита. Главное утверждение этого учения заключается в том, что ангелы есть «вторые светы», отражающие свет единого Бога. Данное умозаключение основывается на метафизике света Плотина, согласно которому ноуменальные сущности предстают отражением «первоисточного света» ума, и их жизнедеятельность осуществляется посредством световых процессов. Световые явления в греческой патристике рассматриваются через гносеологические проблемы познания и просвещения.

Вершиной метафизики света в восточно-христианском богословии является теория фотодосии (светодаяния) Псевдо-Дионисия Ареопаги-та. В ней автор рассматривает диалектический процесс распространения световых энергий Бога во множественный ноуменальный мир, при котором Первоисточник света остается в неизменном тождестве.

7. В учении Восточной Церкви созданные до творения феноменального мира ангелы, как воплощение «чистых идей» и образов, в отличие от гностических и неоплатонических эманаций, истекающих от Бога, представляют собой неких бытийственных слуг, «исполняющих волю» онтологически непознаваемого Бога-Творца. Служение ангелов рассматривается богословами в двух направлениях: в служении величию Бога через славословие Творца и предстоянии ему, а также в попечении о человеке.

В патристической космологии ангельский континуум представляет собой метафизическую конституцию мира и служит сохранению сущности и потенциальной заданности объектов тварного материального мира, обеспечивая им бытийсвенную устойчивость. Ангелы управляют всеми материальными процессами, и, главным образом, сферой человеческого бытия. В «Ареопагитическом своде» экспликация служебной сущности ангелов представлена, в первую очередь, через аспекты гносеологии, поэтому надмирные существа, прежде всего, являются вестниками сверхсущного непостижимого Бога, который опосредованно, через духовные силы, совершает общение с материальным миром. Эксплицируя особенности и характер ангельского служения, отцы Церкви отмечают их особый динамизм, проявляющийся в усердии, бдительности, бодрственности и быстродвижности.

8. Согласно восточно-христианской ангелологии, учение о служении ангелов Богу включает в себя представление об аксиологической иерархии небесных существ, имеющих разные предназначения восуществлении божественного промысла о мире. В соответствии сосвятоотеческим богословием, ангелы, имея общую природу и одно наименование, различаются своим достоинством. Иерархичность креа-ционисткой системы является онтологическим основанием цельности иупорядоченности трансцендентного бытия.

В основе восточно-христианского учения об иерархии лежат онтологические, гносеологические и аксиологические христианские парадигмы, которые раскрывались многими богословами VI-V веков, но наиболее цельно изложены в ангелологии Псевдо-Дионисия Ареопаги-та. Систематизируя богословские умозаключения отцов Церкви предшествующих веков и философские теории неоплатоников, автор «Аре-опагитического свода» разрабатывает метафизическое учение о строении ангельского мира. Согласно этому учению, иерархия есть священное устроение, знание и действие (О небесной иерархии. 3, 1). Существование и функционирование иерархии непосредственно связано с реализацией принципов божественной фотодосии, богоподобия и обоже-ния, лежащих в основе ареопагитического мироздания.

9. Особенностью иерархического учения стало структурированиеангельских чинов в строго определенном порядке, разделенном по троичному принципу. Каждая тройственная иерархия в трансцендентнойструктуре имеет свои характеристики и несет определенные функции.Ангелы первой триады располагаются в непосредственной близости кБогу, и как наиболее совершенные существа, они больше приближенык знаниям божественных тайн. Их предназначением является посвящение себя Господу. Чины второй иерархии, согласно «Ареопагитическо-му своду», занимают срединное место в небесной лествице и приобщаются к божественным озарениям через первых духовных существ.Их задачей в умопостигаемом континууме является осуществление

высших принципов идеального управления мирозданием. Последняя же интеллигибельная иерархия характеризуется антропологической направленностью и осуществляет взаимосвязь между видимым и невидимым, земной и небесной сферами тварного бытия. По мнению автора «Ареопагитического свода», последние ангельские чины представляют собой «провозвестнический» порядок, и посредством друг друга руководят человеческими иерархиями. Таким образом, иерархия Псевдо-Дионисия Ареопагита представляет собой строгую логическую систему трансцендентного бытия.

Вместе с тем, система духовного мира Псевдо-Дионисия Ареопагита не во всем совпадает с представлениями других богословов Восточной Церкви. Так, в ареопагитическом учении посредством мистико-символического метода усложнено восприятие библейского сюжета причащения углем пророка Исайи серафимом, которого Псевдо-Дионисий относит к чину ангелов. Недостаточно отражена роль архангелов Михаила и Гавриила в осуществлении христианского домостроительства. В святоотеческом богословии эти ангелы воспринимаются не низшими чинами небесной иерархии, а высшими умопостигаемыми духами.

Особое значение в восточно-христианском богословии имеет учение об антропологической деятельности ангелов-хранителей, которое во многом схоже с мифологическими представлениями о демонах. Являя высший, идеальный образ существования, ангелы-хранители, согласно святоотеческой ангелологии, обеспечивают все сферы человеческой жизнедеятельности, основанной на принципах христианской соте-риологии.

Новизна диссертационного исследования.

В данной диссертационном исследовании впервые в отечественном религиоведении на основе многочисленных трудов богословов Восточной Церкви осуществлено целостное исследование патриcтической ангелологии IV- начала VI веков. Научная новизна данного исследования заключается в том, что в нем:

- собраны в единый комплекс и систематизированы многочисленные, но разрозненные сведения о сущности, качествах и свойствах ангелов и особенностях их бытия в трансцендентном континууме, изложенные в трудах богословов Восточной Церкви IV-начала VI веков;

- подробно исследована взаимосвязь восточно-христианской ангелологии с античной натурфилософией и космологией; проанализированы святоотеческие представления авторов IV-V веков и ареопагитическое учение об умной, световой, огненной и воздушной природе ангелов, которые во многом основаны на философии неоплатонизма;

всесторонне исследованы принципы интеллигибельной иерархии в трудах богословов IV- V веков и в сочинении Псевдо-Дионисия Ареопагита «О небесной иерархии», в котором представлена четкая онтологическая, гносеологическая и аксиологическая структура интеллигибельного мира;

собраны и подробно исследованы представления авторов Восточной Церкви IV- начала VI веков об антропологической деятельности ангелов-хранителей;

доказана теснейшая связь патристической ангелологии с христианской онтологией, гносеологией, антропологией, аксиологией и этикой.

Теоретическая и практическая значимость.

Полученные в ходе исследования результаты и выводы значительно углубляют и расширяют представления о религиозно-философской картине христианского мироздания. Данные знания важны при изучении теологии, религиозной философии и культурологии. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы религиоведами, философами и культурологами при написании научных работ по проблемам христианской онтологии, антропологии, гносеологии, аксиологии и этике, а также для разработки преподавания курсов по истории и философии религии и религиоведения.

Апробация работы.

Положения, вынесенные на защиту, были отражены в статьях и публикациях автора. Они апробировались в выступлениях на российских и международных научных конференциях: Генезис христианства: проблемы и исследования, Вторые научные чтения (1999); Сакральные тексты в истории культуры, VII Санкт-Петербургские религиоведческие чтения (1999); Православие в истории России, научная конференция «Православие в истории России. Прошлое и современность» (1999); Христианство на пороге третьего тысячелетия, научная конференция (2000); Христианский мир: религия, культура, этнос, VIII Санкт-Петербургские религиоведческие чтения (2000); Музей. Общество. Религия: аспекты взаимодействия, IX Санкт-Петербургские религиоведческие чтения (2002); Образ рая: от мифа к утопии (2003).

Структура работы.

Структура диссертации определена целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, примечаний, списка источников и списка использованной литературы. Главы носят название: «Учение Восточной Церкви IV - начала VI веков о возникновении и существовании ангельского мира» и «Учение о небесной иерархии в богословии Восточной Церкви IV-начала VI веков».

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.

Во введении обоснованы актуальность, научная новизна и практическая значимость работы, определены цели и задачи, раскрыта научная новизна результатов исследования, дана характеристика методологической и источниковедческой базы диссертации.

Глава первая «Учение Восточной Церкви IV - начала VI веков о возникновении и существовании ангельского мира» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Особенности восточно-христианского богословия V - начала VI веков и учение о творении трансцендентального и феноменального миров» посвящен краткой характеристике богословия Восточной Церкви IV начала VI веков и исследованию основных положений христианской концепции возникновения идеального, ангельского и феноменального миров.

Восточно-христианское богословие IV начала VI веков представляет собой век зрелой, классической патристики, эпоху наивысшего расцвета христианского систематического богословия. Разработка универсальных догматических систем осуществляется через синтез религиозных ценностей христианства и эллинского философского наследия: платонизма и неоплатонизма. Общность христианского учения и античной философии раскрываются и постановке задач и определении смыслов. В отличие от ранее существовавших философских систем христианство представляло философию богооткровения с наиболее развитым этическим учением, опирающимся на такие фундаментальные принципы, как теоцентризм, провиденциализм, креационизм, персонализм, традиционализм.

Важнейшей частью христианской онтологии является представление о бинарной структуре мироздания, состоящего из трансцендентного и имманентного, ноуменального (умопостигаемого) и феноменального (явленного), духовного и физического (материального) миров. В области учения о трансцендентной и умопостигаемой сфер бытия находится восточно-христианская ангелология. Ангелы (ноуменальные существа) есть представители духовного божественного мира, обеспечивающие взаимодействие между Богом Творцом и материальной природой. В космологической структуре бытия ангелы имеют важное онтологическое значение в существовании и жизнедеятельности мироздания.

Вместе с тем, в Священном Писании нет четкого указания на время создания ангелов. На основе библейских сведений, восточно-христианские богословы пришли к мнению, что ангельский континуум был создан до «начала» творения природного мира, существующего но времени. Вне времени Богом было создано некое трансцендентное пространство, в котором обитали ноуменальные сущности - ангелы, получившие вместе с бытием вневременную форму тварного существования.

Наиболее целостная концепция творения мироздания согласно с прообразами Бога представлена в учении Псевдо-Дионисия Ареопаги-та. Согласно автору «Ареопагитического свода», до создания вселенной в Боге таинственным образом предсуществоиали творческие и определительные основания тварного бытия, которые являются его про-мышлениями и предопределениями. Мысли-образы, исходящие из Творца, согласно Псевдо-Дионисию представляют собой первоматерию для ангелов. В соответствии с ними в бытии ангелы причащаются божественным благам и получают свои онтологические качества и свойства. Таким образом, процесс создания интеллигибельных существ представляет собой поэтапную творческую деятельность Бога, состоящую из предопределения и промышления Творца об ангелах, явления божественных идей - первоматерии небесных сил и наделения их бытием в соответствии с изначальными логосами.

Второй параграф «Представления о сущности и свойствах ангелов в восточно-христианской патрологии» посвящен изложению учения Восточной Церкви о сущности ангелов, а так же святоотеческих представлений об имманентных свойствах умопостигаемых существ и их бытийственных качествах.

Учение об ангелах в Восточной Церкви опирается на ветхозаветную ангелологию, представленную как в канонических книгах Священного Писания, гак и в апокрифической литературе. Главным теоретиком христианской ангелологии был Псевдо-Дионисий Ареопагит, который в сочинении «О Небесной Иерархии» и утраченном трактате «Об ангельских свойствах и чинах» систематизировал и развил основные библейские, христианско-богословские и античные философские представления об ангельском мире. Однако, многие ангелологические положения были изложены и в различных сочинениях писателей восточно-христианской Церкви до трактатов Псевдо-Дионисия Ареопаги-та.

Особой частью восточно-христианской ангелологии предстает учение о сущностных имманентных свойствах небесных сил как витальных существ, имеющих субстанциональный характер. В богословии Псевдо-Дионисия Ареопагита они представлены как существа, сотворенные по образу и подобию Божию (О небесной иерархии. 4. 2). Вместе с тем, в святоотеческой ангелологии важным постулатом является понятие о различии природы Творца и естества ангелов, так как субстанционально их сущность не совпадает с сущностью Бога.

Созданная вне времени природа ангелов не подвержена субстанциональному изменению, поэтому их онтологической особенностью является принадлежность к вечному бытию. Важнейшим богоподобным качеством ангельского существа предстает его принадлежность к умной природе. В философии неоплатонизма божественный идеальный мир есть мир ноуменальный: интеллектуальный (умопостигающий, мыслящий) и интеллигибельный (умопостигаемый, мыслимый). В христианстве к ноуменальному миру принадлежат ангелы, которые, в силу особой близости к Творцу, именуются в трудах отцов Церкви умными духами. Согласно Псевдо-Дионисию Ареопагиту надмирные существа «бестелесны и невещественны», то человек может их воспринять только через свой интеллект и способности своего разума (О божественных именах, 4, 1

Другим метафизическим качеством умопостигаемых сущностей, согласно восточно-христианской ангелологии, является световая природа ангелов. Свет в греческой патрологии понимается как энергия, которая связывает сверхсущего Бога и его творения, и через которую он проявляется в бытии. В христианской онтологии свет имеет значение субстанции всего сущего. Но многих местах Священной истории посредством световой символики повествуется о сверхфизических, нематериальных качествах природы Бога и трансцендентного мира (1Ин 1. 5; Ис 60. 18, 19; Мф. 4. 16; Ин 1. 8, 9; 12. 35, 36). В святоотеческом богословии свет означает присутствие нетварных божественных энергий, посредством которых осуществляется реализация божественного промысла. Учение о световой природе ангелов в патрологии Восточной Церкви наиболее разработано в богословии Григория Назианзина и Псевдо-Дионисия Ареопагита.

Важным свойством ангелов, отмеченным восточно-христианскими писателями, предстает «духовность». Как «Бог есть дух» (Инн 4. 24), так и ангелы суть «духи» /греч. - pneumato/ (Пс 150. 6; Мф 8.16; Л к 10, 20;Евр 1. 14;Откр 1.4).

Находясь в ноуменальной сфере бытия и обладая бестелесной природой, ангелы не нуждаются в пространстве и в некосм локальном месте. Однако, несмотря на вездесущесть, духовным творениям присуща пространственно-временная ограниченность, и могут проявляться только в одном месте. Это качество тварной природы ангелок выража-ется в их метафизической оформленности, приводящей к раздельному индивидуальному существованию.

Другим имманентным свойством ангелов является огненная природа их естества. На основе библейских текстов, повествующих об огненной сущности Бога и Его ангелов, которые есть «огонь пылающий» (Пс. 103, 4; Евр. 1, 5-8), отцы Церкви утверждают, что огненность есть одно из главных качеств небесных сил. Огонь -- это определяющий и основной первоэлемент трансцендентного континуума, с помощью которого создается природный мир. Огромное значение метафизика огня имела в античной натурфилософии (в учении Анаксимандра, Гераклита) и в стоической космологии. Синтезируя все философские и теологические представления о сущности огня, Псевдо-Дионисий Ареопагит рассматривает его как «высшую степень богоподобия небесных умов» (О небесной иерархии. 15, 2). Другой ангелоподооной стихией в святоотеческом богословии предстает стихия воздуха. В христианстве, как и во многих космологических системах античных философов (в учении Анаксимена, Диогена Аполлонийского, философии стоиков и неопифагорейцев) стихия воздуха наделена божественными и животворящими качествами, а так же отождествляется с дуновением и дыханием Божием.

В плане онтологической этики, согласно снято-отеческому учению, ангелы являются высшими и «божественными духами», наделены изначальной святостью (Мф25. 31), избранностью (1Тим 5. 21) и созданы совершенными. Важнейшим качеством умопостигаемых существ является их имманентная интенциональность в направлении к высшей божественной Причине. Этические устремления ангелов определяют их субстанциональное существование. Устойчивые интенции надмирных сил к добру привели к инвариантности и константности их божественных качеств. Однако, как личные существа, изначально наделенные свободной волей, ангелы имеют возможность негативного изменения. Именно в среде ноуменального континуума совершилось богоотступничество. Следствием этого метасобытия стало искажение совершенной структуры мироздания, основанной на строгой корреляции творений по отношению к Творцу.

В третьем параграфе диссертации «Учение об ангелах как "служебных духах"» освящаются особенности предназначения ангелов в христианской структуре мироздания и их различные проявления в служении Богу.

В соответствии со Священным Писанием, главным предназначением и целью бытия ангелов является служение Богу, так как они «есть суть служебные духи» (Евр. 1, 14). Сущность и формы служения ангелов в восточно-христианском богословии раскрываются в рамках абстрактно-символической космологической системы.

Согласно патристической космологии существует неразрывное единство и взаимосвязь трансцендентного и имманентного миров. Ангелы управляют материальными процессами. Существование ангелов обеспечивает целостность вселенной.

В соответствии с восточно-христианской ангелологией главная цель существ трансцендентного континуума раскрывается через антропологию. Цель антропологической деятельности представителей трансцендентного мира определена в послании апостола Павла, согласно которому ангелы - «служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евр 1. 14). В «Ареопагити-ческом своде» экспликация служебной сущности ангелов представлена в первую очередь как коммуникативная. Согласно Псевдо-Дионисию Ареопагиту, ангелы, прежде всего, являются вестниками сверхсущного непостижимого Бога, который опосредованно, через духовных существ совершает общение с материальным миром.

Согласно святоотеческому богословию в своем таинственном помышлении Господь создал ангельский мир в большей степени для служения Самому Себе, а затем для служения людям. Наивысшим и основным предназначением всех тварных существ, по мнению отцов Церкви, является славословие Бога и Творца, которое есть выражение богостремления и богоподобия. Другим важным фактором ангельскою бытия и их субстанциональной реализации предстает необходимость постоянного утверждения своей онтологической зависимости от сверхсущественного и всемогущего Бога-Творца и постоянное поклонение его всемогуществу. Во многих произведениях восточно-христианских отцов Церкви эксплицированы особенности и характер ангельского служения, а именно: усердие, бдительность, неусыпность и бодрствен-ность, «быстродвижность». Этот динамизм, присущий существам трансцендентного мира, обеспечивает онтологическое постоянство и устойчивую непрерывность существования феноменального природного мира. Основой всех имманентных качеств, необходимых ангелам при служении, является божественная сила, которой их при создании наделил «Господь сил» (Быт. 11, 8). Вместе с тем, важным постулатом восточно-христианской ангелологии является утнерждение, что несмотря сверхъестественную силу и могущество ангелов их возможности ограничены.

Вторая глава диссертации «Учение о небесной иерархии в богословии Восточной Церкви IV - начала VI веков» так же состоит из трех параграфов. Первый параграф «Особенности и принципы иерар-хии в существовании умопостигаемого мира» посвящен изложению представлений отцов Церкви об иерархических законах существования духовного умопостигаемого мира. Главным теоретиком учения о небесной иерархии является Псевдо-Дионисий Ареопагит. Однако многие идеи об иерархическом устроении ангельского бытия были высказаны до появления "Свода ареопагитических сочинений" Основанием для утверждения о существовании различный ангельских чинов в восточ-но-христианской патрологии служат многочисленные примеры Священной истории, из которых известно, что одни ангелы наделены властью давать указания другим ангелам (Дан 8. 16; Зах 2. 3-5).

Из текстов Священного Писания известны имена девяти ангельских чинов серафимы (Ис 6. 2; Откр 4. 6-8), херувимы (Быт 3. 24; Исх 25. 22; Иез 1. 1-18; 10, 8. 21; Пс 79. 2, 98. 1), престолы (Иез И). 2, 6-12; Дан 7. 9; Кол 1. 16), силы, господства, власти, начала (Кол I. 16; Еф 1. 21, 3. 10; 1Пет 3, 22; Рим 8. 38), архангелы (Дан. К), 13, 21; 1Фес 4. 16; Иуд 9) и ангелы (1Пет 3, 22; Рим 8. 38). Согласно святоотеческому богословию божественным помышлением в процессе создания мира была установлена иерархическая лестница умопостигаемых сущностей, подчиненных Творцу и друг другу. Управление интеллигибельным миром в данной онтологической системе осуществляется посредством самих же ангелов.

В христианском космологическом учении каждая ступень небесной иерархии исходит непосредственно от Бога - абсолютного Первоначала и вершины иерархии, что отличается от онтологической иерархии неоплатонизма. В соответствии с философией, Прокла каждая бытийст-венная ступень порождает последующую, Согласно Псевдо-Дионисию Ареопагиту посредством надмирной иерархии раскрываются божественные знания непостижимого Бога. Эти знания передаются через установленный интеллигибельный порядок, в осуществлении которого ангельские чины выступают выразителями предшествующих умов, движимых Богом. В восточно-христианской ангелологии онтологическое и гносеологическое значение каждой ступени ангельской лестницы определяется степенью близости к Богу, который метафизически присутствует на каждом уровне, но в разной степени «концентрации». Принцип гносеологической дифференциации умопостигаемых существ, реализуется в соответствии с разным уровнем содержания объема божественной информации, По мнению автора «О небесной иерархии» разные ангельские чины обладают разным количеством знаний и разной степенью посвященности в божественные тайны. В связи с этим свойства ангельских чинов проявляются как следствие личных усилий каждого из них в стремлении к богоподобию и желания «придерживаться» в неизменном состоянии. Вместе с тем свойства каждого чина осуществляются как божественные и Богом данные. Они имеют субстанционный характер и выступают в качестве достоинства интеллигибельным существ.

Соответствие чинов небесной иерархии согласно ареопагитическо-му учению находится в строго константном состоянии. Каждому из созерцающих Бог открывается соответствующим им образом. Ангельская иерархия представляет собой принцип структурном организации сложных онтологических многоуровневых систем, взаимодействие ко-трых осуществляется в порядке от высшего к низшему. Благодаря строгому лестничному принципу «порядок оказывается путем и действием». Главная задача, или «действие» каждого чина, состоит в совершении трех «занятий»: очищение, просвещение и совершенствование. Через них, согласно Псевдо-Дионисию, возможно «участие в богона-чальном познании» (Там же. 7, 4) и достижение цели всех творений богоподобия.

Особенностью учения о небесном иерархии в системе «Ареопаги-тик» стало структурирование интеллигибельных чинов в строго определенном порядке, разделенном по троичному принципу, заимствованному из онтологических и космологических теорий неоплатонизма. Вместе с тем, ареопагитическая структура мироздания представляет собой последовательную систему троичного разделения. Ее основой и вершиной предстает Триединый Бог, проявление и действие которого осуществляется через три иерархии надмирных умов. Эта онтологическая система, по мнению автора «Ареопагитического свода», являет собой гармоничный порядок и является отражением божественной гармонии Святой Троицы.

Во втором параграфе «Характеристика чинов небесной иерархии» повествуется о субстанционных свойствах и предназначении каждого чина небесной иерархии, а так же исследуются истоки формирования христианских представлений о высших чинах (серафимов, херувимов, престолов) и чина архангелов.

Согласно восточно-христианскому святоотеческому богословию IV-V веков, первым ангельским чином, как правило, считался чин се-рафимов. В интеллигибельной структуре Псевдо-Дионисия Ареопагита этот чин занимает третье, последнее место в триале высшей небесной иерархии. В ангелологии «Ареопагитического свода» «каждое название превышающих нас сущностей выявляет богоподражательные особенности их богоподобия» (О небесной иерархии. 8, I).

Вторым ангельским чином в небесной иерархии являются херувимы, хотя во многих богословских произведениях IV- V в.в. этот чин описывается наравне с серафимами. В экзегетике Псевдо-Дионисия Ареопагита имя херувимов означает «излияние премудрости» (О небесной иерархии. 7, 1).

Одним из главных предназначений херувимов в иудео-христианском богословии является их служение хранителей и стражей священных мест. История возникновения библейских образов херувимов-стражей во многом связана с широко распространенной на Ближнем Востоке и в Передней Азии представлениями о существовании крылатых антропоморфно-зооморфных созданий, которые имеют охранительные функции. Второе предназначение антропоморфно-зооморфных существ в религиозных традициях Ближнего о Востока - это несение трона или престола с сидящим на нем божественном или царем (Пс 17. 10-11; 79. 2).

Третьим и высшим чином в первой триаде небесной иерархии, то есть высшим чином всех ангельских порядков в «Ареопагитическом своде» предстает чин престолов (греч. thronos). До Псевдо-Дионисия в восточно-христианском богословии положение престолов в интеллигибельной структуре не было определенным. Согласно автору ареопа-гитическому учению именно престолы утверждены Творцом как ближайшие к Нему духовные существа, предназначением которых является богонесение «умопостигаемо покоящегося на нем Бога» (О небесной иерархии. 7, 1). В соответствии с промышлением Творца, как отмечено в «Ареопагитическом своде», предназначение первой иерархии состоит в непосредственном созерцании Бога.

Следующими за высшей иерархией в ноуменальной структуре Псевдо-Дионисия Ареопагита находятся ангельские чины: господства, силы и власти, о которых ранее в восточно-христианской ангелологии почти ничего не писалось. Согласно «Ареопагитическому своду» они занимают серединное место в небесной лествице и приобщаются «к богоносным озарениям через первых» (Там же. 8, 2). Господства олицетворяют богоподобное господство, основанное на принципах свободы и любви. Силы отражают божественную силу, полную мужества и доблести, а также осуществляют бытийственность божественных законов распространения и воплощения силы в мироздание. Власти отвечают за устроение надмирной и разумной власти над всеми существами вселенной.

Последней, третьей триадой в небесной иерархии Псевдо-Дионисия Ареопагита являются ангельские чины начал, архангелов и ангелов. Согласно ареопагитической надмирной системе явно и сокровенно ими управляет и предводительствует вторая триада. Последняя же интеллигибельная иерархия характеризуется антропологической направленностью и осуществляет взаимосвязь между видимым и невидимым, земной и небесной сферами тварного бытия. Так, начала отражают высшее Начало и предводительствуют над всеми нижестоящими существами. Чин архангелов в теории Псевдо-Дионисия принадлежит к «чину ис-толковательному», воспринимающему божественные озарения от высших ноуменов и передающему их ангелам, через них людям.

Особое место в восточно-христианской ангелологии IV-V веков занимают богословские размышления об архангелах Михаиле и Гаврииле, которым в «Ареопагитическом своде» уделено незначительное место. По мнению большинства богословов Восточной Церкви, архангелы Михаил и Гавриил относятся к высшим интеллигибельным силам.

В третьем параграфе «Особая роль интеллигибельного чина ангелов в восточно-христианской антропологии» исследуется святоотеческое учение о чине ангелов, среди которых особую роль в жизни христианина имеют ангелы-хранители. В ангелологической структуре

Псевдо-Дионисия Ареопагита чин ангелов предстает последним чином интеллигибельной иерархии. Именно этот чин (и только он) осуществляет все коммуникативные и корреляционные связи с человеческим миром, который по подобию ангельского континуума имеет свою иерархическую структуру. Имея антропологическую направленность, ангелы обеспечивают взаимодействие между Богом и людьми, которое возможно только через последовательное посредничество всех иерархических структур ноуменального мира.

В сочинении «О небесной иерархии» предназначение ангелов рассмотрено также через служение ангелов-народоправителей. Учение о надмирных силах, управляющих народами и охраняющих государства, было развито во многих древних религиозных системах. Обеспечивая бытийственную конституцию природного мироздания, представители интеллигибельного мира гак же отвечают за жизнедеятельность духовных и социальных феноменов. Задача ангелов-народоначальников состоит в обращении вверенных им государств на путь служения истинному Богу и в оказании помощи в этом служении.

Один из главных постулатов восточно-христианского учения об умопостигаемом континууме это утверждение о существовании у каждого правоверного человека личного ангела-хранителя. Представления о персональных духах-покровителях имеют архаическое происхождение, и были распространены и на Древнем Востоке и в античном мире. Однако если в архаической и античной мифологиях демоны и гении являются самостоятельными, независимыми существами, то в монотеистическом христианстве ангелы являются слугами и посланниками Бога. Вместе с тем, в восточно-христианской ангелологии существует представление о персональных духах зла, которые, как и ангелы-хранители, непрестанно находятся около человека, пытаясь его отвести от правильного пути.

Основным методом ангельского попечительства о человеке и сохранении его души является просвещение и наставления о праведном образе жизни. В условиях онтологической свободы людям дан пример божественного бытия ангельского континуума. Представляя собой разумное пространство, интеллигибельный континуум является носителем информации обо всех событиях феноменальною мира, обо всех движениях человеческого естества, как физических, так и психических. Собирание и сохранение знаний о бытии людей обеспечивает осуществление божественных законов и божественного промысла в отношении каждого человека и всего человечества в целом.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются выводы.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

[1] Картина мира и иерархия ценностей в творениях Псевдо-Дионисия Ареопагита // Генезис христианства: проблемы и исследования. Вторые научные чтения. Теоретический семинар. - СПб., СПбГУ,1999. С. 68-69; ч

[2] Ангелологические тексты Священного Писания в интерпретации Псевдо-Дионисия Ареопагита. // Сакральные тексты в историикультуры. Материалы VII Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. Октябрь 1999.-СПб., 1999. С. 17-18;

[3] Роль архангела Михаила в православном мире и некоторыеособенности его почитания в период формирования Московского государства (ХIV-ХVI в.в.). // Православие в истории России. Материалынаучной конференции «Православие в истории России. Прошлое и современность». Центр исторических и гуманитарных исследований«Клио».-СПб. 1999. С. 5-14;

[4] Ангелологическая символика православного храма в восточно-христианском богословии. // Христианство на пороге третьего тысячелетия. Материалы научной конференции. 12-14 июня 2000 г. - СПб.Издательство философского общества: 2000. С. 76-81;

[5] Представления о сущности ангелов в трудах Отцов Церкви IV-V в.в. // Христианский мир: религия, культура, этнос. VIII Санкт-Петербургские религиоведческие чтения. Материалы Всероссийскойнаучной конференции. Декабрь 2000. СПб. 2000. С. 118-121;

[6] Ангелология в трудах отцов Восточно-христианской ЦерквиIV-V в.в. // Труды Государственного музея истории религии. Вып. I.СПб,: «Акционер» и К. 2001. С. 13 1-143;

[7] Духовно-нравственные возможности человека. Учение об ан-гелоподобии в восточно-христианской антропологии // Музей. Общество. Религия: аспекты взаимодействия. К 70-летию Государственногомузея истории религии. Материалы IX Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. СПб. 2002. С. 70-72.

[8] Учение о богоподобии первозданного человека в восточно-христианской теологии IV-V в.в. // Образ рая: от мифа к утопии. Серия "SYMPOSIUM". Выпуск 31. СПб.: Санкт-Петербургское философскоеобщество, 2003. С. 145-149.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ