Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

ТИХОНОВ АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

ПРОБЛЕМА МИКРО- И МАКРОКОСМОСА В ФИЛОСОФИИ ПЛАТОНА

Специальность - 09.00.03
история философии

автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону - 2003 г.

Работа выполнена на кафедре
истории философии и философской антропологии
факультета философии и культурологии
Ростовского государственного университета


Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор
Геннадий Владимирович Драч


Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Александр Николаевич Ерыгин;
доктор философских наук, профессор
Ирина Николаевна Лосева

Ведущая организация:
Московский государственный университет

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования Философия Платона, как одно из самых значимых мировоззрений, существующих в истории человеческой мысли, всегда входило в число главных объектов историко-философского анализа. Исторически сложилось так, что Платон и его философия стала традиционным объектом историко-философского исследования, начиная с древности, с учений его непосредственных учеников, и по сегодняшний день. Существует неисчерпаемый объем комментирующей философию Платона литературы; в этом объеме литературы за комментариями Платона скрывается собственно философское видение того или иного объекта, которое принадлежит самому автору комментариев. Анализ философии Платона дает также начало другим философским мировоззрениям, а также порождает множество течений среди комментирующей философию Платона литературы. Поэтому можно сделать следующий вывод: обращение к Платону есть одно из главных условий самоопределения философии. Актуальность анализа философии Платона не прекращаема. Свидетельством этому является наличие в двадцатом веке зарубежных фундаментальных исследований, ставших классическими: работы Ф. Корнфорда, К. Де Фогеля, У. Гатри, Д. Реале и Д. Антисери и множество других. В нашей стране традиция изучения Платона не прерывается, она имеет свою историю и свою специфику. Главнейшие исследования Платона на русском языке принадлежат В. Ф. Асмусу, А. Ф. Лосеву, В. В. Соколову, А. С. Богомолову, А. Н. Чанышеву, Д. В. Бугаю. Также об актуальности обращения к Платону говорят монографии, появляющиеся в последнее время (например, работа Т. В. Васильевой «Комментарии к курсу истории античной философии»), а также монографии, посвященные авторским теоретическим исследованиям, в которых философия Платона выступает теоретическим основанием (например, работа П. П. Гайденко «История греческой философии в ее связи с наукой»).

Предметом внимания в данном диссертационном исследовании является философская позиция Платона, его взгляд на место человека в мире. Философия Платона есть философия описания и провозглашения неизменных, всеохватывающих принципов бытия. В рамках философии Платона обсуждение какой-либо темы невозможно без её интеллектуального сопоставления с «бытием по истине», с Идеей всех идей, только в этом случае познание человека выводит его самого к миру, не заключённому лишь в том, что даёт ему чувственное восприятие. Философия Платона - это определённый способ видения того, как душа человека восходит на своё первоначальное место. Такая нацеленность на первоначальный, всеопределяющий мир, ярко выражена в том, насколько телеологичной представляет Платон жизнь человека; в философии Платона целью человеческого существования является сближение человека с истинной реальностью. Космология Платона (как одно из возможных идейных оснований) представляет жизнь человека действительно осмысленной жизнью. В данной работе происходит попытка обращения к тому видению путей достижения блага, которое предлагает Платон. При познании вечного, Божественного, определяющего всё сотворённое, которое утверждается Платоном в качестве главенствующей области во всем бытии, становится очевидно, что человеческая жизнь, замкнутая в рамках простого существования, не испытывающая соединения с вечным, которое достигается благодаря волевому усилию человека, не является полноценной частью всеобщего сотворенного бытия. Из актуальности проблематики воспитания личности человека, воспитания душевных качеств, вытекает интерес к философии Платона как к определенной попытке дать ответ на вопрос: как должен жить человек, что ему необходимо для улучшения душевных качеств. Проблематика соотношения микро- и макрокосмоса является главной проблемой космологии Платона, и ее существо заключено, на наш взгляд, в возможности тождества космоса и человека, души и Начала бытия.

Степень разработанности проблемы Обратимся к обзору литературы, посвященной изучению соотношения микро- и макрокосмоса в философии Платона через призму проблемы человека и его соотнесенности с трансцендентным. Работа А. Фергюсона «Платонический выбор жизней» (Ferguson A. S. The Platonic Choice of Lives// The Philosophical Quarterly, V. 1, Issue 1, 1950) обращается к проблеме описания путей достижения блага человеком, к проблеме онтологического значения душевного усилия (например, «созерцания»), направленного на благо. Проблема достижения душой благого состояния рассматривается также в работе Я. Кляйна «Комментарий на «Менон» Платона» (Klein J. A Commentary on Plato’s Meno. – Chicago, 1989). Специфика авторской позиции по этому вопросу заключена в понимании души именно как части целого бытия. Г. Властос является автором многих статей по проблемам человеческого бытия в философии Платона. Если обратиться к одной из них, «Справедливость и счастье в «Государстве»» (Vlastos G. Justice and Happiness in the Republic// Plato. A Collection of Critical Essays. V. 2: Ethics, Politics, and Philosophy of Art and Religion (Ed. by Vlastos G.). – New York, 1971), то можно сказать, что Властос разрабатывал тематику счастья человека и состояния справедливости в философии Платона. Властосом также разрабатывается проблематика приобщения человека к благу, при этом автором рассматривается вопрос о природе самого блага, об онтологическом обосновании благого состояния души. В работе Ю. Моравчика «Платон и платонизм» (Moravcsik J. Plato and Platonism. – Oxford, 2000) мы видим, что автор не считает возможным рассматривать онтологические проблемы философии Платона, касающиеся макрокосмического, без рассмотрения проблемы блага, что подразумевает обращение к вопросам, относящимся к микрокосмосу, а именно: что должен делать человек и каким он должен стать. Также и анализ проблемы блага и души человека не проводится автором вне анализа онтологических проблем (например, проблемы «идеи»). В своем анализе Моравчик также поднимает проблематику связи долженствования человека и онтологии. В работе А. Нехамаса «Искусство жизни: сократические размышления от Платона до Фуко» (Nehamas A. The Art of Living: Socratic Reflections from Plato to Foucault. – Berkeley, 1998) речь идет о том, что Платон представил Сократа как пример наилучшей человеческой жизни, заботящейся о душе.

Из самых современных работ по данному вопросу следует отметить статью Н. Решотко «Благо, зло и не благо и не зло в «Лисии» Платона» (Reshotko N. The Good, the Bad, and the Neither Good Nor Bad in Plato’s Lysis// The Southern Journal of Philosophy. Vol. XXXVIII, 2000). Автор обращается к проблеме определения природы блага, и рассматривает его существо через сопоставление видимого бытия, составляющих его частей и бытия вечного и истинного (микро- и макрокосмоса). Ставится проблема определения тех качеств, которыми должны обладать вещи, поступки, мысли человека, чтобы быть благими. В книге А. Хоббс «Платон и герой: смелость, мужество и безличное благо» (Hobbs A. Plato and the Hero: Courage, Manliness and the Impersonal Good. – Cambridge, 2000) речь идет также о проблемах воспитания души и достижения блага, надстоящего над сущим.

Также можно выделить работу «Платоновская теория знания в «Теэтете»» Й. Харди (Hardy J. Platons Theorie des Wissens im “Theaitet”. – Gottingen, 2001), в которой проблема человека рассматривается с позиции проблемы достижения человеческого знания и его значения. Близка к этой работе книга Х. Бенсона «Сократическая мудрость: модель познания в ранних диалогах Платона» (Benson H. H. Socratic Wisdom: the Model of Knowledge in Plato’s Early Dialogues. – New York, 2000), где автор находит в ранних диалогах Платона примеры нацеленности Сократа на достижение знания морального характера. К разработке этой же тематики относится и статья Т. Гарднера «Сократ и Платон о возможности akrasia» (Gardner T. Socrates and Plato on the Possibility of Akrasia. // The Southern Journal of Philosophy. Vol. LX, 2002). Автор, различая идеи Сократа и Платона, выделяет вопросы, на которые, по его мнению, отвечали эти философы: как происходит получение знания, какое знание ценится выше, что дает такое знание человеку.

Среди российских работ можно отметить работу Ю. М. Кагана «Платон и слова, обозначающие свет и темноту» (опубликованную в книге «Платон и его эпоха. К 2400-летию со дня рождения». Москва, 1979), в которой мы сталкиваемся с терминологическим анализом слов «свет» и «темнота», проведенным для того, чтобы выяснить, что имел ввиду Платон, когда употреблял эти слова для описания лучшего состояния души, благого для души; что касается более современной литературы, то здесь можно указать книгу Е. В. Мареевой «Проблема души в классической и неклассической философии» (Москва, 2003). В рамках настоящего диссертационного исследования будет произведена попытка ответа на вопрос: какое содержание, необходимое для проблемы воспитания душевных качеств, скрывается за проблемой соотношения микро- и макрокосмоса в философии Платона, если считать существом этой проблемы вопрос о том, что и как человек есть перед лицом священного.

Теоретическая и методологическая основа исследования В диссертационном исследовании в качестве методологического и теоретического основания используется совмещение метода критического анализа и обобщения самих источников (диалогов Платона) и комментирующей космологию Платона литературы с рассмотрением космологии Платона через проблематику зависимости микрокосмоса от макрокосмоса, которая у Платона имеет вид проблематики воспитания человека. Поэтому в диссертационном исследовании происходит следование принципам работ, перечисленных в историко-философском экскурсе: главным принципом является рассмотрение этическо-онтологической проблематики, касающейся внутреннего мира человека, без отрыва от космологическо-онтологической проблематики определения существа начала бытия. Единство тематики человека и космоса подтверждается в самих текстах Платона, для обнаружения и обобщения этого единства привлекается собственное знание главных терминов космологии Платона на древнегреческом языке, а также обращение к непереведенным на русский язык комментариям и монографиям.

Цели и задачи диссертационного исследования Целью данного диссертационного исследования является изучение проблемы совершенствования и воспитания души человека. Теоретическим основанием рассмотрения этой проблемы выступает космологическая часть философии Платона, которая связана с вопросами соотношения души и Начала бытия, микро- и макрокосмоса. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1.Обозначить характер рассмотрения проблемы воспитания души и ее сочетания с Макрокосмосом в ранних диалогах Платона.

2.Обратиться с позиции интересующей нас проблемы к форме самих диалогов, к содержащимся в них логическим конструкциям и к описаниям.

3.Подчеркнуть позицию Платона по поводу значимости занятия философией для соотношения микро- и макрокосмоса.

4.Сформулировать главные проблемы диалогов Платона разного периода, относящиеся к проблеме соотношения микро- и макрокосмоса.

5.Обратить внимание на специфику выражения макрокосмической области в средних и поздних диалогах Платона.

6.При обращении к описаниям души человека, другим элементам бытия, выделять элементы их совпадения с макрокосмосом и подчеркивать их связь с макрокосмосом.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

Предлагается новая характеристика ранних диалогов Платона. Диалоги, считающиеся относящимися к раннему периоду творчества Платона, не ставят задачу определения какого-либо понятия. Также они содержат не просто указания на наличие бытия «идей», а содержат еще и выражение значимости этого бытия. Именно сама природа обсуждаемых вещей не позволяет быть им формализованными в рамках единичного простого определения. Следовательно, сами эти диалоги являются иллюстрациями попыток приближения к постижению идеального бытия.

Дается новая характеристика самой формы диалогов. Их композиция и построение внутреннего содержания говорят нам о том, что Платон стремился выразить тождество микро- и макрокосмоса.

Предлагается гипотеза об онтологической характеристике самого занятия философией, предлагаемой Платоном. Платон видит в самом процессе занятия философией действие, приближающее человека к Началу бытия, сама же философия выступает таким занятием, от которого зависит бытие человека; философия онтологизирована.

Выдвигается предположение о том, что диалог «Софист» и диалог «Пир» объединены общей тематикой, которая заключена в обосновании и демонстрации правильного способа выражения бытия, правильного разговора о бытии. В диалоге «Пир» эта мысль выявляется из сопоставления «речей» собеседников Сократа и самого Сократа, а в диалоге «Софист» Платон предоставляет строго определенное онтологическое обоснование значимости для человека именно правильного способа разговора (анализ души человека).

Предлагается гипотеза о значении логико–диалектических конструкций в диалогах «Софист» и «Парменид». Эти конструкции представляют собой особый ракурс рассмотрения тех позиций, которые заявляются Платоном в начале этих диалогов.

В данной работе приводится собственный взгляд на то, что есть «идея» в философии Платона. Сущность «идеи» заключена в наличии двух разных значений употребления Платоном этого слова: 1) «чистое» космическое; 2) взаимосвязанность с сущим.

На защиту выносятся следующие тезисы: 1. Философия Платона есть провозглашение скрытого тождества микро- и макрокосмоса, требующего от человека усилия по его постижению и достижению. Платон предполагает связь и глубокое единство бытия и души человека (что выражается в темах уподобления, познаваемости бытия и бытийного начала), также им провозглашается возможность человека быть единым с макрокосмосом и одушевлённость всего бытия (что выясняется при исследовании проявления идеального на различных уровнях бытия, в различных темах философского разговора).

2. Разделение природы «блага» (то есть видение «блага» в примитивном, инстинктивном и очевидном) приводит человека к оторванности от бытийной основы. В рамках ранних диалогов Платона эти положения представляют собой общую мировоззренческую установку Платона. Фактическое описание соотношения микро- и макрокосмоса в ранних диалогах найти трудно, но в них нельзя отрицать значимость космологической проблематики. Среди ранних диалогов Платона главным для нашей проблемы является диалог «Горгий», так как его основной вопрос есть вопрос о правильном способе жизни и видении бытия, поэтому проблематика соотношения микро- и макрокосмоса определяющая в этом диалоге.

3. «Диалектика бытия и небытия» в диалоге «Софист» и «диалектика единого и многого» в диалоге «Парменид» есть обоснование положений Платона о правильном состоянии души человека («Софист») и о бытии в целом («Парменид»). В философии Платона содержание любого диалога цельно, то есть представляет собой единое рассуждение. Переходы в рамках одного диалога к разным тематикам объединены одной темой обсуждения, и представляют собой указание на то, что Платон считает такие переходы оправданными самой человеческой природой: собеседники Сократа не спорят с ним, например, по поводу той аналогии, которую он проводит в момент перехода рассуждения от «родов Вселенной» к «началам души».

4. Занятие философией выступает для Платона одним из важнейших условий возвышения души, соединения микро- и макрокосмоса. Платон видит в философии непротиворечащий космической схеме, самому бытию, способ высказывания о бытии. Диалог «Пир» описывает, во-первых, отличия философского видения мира от простых речей, а во-вторых, в нем присутствует описание бытийного преимущества использования философского рассуждения. Содержание диалога «Софист» также является раскрытием этой проблемы.

5. Проблема определения природы области идеального напрямую связана с проблемой соединения человека и Начала бытия, поскольку идеальное у Платона выступает как образование, имеющее отношение и к макрокосмосу, и к микрокосмосу. «Идея» в философии Платона есть состояние макрокосмоса, которое существует и как состояние вообще, и как компонент организации сущего (микрокосмоса). То же касается и «души» и «разума», но они обладают особым значением: их роль в процессе творения сущего более значима. Эти «идеи» выступают инструментами – организаторами сущего, каждая по-своему («разум» - принцип всеобщего оформления, «душа» - жизнь микрокосмоса). Следовательно, состав мира «идей» многообразный, и в данной работе происходит принятие следующего распространенного среди комментариев взгляда: мир «идей» иерархичен.

6. Специфика описания микро- и макрокосмоса у Платона такова, что при рассмотрении их соотношения становится очевидным то обстоятельство, что не только к «идеям», но и к Началу бытия (ко всей макрокосмической области в целом), описываемому Платоном, необходимо подходить с осознанием наличия двух способов описания Начала. Отсутствие видения двух видов Начала бытия есть основание для неполной и неточной интерпретации Платона. Необходимо принятие разносторонности описания бытия и всего метафизического, носящего общий характер. Только в этом случае можно говорить о связи человека и Космоса.

Научно-практическая значимость и апробация результатов. Основные положения и выводы диссертационного исследования могут быть использованы для чтения лекций по курсам «История западной философии. Античность», «Проблема человека в античной философии», «Платон». Основные положения исследования, выносимые на защиту, докладывались на кафедральных методологических семинарах в Ростовском госуниверситете, на научных конференциях, а также использовались в учебном процессе.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, дается краткая характеристика степени ее разработанности; определяются цели и задачи, основная проблема, методологические основания исследования. Указываются основные положения, выносимые на защиту, элементы новизны; освещается теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава - «Предпосылки исследования» - представляет собой изложение идейных предпосылок исследования космологии Платона, значимости этого исследования для поставленной задачи; также в данной главе присутствует обзор некоторых основных подходов к космологии Платона и раскрытие содержания главных понятий исследования.

В параграфе 1.1. – «Историография изучения космологии Платона» - автор дает историко-философский экскурс комментариев космологии Платона, выделяя свой собственный подход к видению его космологической проблематики и формулируя основополагающие принципы исследования. Наличие антропологической проблематики в космологической части философии Платона является идейным основанием и для авторского подхода к космологии Платона, поэтому существо этого подхода заключено в выделении заинтересованности Платона в судьбе другого человека, не воспринявшего необходимые для всего сущего космические принципы.

Историография изучения космологии Платона позволяет очертить круг проблем, которые будут анализироваться в данном исследовании. Выделяются главные проблемы, которые определяют содержание следующих глав: определение природы макрокосмоса (какой вид имеет начало бытия, каков состав мира идей), определение природы микрокосмоса (каков состав души человека), что представляет собой сотворенное сущее («видимый космос»), государство, цельное человеческое существо.

В параграфе 1.2. – «Определение главных понятий исследования» - формулируется еще раз цель и характер исследования: дальнейшее обращение к творчеству Платона, а также получение выводов, касающихся человека как микрокосмоса в его космологической схеме, является ответом на вопрос о смысле жизни человека. В данном параграфе автор определяет главные понятия исследования: дается описание содержания того, что является в философии Платона микрокосмосом и макрокосмосом. Под макрокосмосом понимается само начало бытия, обладающее собственной природой, которая отличается тем, что является одновременно и чистым благом, и гармоничным соединением изначальной двойственности. Также в содержание этого понятия входят те независимые феномены, которые не являются элементами сотворенного сущего и участвуют в процессе творения: это «идеи» и материя. Микрокосмос является копией макрокосмического в сотворенном сущем и обладает, следовательно, такой же природой. Поэтому Платон говорит о нем как об образовании, обладающем чистым состоянием (тогда он понимается как лучшая часть сотворенного, например, как «неизменная» часть души), и обладающем единством чистой природы и смешанной (тогда он понимается как все сотворенное сущее).

Также в этом параграфе отмечается факт различия этапов творчества Платона, при этом автор придерживается классификации диалогов по этапам, предложенной Д. Ллойдом. Диалоги, которым в данной работе уделено наибольшее внимание, классифицированы следующим образом: «Горгий» относится к ранним диалогам, «Пир», «Государство», «Софист» и «Парменид» - к диалогам среднего периода, «Филеб» и «Тимей» - к диалогам поздним.

Во второй главе диссертации – «Ранний Платон: поиск значимости макрокосмического» - автор выдвигает предположение, касающееся характера ранних диалогов Платона: эти диалогин: поиск значимостиского"" наибольшее внимание происходит следование классификации диалогов по этапам, предложенной обладают метафизическими по своему характеру темами, обладают вопросами макрокосмического порядка. Необходимо учитывать, что эта тематика выражена в ранних диалогах более как мировоззренческая установка, чем специально поставленная теоретическая задача. Ранние диалоги Платона являются демонстрацией того факта, что определяемые в разговоре явления есть состояния Космоса, изначально существующие до сущего. Платон старается показать, что готовиться к их восприятию можно только благодаря использованию особого способа их рассмотрения, то есть благодаря философии. Обращаясь к существу самого занятия философией, автор приходит к выводу, что у Платона происходит его онтологизация. Это значит, что философия выступает элементом бытия, имеющим природу начала всего бытия, и позволяющим приблизиться к познанию начала. Следуя Платону, можно сказать, что философия приводит человека к началу сущего, что и есть величайшее благо.

Главным вопросом ранних диалогов является вопрос о жизни, соответствующей космическим правилам. Все другие обсуждаемые вопросы (о «тирании», о власти, о «красноречии») имеют своим основанием позицию Платона, ориентированную на провозглашение волевого усилия, требуемого от человека и позволяющего ему включиться в космический порядок. В диалоге «Горгий» макрокосмос представлен понятием «благо». Соглашаясь с Гатри, указавшим на различие смыслов слова «благо» в философии Платона, автор делает вывод: «благо» как макрокосмическое образование имеет два вида в философии Платона: первый – это универсальный принцип, который представляет собой цель человеческого существования, это «чистое» «благо»; второй вид связан с сущим, и здесь «благом» выступает уже смешанное, но гармоничное и равномерное поведение или действие. Человек как микрокосм должен стремиться завладеть «благом», находя в сущем только благое. Важным при этом моментом, нарушающим связь человека и макрокосмоса является деление универсального блага на блага частного характера. Платон считает, что при этом люди не видят универсальность «блага» и его необходимость для человека; они подстраивают «благо» под свои интересы, вместо того, чтобы обретать его. Такое поведение нарушает связь человека и Космоса.

Третья глава диссертации – «Условия тождества души и макрокосмоса» - посвящена выявлению и формулировке тех положений философии Платона, которые представляют собой описание необходимых условий для совершенства душевных качеств человека. В данной главе идет речь о таких положениях философии Платона, которые указывают на природу сущего, на природу человека, на место человека в сущем. В состав этих положений, подчеркивающих зависимость человека от макрокосмоса, входят и практические советы, предписания, которые для Платона являются необходимыми для достижения тождества микрокосмоса и макрокосмоса. Философия Платона обладает внутренней ориентацией, нацеленностью на другого, на собеседника, предлагая ему путь скорейшего уподобления макрокосмическому.

В параграфе 3.1. – «Ценность философского высказывания» - производится анализ значения философской речи, содержательного высказывания о сущем. Платон главным образом рассматривает эту проблему в диалоге «Пир», противопоставляя речь Сократа об Эроте (как речь философскую) речам других участников диалога. Только философская по своему характеру речь выражает бытие адекватно, представляя Эрот как идеальную данность (следовательно, как основание бытия) в двух видаx: в своем чистом, «несмешанном» состоянии (до всякого сущего), и в состоянии смешанном с сотворенным сущим. В этом случае Эрот выступает как то явление, обладание которым позволяет человеку приблизиться к макрокосмическому; и как одна из данностей, которая содержит сущее в порядке. Соединение этих двух описаний, по Платону, позволяет увидеть сущность идеального бытия. «Эрот», «прекрасное» выступают у Платона именно элементами идеального бытия, то есть «идеями». Характеристиками идеального бытия в своем собственном виде (без сущего) поэтому выступают характеристики того, что описывается Платоном как «прекрасное само по себе». И это идеальное бытие сопряжено с миром телесным, с миром сущего, с микрокосмосом.

Адекватное отражение идеального бытия в речи есть свидетельство о знании природы идеального бытия. Но это знание ценно тем, что душа, обладающая им, старается повторить организацию познанного идеального бытия у себя внутри. Философия есть средство постижения принципов идеального бытия, постижение этих принципов влечет за собой, по Платону, организацию содержания души по этим принципам. Поэтому философское высказывание, выражающее двойственность идеального бытия, онтологически важно. Речь Алкивиада демонстрирует благополучие практического выражения знания об Эроте, которое воплощено в фигуре самого Сократа. Душевные достоинства Сократа есть свидетельства онтологической значимости следования знанию о принципах бытия и высказывания действительного философского суждения.

В параграфе 3.2. – «Восприятие «гармонии» бытия» - речь идет о значении познания устройства бытия вообще, это значение не относится только к философскому познанию. Материалом для рассмотрения этой проблемы выступает диалог «Государство». Этот диалог посвящен описанию природы начала бытия, описанию связи человека с этой природой, и описанию путей постижения начала бытия. Все описания внешности самого «государства» вторичны в том смысле, что они имеют онтологическое обоснование.

Автор старается показать, что Платон говорит о связи процесса познания бытия и организации внутреннего содержания души. По Платону, умение искать макрокосмическую природу в сотворенном сущем, то есть «гармонию», есть еще одно необходимое условие восхождения души к макрокосмосу. При этом Платон не отказывается от описаний макрокосмоса как благого образования, являющегося причиной остального сущего. Человек для Платона является элементом постоянно становящегося бытия, и от него зависит сам процесс становления: воспринимает ли он в своей высшей части макрокосмическое или нет. Человек есть элемент сущего, а значит он должен существовать по тем законам, которые определены в макрокосмосе: быть «неизменным» и «изменчивым», ограничивать аффекты и поощрять душу к созерцанию «идей». Все эти задачи человеческого существа существуют в своем чистом виде до человека: это вечность истины Высшего Блага, становление сущего, «идеи» и оформление стихии в сущее. Человек обладает умственным взором, позволяющим знать об идеальном бытии, исходя из окружающего его сущего. Это возможно только благодаря скрытому глубинному тождеству человека и макрокосмоса.

В параграфе 3.3. – «Идея» как явление, соединяющее микрокосмос и макрокосмос» - говорится об онтологическом образовании в философии Платона, являющимся посредником между макрокосмосом и микрокосмосом. Таким образованием является «идея», имеющая природу чистую, собственную, а также природу, связанную с сущим. Чистая идеальность, проглядывающая в сущем (макрокосмическая природа «идеи») доступна человеку, ее познание есть еще одно условие выхода души к макрокосмическому. В диалоге «Софист» эта проблема выражается следующим образом: необходимо знать действительный порядок бытия, а обладание мнимым знанием о бытии без знания его порядка есть свидетельство заблуждения души, и, следовательно, потери связи с макрокосмическим. Платон производит критику софистики в диалоге «Софист», исходя из представлений об устройстве бытия: в душе должны быть отражены «образы» космоса, роды бытия должны быть рассмотрены через составляющие его идеи и с соотнесением со своим Началом. Переход к «диалектике бытия и небытия» в рамках этого диалога не случаен: отталкиваясь от того, какова должна быть душа человека, мысль Платона идет к описанию действительного содержания души – то есть к знанию о бытии. Платон фактически ставит вопрос: каким должно предстать бытие перед познающим человеком (душой)? Как должно быть выражено бытие? При решении этих вопросов освещаются проблемы, касающиеся определения «идей» и природы бытия. «Идеи» существуют для содержания и конструирования сущего, сущее есть следствие «смешения» различных «идей», «бытие» и «небытие» не есть онтологические противоположности, а характеристики сущего вообще, подчеркивающие его «смешанную» природу. Автор полагает, что следует говорить о двух смыслах употребления слова «идея» в философии Платона, относя одно значение этого слова к своей чистой собственной области, а второе – к связанности с сущим. В диалоге «Парменид» снова появляется описание «идей», описание того, какие именно существуют «идеи» («подобия» и «неподобия», «покоя» и «движения» и т.д.). Но при этом в диалоге Парменид присутствует и описание принципа идеальности вообще, которое затрагивает проблему способа истинного постижения «идеи». Диалектическое философское рассуждение есть освещение конкретики обсуждаемой вещи, есть познание содержания этой вещи. Здесь мы снова приходим к выводу о посреднической природе «идей»: «идея» есть одновременно и образование до сущего, макрокосмическая область, и есть «род вещи», то есть является связанной с сущим.

В четвертой главе диссертации – «Микрокосмос как элемент гармонии мира» - автор исследует поздние диалоги Платона, в которых учение Платона окончательно оформлено и завершено. Поздние диалоги «Филеб» и «Тимей» носят демиургический характер, обращаясь к проблеме становления бытия. Эти описания касаются и внутренних принципов становления сущего, и физической стороны процесса становления. Здесь мы уже встречаем целостное космологическое учение и ясно выраженные онтологические принципы философии Платона. Человек занимает определенное место в этом учении, как микрокосмос он включен в систему соотношения с макрокосмическим. Внутренний порядок души человека есть копия макрокосмического порядка, достижение этой копии требует от человека душевного усилия. Поэтому тематика способов достижения единства с макрокосмосом (в том числе и значимости философии) не исчезает из содержания поздних диалогов. Микрокосмос является элементом постоянного процесса становления сущего, он должен подтверждать свою причастность к организующему принципу, чтобы не препятствовать общему космическому процессу становления сущего.

В параграфе 4.1. – «Общие принципы совпадения микрокосмоса и макрокосмоса» - автор выдвигает предположение о том, что при обращении к поздним диалогам Платона можно говорить о сформировавшемся цельном учении, суммирующем всю затрагиваемую ранее антропологическую тематику. Поэтому главные выводы диссертационного исследования основываются на анализе поздних диалогов. Диалог «Филеб» пропитан утверждением стихийного стремления к благу, также в содержании этого диалога присутствует ответ на вопрос «что есть благо», к чему направлены жизнь и развитие человека. Платон утверждает тот факт, что всё низшее, вторичное, сотворённое стремится к своей причине. Но Платон не удовлетворён лишь утверждением наличия такого стремления. Он представляет в «Филебе» схему протекания этого стремления, его выражение, которое проясняется в спорах о природе блага. Содержание понятия «благо» относится к организации поведения человека, организации государства: бытие предполагает стремление к благу любого из элементов каждой из его сфер. Благо можно представить многоступенчатым основанием, окружающим всё бытие, и в таком случае можно утверждать, что разумная жизнь является более благой, чем жизнь одними удовольствиями. В диалоге «Филеб» постоянно подчёркивается мысль, что благое существование есть открытие Космоса для человека, при этом шагом в сторону Космоса является действие разума человека. Разумное существование есть существование истинное потому, что Единое начало есть Разум, а душа человека, происходя от Единого, также обладает разумом. Только через разумный контроль своих душевных состояний и мыслей человек открывает в себе гармоничное смешение всего, что имеет. Разум есть условие гармонии; Платон выступает против простого, неразумного смешения, которое гармонией лишь кажется. В поздних демиургических диалогах с творящей причиной Платон связывает чистую разумную природу, и поэтому «разум» выступает не только одним из компонентов «гармонии», но и ее причиной, и это обстоятельство еще раз говорит о том, что Платон предлагает два разных способа описания макрокосмической природы.

В диалоге «Филеб» линия общего хода рассуждения протекает не прямолинейным образом: Платон создаёт переходы от одной обсуждаемой темы к другой (от темы жизненных приоритетов к теме устройства Вселенной). Автор выдвигает предположение, что этот факт объясняется предполагаемой Платоном изначальной связью души и космоса. Человек должен строить свою жизнь (то есть выбирать в душе для жизненного руководства те или иные состояния) в соответствии с природой бытия: все есть разумное смешение данных «идей». Поэтому можно говорить о том, что в диалоге «Филеб» мы снова сталкиваемся с «идеей», помещенной в сущее: «предел» и «беспредельное» существуют не только в космосе, но и в душе. Душевные переживания возникают сообразно с тем характером, который им сообщают «роды» в «смешении»; но также сами переживания имеют природу этих «родов». «Вожделения» души должны быть такими («разумными»), чтобы привести душу к гармоничному, разумному, уравновешенному состоянию (невоздержные, «непристойные» вожделения приводят душу к нездоровому состоянию). Такое состояние есть состояние макрокосмического вообще. Поэтому мы вправе говорить о том, что в диалоге «Филеб» идет речь о человеке как о микрокосмосе, и что на уровне сущего мы также находим «идеи», погруженные в сущее.

В параграфе 4.2. – «Два описания макрокосмоса в философии Платона» - формулируется окончательный вывод о природе макрокосмоса в философии Платона (основываясь на анализе диалога «Тимей»): вся макрокосмическая область заключает в себе два вида своего выражения - чистый космический (макрокосмос сам-по-себе) и бытийно-сущностный, (гармония бытия). Соответственно этому мы находим в диалогах Платона разные описания макрокосмического. Описание сотворения мира, состава Вселенной, представлено таким образом, что можно говорить о двух видах Начала бытия. Эта двойственность не относится только к описанию начала, она относится и к самим инструментам и средствам сотворения всего бытия («душа» и «разум»); поэтому можно предположить, что в диалоге «Тимей» Платон окончательно показывает, что макрокосмическая область не может быть описана одним рассуждением, что для ее познания необходимо пользоваться именно философским взглядом, усматривающим и ее непосредственный вид, и тот вид, который она принимает в сущем. Сам характер сущего, который был представлен в диалоге «Филеб» («смешение»), подтверждается в «Тимее». Что касается человека, то онтологическая необходимость знания своего места и значения в космосе предполагает знание этих двух видов выражения макрокосмического. Такое знание указывает на то, что человек есть часть гармонии сущего, носитель гармонии; микрокосмос есть элемент макрокосмического проекта, несущий его природу.

Рассмотрение идеальной области имеет прямое отношение к теме нашего исследования, поскольку «идея» у Платона, как это было выяснено, является в определенном смысле звеном–посредником между человеческим и космическим бытием. Поэтому автором предлагается гипотеза об «идеях» как об элементах макрокосмоса: по своему существу они являются самостоятельными космическими состояниями, находящимися в определенной иерархии. На наличие этой иерархии указывает то, что выражение различных идей уже в вещах (таких, например, как «красота» и «предел») имеет различное значение для человека в познании и отыскании этих идей: восприятие красоты предмета не тождественно само по себе нахождению «предела» предмета, так как «предел», «подобие», «движение» как идеальные состояния являются в вещах и в человеке более узкими и вторичными (по сравнению с «благом», например) состояниями, открывающимися при философском рассмотрении предмета. Хотя в самом общем смысле при своем открытии для человека они есть одно и то же: если человек видит «предел» вещи, то он видит ее красоту и благо. Когда мы говорим о «идеях» в сущем, то можно предположить, что они являются инструментами–организаторами сущего.

Описание процесса сотворения «видимой Вселенной» включает в себя описание человека как части сущего, которая должна постоянно стремиться к началу бытия, поэтому микрокосмос все время довершает процесс становления сущего, существование микрокосмоса продлевает процесс стремления бытия к своему началу. В диалоге «Тимей» Платон представляет окончательное выражение своей давней мысли о том, что главная задача человека – постичь начало бытия и стать ему ближе. Познание человека заключено в познании «гармонии» бытия, что было выражено Платоном еще в диалоге «Государство». В «Тимее» подчеркивается тот факт, что «гармония» есть принцип организации сущего, есть, собственно, сама Божественная природа.

Душа является микрокосмосом (космосом, поскольку её состав есть «смесь» макрокосмических состояний); а макрокосмос есть и её начало (Демиург или Космический Разум), и её образец (космос, имеющий «жизнь блаженного бога»), и само идеальное бытие, стоящее над бытием видимым, проявляющееся в нём фрагментарно. Мысли Платона об общем всем частям сущего стремлении не противоречить устройству всего космоса, а также о подчинении «гармонии» и почитании Начала бытия в космологии «Тимея» становятся окончательно выраженным и сформулированным учением Платона о микро- и макрокосмосе.

В заключении изложены итоги исследования, определяются возможные аспекты дальнейшей разработки проблемы.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

1.Тихонов А.В. О бытийном начале в философии Платона. // Труды аспирантов и соискателей ростовского государственного университета. Том VII. Ростов – на – Дону, РГУ, 2001. С. 165-167.

2.Тихонов А.В. Космический разум как самотождественный объект всех стремлений человека в философии Платона. // Рациональное и внерациональное: грани проблемы. Ростов – на – Дону, РГУ, 2002. С. 27-40.

3.Тихонов А.В. «Идея» как состояние макрокосмоса в философии Платона. // III Российский философский конгресс. Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия. Том 2. Ростов – на – Дону, СКНЦ ВШ, 2002. С. 16

4.Тихонов А.В. Знание о сущем в философии Платона. // Труды аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета. Том 8. Ростов – на – Дону, РГУ, 2002. С. 245-247.

5.Тихонов А.В. Связь человека с высшим бытием в ранних диалогах Платона. // III Российский философский конгресс. Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия. Том 4. Ростов-на-Дону, СКНЦ ВШ, 2002. С. 403-404.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ