Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

МАТЕРИАЛЫ 3-Й ЛЕТНЕЙ МОЛОДЕЖНОЙ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ

А. В. Тихонов

Идеальное бытие Платона: первичный круг проблем

Обратимся к некоторым проблемам, которые сразу возникают при попытке обращения к «идеальному бытию» Платона.

1. «Идея» была представлена в «Филебе» и «Тимее» космическими состояниями, благодаря которым возможно рождение Вселенной, в «Пармениде» «идея» была представлена тем, что причастно «единому» и чем должно обладать «иное». «Идея» сама по себе есть то, что действительно есть до всякого возникновения чего-либо преходящего, непостоянного, того, что постоянно человеку мешает ее видеть «идею». «Идея» есть то, что скрыто в осязаемом мире, и что является держателем, оформителем этого мира (скрытый от поверхностного взгляда корпус мира, дающий миру обязательно реализуемую возможность уподобиться миру истинному). В «Пармениде» это выражено следующим образом: «А если в ином не содержится единое, то иное не есть ни многое, ни единое... если единое не существует, то и иное не существует...» («Парменид», 165е-166b).

2. Об идеальном бытии, по мнению А. Ф. Лосева, Платон говорит, с одной стороны, как вообще о «принципе эйдетичности» (то есть, как о созидательной потенции начала бытия; как о самой природе того, что представлено в тексте как «идея» в самом чистом виде), а с другой - как о «цельном бытии» (то есть о бытии, заключённом в идее и оформленном идеей; можно сказать – об определённом в общем бытии эйдосе) (1,235). Что касается описания самой природы идеальности, то здесь можно отметить следующие его высказывания: «эйдетическая действительность» есть «иная сфера», чем та, к которой принадлежат «вещи и события», «факты» (1,234); раз идея стоит над миром преходящим, то она, главенствуя над фактом, «может относиться к каким угодно фактам» (1,234). Лосев, усматривая смысловую двойственность содержания слова «идея», критикует следующее положение: «идеи суть не что иное как общие понятия» (2,128).

3. М. Хайдеггер говорит о «идеях» Платона как о «виде» истинного бытия и как о самом истинном бытии. Таким пониманием философии Платона объясняются разные определения идеального бытия Платона, данные Хайдеггером: «идея» - это и «презентация» «истинно сущего», и «сущее каждого сущего» (3,268), то есть то, что видится за предметом, но и «осуществляет» этот предмет.

4. В. Соловьев говорит о «идее» следующее: «идея есть умозрительная сущность, или безусловный образ бытия, совпадающий с безусловным образом мышления» (4,388). Такая позиция отражает многоплановость слова «идея» («идея» есть и сущность, и понятие, и «норма»: В.Соловьев).

5. При сравнении и обобщении этих, а также других исследований онтологии Платона, возникает необходимость отказа от единого определения «идеи» в философии Платона. Принятие наличия, по крайней мере, двух смыслов слова «идея» в философии Платона есть отказ от крайне обобщенной по своему содержанию, но при этом достаточно распространенной позиции, которая ограничивает существо «идей» одними «прообразами» вещей. Когда мы говорим об идее просто как о «прообразе» вещи, мы можем утерять самое существенное в определении идеи: идея есть «посредник» между миром идеальным и миром материи, присутствуют они в обоих мирах.

6. Что можно назвать главной характеристикой идеального у Платона? Специфику бытия «идей», их природу составляют те описания, которые относятся к «идее» в чистом виде: например, к «прекрасному самому по себе», которое описано в диалоге «Пир». Платон относит к таким характеристикам самотождественность и единообразность, обладание состоянием быть «самому по себе». Кроме этого, большинство исследователей говорят также и об иерархическом разделении мира идей. Р. Уорнер указывает на то, что в поздних диалогах Платон говорит о достижении идейной картины мира путём следования диалектическому рассуждению; философу открывается, что этот мир строго иерархичен и что существует определённая структура соотношения форм; философ находит «своего рода карту мира Форм», «своего рода генеалогическую таблицу, в которой все появилось бы с надлежащими им степеням подчинения» (5,77). Об иерархии «идей» заявляет и Э. Целлер: «все идеи стоят между собой в определённом отношении» (2,128); В. Асмус отмечает, что в учении Платона «намечалась некоторая «иерархия» идей» (6,140). Также и М. Хайдеггер, считая «идею добра» самой высшей «идеей», специфика которой заключена как в том, что она требует для своего узрения самых тяжелых усилий от человека, так и в том, что она, будучи основанием бытия, позволяет всему быть и есть во всем, говорит о разных идеях: «из неё (высшей идеи – прим. Авт.) возникает возможность для всякой другой идеи» (3,268). Хайдеггер говорит, что Платон писал об иерархии мира идей, благодаря которой мир есть. Д. Диллон утверждает «иерархическую организацию идей» (7,16), исходя из анализа работ Аристотеля и Теофраста, посвященных изучению философии Платона.

7. Принимая вышеобозначенные позиции, можно добавить, что классификацию «идей» необходимо все же связать с их пониманием как космических состояний, которые (несмотря на свою индивидуальную самоценность) находятся в какой-то организации, то есть иерархичны. На наличие этой организации указывает то, что выражение различных идей уже в вещах (таких, например, как «красота» и «предел») имеет различное значение для человека в познании и отыскании этих идей: восприятие красоты предмета не тождественно само по себе нахождению «предела» предмета, так как «предел», «подобие», «движение» как идеальные состояния являются в вещах и в человеке более узкими и вторичными (по сравнению с «благом», например) состояниями, открывающимися при философском рассмотрении предмета. Относительно иерархии идеального мира у Платона можно предположить следующее: высшая «идея» - «идея» «блага», ниже «душа» и «разум», еще ниже - «Эрот», после него идут идеи – «роды Вселенной», самые последние – идеи «движения» и «покоя», «тождества» и «различия» и т.д. Хотя в самом общем смысле при своем открытии для человека они есть одно и то же: если человек видит «предел» вещи, то он видит ее красоту и благо.


Тихонов Андрей Владимирович

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
[1] Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. – М.: «Мысль», 1993.
[2] Целлер Э. Очерк истории греческой философии. – М.: «Канон», 1996.
[3] Хайдеггер М. Учение Платона об истине// Историко – философский ежегодник `86. – М.: «Наука», 1986.
[4] Соловьев В.С. Платон и Плотин (Статьи из Энциклопедическиого словаря Брокгауза и Ефрона)// Платон: Pro et contra. Платоническая традиция в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология. – С.–Пб.: Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 2001.
[5] Warner R. The Greek philosophers. – New York and Scarborough, Ontario, 1958.
[6] Асмус В.Ф. Античная философия. – М.: «Высшая школа», 1998.
[7] Диллон Д. Средние платоники. – С.-Пб.: «Алетейя», 2002.

© СМУ, 2005 г.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ