Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

НАЗАД К СПИСКУ ЛЕТНИХ ШКОЛ

ΠΛΑΤΩΝΟΠΟΛΙΣ

5-я ЛЕТНЯЯ МОЛОДЕЖНАЯ НАУЧНАЯ ШКОЛА      18-24 АВГУСТА 2008

 

 Н.В. Серов

Две логики науки

 

Все же верующие, творящие дела света,
– они будут жить в них.

Апокриф «Беседа Иисуса»[1]

 

Для естественного интеллекта информация является базовой составляющей, которая, как будет показано ниже, может описываться универсальной онтологией. Поскольку информация интеллекта – онтологически идеальна, то для его моделирования требуется адекватный инструментарий[2]. Опыт показал, что наиболее надежным инструментарием такого рода мог служить только концепт «цвета», выполняющий функции идеального отображения материальных объектов. Поэтому в свою очередь и для моделирования информации в хроматизме используются атрибуты цвета как ‘идеального’.[3]

Напомню, что хроматизм – как интердисциплинарное исследование реального (фемининно-маскулинного) человека в реальной (социо-культурно-свето-цветовой) среде – используется в практике анализа и/или методологического создания информационных моделей саморазвивающихся систем открытого типа. Свое название хроматизм получил от древнегреческого понятия «хрома», которое античные авторы наделяли различной и в тоже время взаимосвязанной семантикой. Сегодня в понятии «хрома» выделены следующие составляющие, обозначаемые как хром-планы:

ЦВЕТ как означаемое (десигнат, сигнификат, интенсионал, концепт, образ-концепт[4], перцепт, благодаря образованию которого и осуществляется цветовосприятие) – распредмеченное, психическое, идеальное – Id-план ‘chroma’;

КРАСКА как денотат внешней среды (предмет, экстенсионал, стимул) – опредмеченное, физическое, материальное – Ma-план ‘chroma (автоокраска внешней среды);

ОКРАСКА КОЖНОГО ПОКРОВА как денотат интеллекта – базово-органическое, физиологическое, совмещающее информацию объекта и субъекта, синеальное – S-план ‘chroma’ (цветоощущение);

ИМЯ ЦВЕТА как означающее (слово, лексема, пропозиция) – идеальное относительно С-плана, но относительно Ид-плана материальное – Мт-план ‘chroma’ (тезаурус цветообозначений);

ЭМОЦИИ, ЧУВСТВА как информационно- энергетические отношения между релевантными планами ‘chroma’. Объективно это отношение проявляется в таких идиомах, как «багроветь от гнева», «чернеть от горя», «краснеть от стыда» и т.д. В самом деле, эти обороты раскрывают смысл отношений между психическим (цветом) и физиологическим (окраской кожного покрова или внешней средой) как идеальным и материальным: S / Mт – «покраснеть от стыда»; Id / S – «покраснеть от страсти»; Mа / S – «покраснеть от жары».

Вместе с тем имена цвета сочетают в себе и материальные и идеальные предикаты, но в разных системах анализа. Вероятно, это имеет в виду Витгенштейн, когда констатирует: «Логика понятия «цвет» гораздо более сложна, чем это могло бы показаться»[5]. После четвертьвекового изучения этой проблемы психолингвист Анна Вежбицкая практически вторит Витгенштейну: «Концепт ‘цвета’ действительно чрезвычайно сложный, и я не буду пытаться дать его толкование»[6]. Аналогичные выводы сделали специалисты многих научных дисциплин как о цвете, так и об интеллекте человека[7]

Поэтому для начала рассмотрим развитие представлений о цвете, чтобы использовать результаты для достижения целей работы: возможной элиминации субъективных представлений за счет многовековой объективации человеческого духа.

История систематики цветов насчитывает сотни многочисленных идей плоскостного и пространственного расположения цветов. Для наглядности обратимся к первоисточникам и, в частности, к античным авторам, которые то или иное число стихий (первоначал) располагали в плоскостном и/или пространственном представлении, которое впоследствии стало связываться и с определенными цветами и/или окрасками[8].

Остановимся на принципах, наиболее значимых для хроматической концепции цветового круга рассмотрим построения, оказавшие наиболее существенное влияние на историю научного цветоведения. Вопреки тому, что мыслители строили цветовые модели во все времена[9], одним из наиболее известных построений цветового круга считают (V.Buvat, 2003) цветовой диск Ньютона (1642-1727), хотя у него и были предшественники.

Так, уже канцлер Оксфордского университета Роберт Гроссетест (1168-1253) в трактате «De colore» (1233) представил свет в качестве «Materia Prima» и – соответственно в духе «грандиозного метафизического толкования света»[10] – разработал  систему цвета, в которой все цвета располагались также между черным и белым, но уже ортогонально ахромной оси. С другой стороны, Джованни Батиста делла Порта (1538-1615) уже описал основы призматической рефракции света.

Архитектор, теоретик искусства Леон Баттиста Альберти (1404-1472), как и ученый, художник Леонардо да Винчи (1452-1519) в этом отношении оказались более прагматичными, ибо использовали практически аристотелевское линейное построение, наиболее подходящее для смешивания красок. Иезуит неоплатоник Франциск Аквилонский (1567-1617) в «Opticorum Libri» (Антверпен, между 1606 и 1611) выявил возможности «Colores concreti», возникающие при их смешении. Показательно, что замыкание верхних и нижних дуг позволяет с большой вероятностью представить цветовой круг, где все цвета окажутся расположенными против часовой стрелки.

Философ Ричард Уоллер в Каталоге простых и смешанных цветов (L.,1686) – с целью каталогизации Творения в стандартных цветах и совершенствования философии – расположил четыре базовых цвета (красный, желтый, зеленый и синий) по часовой стрелке на сторонах квадрата, диагонали которого в свою очередь передают цвета смешанные. Сегодня считается[11], что Уоллер устранил последние препятствия на пути к выводам Ньютона, который с 1670 г. повторял известные эксперименты с оптикой и заложил основы физического мышления при анализе цветовых потоков излучения.

Англичанин Роберт Флюд (1574-1637) в двухтомном труде Medicina Catholica связывает цвета в Colorum Annulus  зависимостью от соотношения в них «света и тьмы» так, что от красного соблюдаются оба направления, т.е. и по часовой стрелке (К – оЖ – золЖ – Б), и против (К – З – С – Ч), как это представлено в современной интерпретации.

В Opticks (L.,1704) Исаак Ньютон (1642-1727) по аналогии с музыкальной гаммой выбрал семь цветов с их расположением в цветовом круге по часовой стрелке. Согласно корпускулярной теории[12] наибольший сегмент круга выбран для красного и наименьший для фиолетового, что по аналогии со звуком привело к путанице в распределении середины спектра. И хотя к физике цветовой круг не имеет никакого отношения[13], главное в истории цветовых построений было достигнуто – появилось логичное двумерное представление спектральных цветов.

Гете (1749-1832) в черновых заметках 1808 г. подразделил цвета на активные, теплые, стремящиеся к свету, позитивные (слева), и холодные, негативные, затемняющие (справа)[14]. Вопреки ньютоновской схеме уже здесь Гете расставил оппозиционные цвета друг против друга, хотя и сохранил еще их ньютоновское направление по часовой стрелке. По видимому, после знакомства с Рунге и его цветовыми построениями, а, быть может, под впечатлением цветовых кругов, приписываемых К.Буте (1708)[15], в 1810 г. Гете меняет направление в цветовом круге на противоположное так, что основные цвета в его построениях стали располагаться против часовой стрелки.

Именно благодаря установленным Гете законам гармонии цветов западная психология приобрела совершенно новые подходы к экспериментальным методикам в согласии с их внутренними концептуальными функциями цветового восприятия (M. Brusatin, 2003).

Немецкий художник Филипп Отто Рунге (1777-1810) разместил цветовой круг в центре цветового шара, на полюсах которого – белый и черный; а на прямой, соединяющей эти полюса и являющейся осью шара, размещены все серые; наиболее чистые и насыщенные нашли свое место по экватору против часовой стрелки, а все остальные, такие, как смеси с белым, черным и серым, оказались в соответствующих промежутках.

Цветовой круг Артура Шопенгауэра (1788-1860) составлен из секторов, соответствующих взаимодополнительным цветам, причем длина каждого из них выбрана так, что глаз наблюдателя получает впечатление уравновешенных масс. Обусловлено это тем, что по Шопенгауэру каждому цвету соответствует определенная энергия, и чем больше энергии, тем он должен занимать меньшее место в цветовом круге для уравновешивания всей системы цветов.

Опыты по определению и смешению основных цветов привели к построению многочисленных треугольников для количественного выражения цветов и/или их систематизации. Уже Томас Юнг (1773-1829) для определения результативных ощущений цвета предложил, пользоваться равносторонним цветовым треугольником, в углах которого должны находиться основные цвета, а по сторонам – смешанные. Белый цвет, вслед за Ньютоном, Юнг ставил в центре как смесь всех цветов. Известен цветовой треугольник Джеймса Максвелла(1831-1879), в котором в качестве основных взяты другие цвета, расположенные по часовой стрелке. Герман Гельмгольц (1821-1894) основывался на психофизиологической теории Гете и одновременно на опытах Юнга и Максвелла, и, – не объяснив причину изменения направления цветов против часовой стрелки (Г. Гельмгольц, 1896), – изменил и сам цветовой треугольник, придав ему форму в соответствии с расчетами Максвелла.

Физиолог Эвальд Геринг (1834-1918) расположил цвета по ощущениям их сходства и противоположности, приняв за основные четыре: желтый, красный, синий и зеленый, которые он считал дополнительными и противоположными по их восприятию. Именно поэтому Геринг поместил их в круге крестообразно. К паре основных Геринг относил и ахромные – белый и черный, которые также противоположны друг другу, как и полихромные дополнительные цвета.

Психолог Вильгельм Вундт (1832-1920) создал экспериментальный фундамент для развития психофизиологии. Так, использование идей Густава Фехнера (1801-1887) о взаимосвязи измеримых явлений физического мира и их психическим отображением, т.е. восприятием, привело Вундта к сопоставлению оппозиционно расположенных цветов и полярных эмоций и, в свою очередь, к выводу о возможности изучения одного через другое, т.е. психического через физическое. Возможно, поэтому Вундт располагал цвета по Ньютону, а не по Гете.

Детальную разработку и усовершенствование цветового тела провел американский художник, преподаватель теории искусства Альберт Генри Манселл (1858-1918), который в патенте 1899 г при расположении цветов против часовой стрелки учитывал различную светлоту основных исходных цветов, разместив плоскость диска наклонно к оси шара. Таким образом, наиболее светлый желтый цвет оказался ближе к белому и дальше от черного. Впоследствии атласы названные его именем были преобразованы химиками с расположением цветов по часовой стрелке  для классификации красителей и т.п. материальных вещей.

Широко известно цветовое тело в виде двойного конуса немецкого физика, специализировавшегося в психофизиологии, Вильгельма Оствальда (1853-1932) с размещением цветов против часовой стрелки. Вместе с тем, знакомый с этим представлением художник и теоретик цвета Пауль Клее располагает цвета по часовой стрелке.

Аналогично и независимо друг от друга представляли цвета русский живописец и теоретик Василий Кандинский (1866-1944), и всесторонний практик-педагог Михаил Матюшин (1861-1934). Любопытно, что современные интерпретаторы цветовых построений зачастую игнорируют направление цветов.

Коллега Кандинского швейцарский теоретик и педагог Иоханнес Иттен (1888-1967) также организовал цветовой круг по перцептивному построению в субъективном цветовом пространстве. Обратим внимание, что вопреки ньютоновской школе, все модели цветовых систем ХХ века (CIE, HSB, RGB, DIN, CMYK, CIE Lab, etc) располагают цвета против часовой стрелки. С чем же связаны различия этих направлений?

Геометрию цветов принято выражать в виде цветового круга. Вместе с тем, мы уже убедились в том, что переход в цветовом круге от красного к синему представители различных учений изображали различно: или по часовой стрелке (красный, пурпур, синий, зеленый), или – наоборот (красный, зеленый, синий, пурпур), то есть зеркально. Так, отображение цветов в цветовом круге – при переходе от красного через зеленый к синему – Ньютоном, Ламбертом, Юнгом, Максвеллом располагалось по часовой стрелке. Как правило, это были стимульные цвета (длины волн, выкраски, реактивы, вербальные цветообозначения и т.п.).

Обобщая представленные данные, можно полагать, что в истории цветоведения наблюдалось зеркальное отображение цветового круга. Так, стимульные цвета – при переходе от красного через зеленый к синему располагались по часовой стрелке, тогда как расположение перцептивных цветов (воображаемых, чувствуемых, представляемых и т.п.) – против часовой стрелки. Отсюда с определенной долей вероятности можно было бы предположить, что существует некая зеркальная взаимодополнительность данных физиков и физиологов по сравнению с отношением к цвету философов, художников и психологов. Однако дело здесь не в физиках и лириках, поскольку и отдельные физики изображали цвета против, а лирики – по часовой стрелке.

Дело, очевидно, состоит в том, что мировосприятие делится на творческое (правополушарное) и на фиксирующее достижения предыдущих творцов (левополушарное). В самом деле, И Аристотель, и Ньютон, и многие другие их последователи великолепно обобщали известные данные, тогда как Платон, Гете, Шопенгауэр, Гегель разрабатывали дальнейшее движение творческой мысли. История цветового круга наглядно демонстрирует нам как последователи творцов, по-видимому, совершенно не задумываясь, зеркально переворачивают творчески-образное направление цветов на ортодоксально-понятийное.

Вместе с тем, к примеру, Людвиг Витгенштейн (1889-1951) оперирует понятиями и, казалось бы, располагает цвета по часовой стрелке[16]: «Для меня зеленый – это одна особая промежуточная станция на цветовой дороге от синего к желтому, а красный – другая станция». Однако конец этой фразы показывает, что Витгенштейн одновременно видит и оба зеркальных пути в цветовом круге. Задается он вопросом и о прямом пути через ахромный цвет[17]: «Каким бы преимуществом обладал по сравнению со мной тот, кто знал бы прямую дорогу от синего к желтому?». В то же время Гете, Рунге, Шопенгауэр, Шеврель, Оствальд располагали цвета (от красного через зеленый к синему) против часовой стрелки. Здесь речь шла о перцептивных цветах. И Витгенштейн постоянно показывает, что можно оперировать и относительно-материальными понятиями, и относительно-идеальными перцептами[18]: «Что означает, когда мы говорим «Коричневый» сродни желтому»?; или как он это формулирует в разделе[19]: «Желтый более сродни красному, нежели синему».

Это напомнило мне парадокс Бертрана Рассела о «семантической несовместимости синего и красного цветов», который приводит Анна Вежбицкая без разрешения этого парадокса[20]. В хроматизме же показано, что в обоих случаях речь идет об архетипической несовместимости бессознательно-телесных (теплых) цветов и подсознательно-творческого синего[21]. Обратим внимание на тот неоспоримый факт, что во всем мире «красными» называют «левых» (экстремистов, коммунистов и т.п.). Следовательно мир – не только подсознательного контекста, но и вполне осознанного текста – живет не стимулами или вербальными знаками (где по Ньютону красное в круге цветов – справа), а перцептами, то есть по Гете, – неосознаваемыми образ-концептами как их невербализуемыми ‘номинациями’.

В хроматизме левое и правое направление цветов в цветовом круге объясняется преимущественным расположением цветообозначений стимульных (опредмеченных и/или вербализованных) цветов в левом полушарии головного мозга и перцептивных (распредмеченных) в правом. В хроматизме латерализация связана с определенной стереотипией функций левого полушария (М-план АМИ) и функциональной индивидуализацией правого (Ид-план).

Именно здесь мы сталкиваемся с проблемой архетипичности цветовых образов в подсознании. Ведь если бы они были строго индивидуальными, то никак не являлись бы архетипическими, то есть присущими коллективному бессознательному. В хроматизме же вслед за Юнгом постулируется, что все люди на Земле неосознанно обладают тождественными архетипами, то есть сублимированными образами в подсознании. Поэтому я обращаю особое внимание на тот факт, что индивидуальным является не Ид-план, а лишь его Мт-плановое воплощение, то есть способность адекватного опредмечивания архетипов в красках или словах. В силу таланта или умения опредметить их и претворить такими, какие они есть в нашей душе – в коллективном бессознательном человечества.

Вместе с тем мы так и не сформулировали вопрос: Почему и Гельмгольц – через полвека после Гете – также без объяснения причин меняет направление цветов в треугольнике Юнга? Почему Матюшин, знакомый и с цветовым кругом Шевреля, и оствальдовскими построениями цветовой гармонии, не приводит пурпурный цвет?[22]Ответ, как мне кажется, может быть один: наш интеллект включает в себя две логики, а именно, формальную логику науки, апеллирующую к рационализму сознания (к левому полушарию головного мозга) и/или образную логику творчества, которая основывается на иррациональности под- и бессознаний. И, несомненно, в различные периоды истории, как и в различных областях культуры, господствует то одна, то другая логика (Руднев, 2000). И сегодня как нельзя более актуальным является изучение «второй» логики, а затем и по возможности, их конвергенция в единое представление внешнего мира во внутреннем его отражении. Каким же путем можно достичь такого метода?

В интересующем нас аспекте этот тезис раскрывает Мирча Элиаде: «Полностью рациональный человек – это абстракция; его нет в реальной жизни. Всякое человеческое существо характеризуется, с одной стороны, сознательной деятельностью, а с другой – иррациональным опытом.<…> Содержание и структура бессознательного являются результатом бытийных ситуаций, имевших место в незапамятные времена, особенно критических ситуаций. Именно поэтому бессознательное обладает некой религиозной аурой»[23]. В самом деле, как показали результаты проведенного нами анализа, обращение к историческому опыту исканий человеческого духа показало, что последний тысячелетиями воспроизводил себя в достаточно определенных характеристиках традиционных культур.

Согласно А.С. Тимощуку, традиционная культура – это знаковая система, организованная по принципу доминанты эстетического кода, сакральные смыслы которого это область глубинных, экзистенциальных состояний интеллекта. Трансляция же сакральных смыслов образуется на границе эстетического и теоретического кодов[24]. И что весьма существенно, эти коды, как показано в хроматизме, практически полностью объективировали все субъективные проявления, – как субъектов, так и объектов исследования.

Если же говорить о «сознании», то общеизвестна присказка почти каждой из конференций: без смены фундаментальных представлений о сознании у нас образуется провал и в его изучении.[25] Для смены же этих фундаментальных представлений элиминируем полисемантичность гносеологической категории «СОЗНАНИЕ» его заменой на понятие «ИНТЕЛЛЕКТ», классическое определение которого (лат. «intellectus» – ощущение, восприятие, понимание) тысячелетиями включало в себя «метакогнитивные» функции[26], которые ХХ век с абсолютизацией IQ и для удобства (по крайней мере, в теории искусственного интеллекта) просто элиминировал. Каждую из сфер «атомарной» модели интеллекта (АМИ) и/или АМИ с гендерной оппонентностью (АМИГО) моделируют следующие функции и планы:[27]

СОЗНАНИЕ – (душа, рассудок, рацио, социо, белый цвет – М-план АМИ) – произвольно осознаваемые функции социальной обусловленности и формально-логических операций «понимания» с цветами, опредмеченными в каких-либо знаках (в науке, философии и т.п.). К примеру, как замечает Кант, «человеческий рассудок дискурсивен и может познавать только посредством общих понятий»[28]. Сознание в АМИГО подразделяется на право- и само-сознания. ПРАВОСОЗНАНИЕ – (душа, M(f)-план АМИГО, пурпурные цвета ) – в большей мере характеризуются женщины, поскольку репрезентативно они более законопослушны и социализированы: врожденное материнство, миролюбие, рассудочность, лучшая восприимчивость к воспитанию и обучению, меньшая криминогенность, лучшие вербальные способности и т.п. САМОСОЗНАНИЕ – (душа, M(m)-план АМИГО, зеленые цвета) – приобретенная от социума «Я-концепция», достоверно характеризующая мужчин, имеющих ярко выраженные черты повышенной самооценки, самоконтроля, самопознания и т. п. Кроме того, мужчина достоверно чаще женщин компетентен, властен, агрессивен, самоуверен и социально не ограничен вплоть до криминогенности.

ПОДСОЗНАНИЕ – (дух, Ид-план АМИ – серый цвет; Idg-план АМИГО – холодные цвета) – частично осознаваемые функции культурной обусловленности и образно-логических операций эстетического, т.е. внепрагматического «восприятия» беспредметных цветов (в игре, искусстве, творчестве и т.п.). Следуя Канту, «прекрасно то, что познается без посредства понятия».

БЕССОЗНАНИЕ – (тело, С-план АМИ – черный цвет; Sg-план АМИГО – теплые цвета ) – принципиально неосознаваемые функции природно-генетического кодирования[29] информации и непроизвольно-биологической обусловленности «ощущений» цвета (цветовые феномены ВНС, аффектов и т.п.).

Поскольку анализ семантики цветовых канонов в традиционных культурах позволил считать, что так называемые “субъективные параметры цвета” тысячелетиями объективно воспроизводились на Земле, то у нас имеются все основания приписать им своего рода объективированный характер. Благодаря этому были элиминированы субъективистские подходы психологов, что позволило выявить взаимоотношения компонентов в иерархии подсистем интеллекта с их последующей интеграцией в единое информационное пространство.

 

Моделирование интеллекта

Благодаря этой зеркальной дополнительности и дифференциации компонентов АМИ появляется реальная возможность установления семантической связи между полученными в хроматизме репрезентативными данными по ахромным цветам и хром-планами АМИ: сознание (белый цвет социума – М-план АМИ), подсознание (серый цвет креативности – Id-план АМИ) и бессознание (черный цвет неизвестности – S-план АМИ). На рис.1 изображен переход от цветового тела XIX в. через образные представления З.Фрейда и Э.Фромма XX в. к АМИ XXI века.

 

Description: Description: E:\PLATO\SUMMERSCHOOL\summerschool5\03-Serov_files\image001.jpgDescription: Description: E:\PLATO\SUMMERSCHOOL\summerschool5\03-Serov_files\image002.jpg

Рис.1. Переход представлений ХХ века от цветового тела к АМИ

 

В хроматизме левое и правое направление цветов в цветовом круге с позиций латерализации объясняется преимущественным расположением цветообозначений стимульных (опредмеченных) цветов в левом полушарии головного мозга и перцептивных (распредмеченных) в правом. В хроматизме латерализация связана с определенной стереотипией функций левого полушария (М-план АМИ) и функциональной индивидуализацией правого (Ид-план).

Именно здесь мы сталкиваемся с проблемой архетипичности цветовых образов в подсознании. Ведь если бы они были строго индивидуальными, то никак не являлись бы архетипическими, то есть присущими коллективному бессознательному. В хроматизме же вслед за Юнгом постулируется, что все люди на Земле неосознанно обладают тождественными архетипами, то есть сублимированными образами в подсознании. Поэтому я обращаю особое внимание на тот факт, что индивидуальным является не Ид-план, а лишь его Мт-плановое воплощение, то есть способность адекватного опредмечивания архетипов в красках или словах. В силу таланта или умения опредметить их и претворить такими, какие они есть в нашей душе – в коллективном бессознательном человечества.

Психология и феминизм

Общими же или близкими по цвету компонентами АМИ с гендерной оппонентностью (АМИГО) для обоих полов могут являться бессознание (О = К+Ж) и подсознание (С = Г+Ф), как это представлено в цветовых канонах, тысячелетиями воспроизводимых человечеством. Очевидно, это обусловлено единым принципом восприятия цветов друг друга в гомеостатическом соответствии с определенным локусом контроля.

Так, в частности, сопоставление данных локуса контроля и гендерных характеристик позволяет выявить кажущиеся противоречия (контрасты) в представлении интеллекта как взаимодействующей с внешней средой гомеостатической системы. Действительно, сопоставление (по планам АМИГО) канонизированных цветов с основными предикатами локуса контроля в табл. 1 достоверно согласуется и с типическим контрастом полоролевых стереотипов:

Таблица 1. Локус контроля и планы АМИГО[30]

Гендерные планы АМИ
(Цвет)

Внутренний локус контроля
(ср. “героизм”, “доблесть”)
m > f

Гендерные планы АМИ
(Цвет)

Внешний локус контроля
(ср.“сенситивность”, ”женственность”)
f > m

Id-

(Серый)

Стремление к новому, неизведанному, внеморальная потребность в творчестве, относительный инфантилизм, социально неограниченный стиль поведения вплоть до преступности, агрессивность, потребность в эротических образах, деликвентно-образное общение в социуме, «цинизм», макиавеллизм

M-

(Белый)

Материнство, сохранение традиций, рационализм, доминанта моральной требовательности, миролюбие, рассудочность, восприимчивость к воспитанию и обучению, вербально-предметная коммуникативность, социальная уровновешенность и конвенциональность

Низкая выживаемость, снятие противоречий M- и S-планов АМИ в опредмечивании чувственности познания, творец новой информации (философ, композитор, художник), “внеморализм секса в познании нового”, вынашивание и рождение идей

S-

(Черный)

Повышенная адаптивность (гомеостаз) деликвентно-образное общение в сексе, негативизм, предубежденность относительно f-образа творца, сексуальность, аффекты аноргазмии, аутизм, инстинкты, интуиция, вынашивание и рождение детей

Sm-

(Красный)

Личностное качество действовать решительно в опасной обстановке, уверенность в себе, преодоление возможных чувств страха и неуверенности, властность, активность, относительный нонконформизм

Idf-

(Голубой)

Застенчивость, робость,заниженный уровень притязаний, неуверенность в своих способностях, эмоциональность, подчиняемость, пассивность, нерешительность, тревожность, конформизм,

Mm-

(Зеленый)

Я-концепция, контроль импульсивных порывов, самоанализ, рационализм, независимость, уравновешенность, компетентность, уверенность в себе, опредмечивание времени в деньги, самообладание в любых (N и Е) условиях

Mf-

(Пурпур)

Впечатлительность, интуиция, религиозность, противоречивость, беспокойство, эмоциональная поддержка, потребностная сфера, опредмечивание денег в быту, потеря личностных черт в Е условиях

Idm-

(Фиолет)

Игра, умение мобилизовать силы и настойчивость в достижении цели, способности к творчеству, интуиция, чувственная эффективность контактов, юмор, духовное самоуважение

Sf-

(Желтый)

Продолжительное переживание событий, уход от реализации намерений, эмоциональная теплота, изменчивость, инстинктивная готовность к контактам, самолюбование внешностью

 

Из табл.1 легко видеть, что АМИГО не только по форме, но и по существу является гендерно оппонентной, в которой женственному осознанию социума противостоит мужская логика его формального отображения. Последнее объясняется социализирующим воспитанием мальчиков как «настоящих мужчин» («Не реви, ты не девочка – придумай что-нибудь, дай сдачи, и т.п.»), которое практически элиминирует их эмпатические способности, – в отличие от природно обусловленной социальности девочек («Поплачь милая, поплачь, и все пройдет»). И эта социализация мужской «Я-концепции», с одной стороны, необходима обществу как надежная опора для будущего поколения женщин, а с другой, по-видимому, может представлять серьезную опасность для развития общественных отношений на основе права. Таким образом, даже на онтологическом уровне сознание как компонент АМИ подразделяется на вербальную душевность социально фемининного правосознания (Мf) и формальную логику искусно социализированного маскулинного самосознания (Mm), как это и представлено на рис. 2.

 

Description: Description: E:\PLATO\SUMMERSCHOOL\summerschool5\03-Serov_files\image003.gif

Рис.2. Переход от моделей интеллекта Юнга-Айзенка-Люшера и Шварца[31] к АМИГО

 

Так как «человек» это родовая абстракция, то по принципу его полового и/или гендерного диморфизма можно выявить конкретные видовые предикаты, что в хроматизме было осуществлено на основе цветовых канонов, которые тысячелетиями воспроизводились в памятниках мировой культуры. Показательно, что независимо от этих построений Шварц, изучавший аксиологически-перцептуальное пространство человека, построил свой круг в соответствии с левым направлением и так, что все сектора ценностей оказались весьма близкими к цветовой семантике канонов, частично представленных в табл. 2:

Таблица 2. Семантика цветовых канонов и концептов Шварца

Цвета и каноны

Планы

Функции и предикаты планов АМИ

Аксиология по Шварцу

Белый (ИНЬ – металл)

M-

Мать, душа, понятное прошлое, традиции

-

Серый – (ЯН = К+З)

Id-

Отец, дух, незаметное настоящее, творчество

-

Черный (ИНЬ – вода)

S-

Инстинкты тела будущей матери

-

Пурпур – София, св. Анна, Дева Мария

Mf

Ипостась женской интуиции – сверх- и правосознание

самостоятельность

универсализм

Красный – маскулинный (m)

Ян, тела богов и воинов

Sm

Мускулы, активность, драки, войны, фанатизм

самостоятельность

стимуляция

Оранж = К+Ж, совместный, общий (андрогинный)

Sn

Физическое развитие, питание, сексуальность

гедонизм

Желтый – фемининный (f)

Инь, тела богинь и женщин

Sf

Жирок, «жена, облеченная в солнце»

достижение

Зеленый – Ян, Осирис, Магомет, Робин Гуд

Mm

Самоутверждение «Я-концепция», власть

власть

Голубой – Инь (небо), богини неба, «сердца дев»

Idf

Романтичность, гадания, дамские романы, фатализм

Безопасность

традиции

Синий = Г+Ф, совместный, общий, (андрогинный)

Idn

Религиозность, работа, эстетика, отдых, сон

конформность

доброта

Фиолетовый – Ян (гроза), Вишну, Кришна, Лель

Idm

Творчество, хобби, игровая зависимость

универсализм

 

Все это позволило мне создать адекватный концепт внешнего (по Ньютону) и внутреннего (по Гете) цветового пространства. В сочетании с цветовыми архетипами эти пространства привели к построению архетипической («атомарной») модели интеллекта (АМИ). По моим оценкам, исключения из правила архетипичности цветовых канонов составили не более 15 % от всей базы данных по цветовым канонам мировой культуры. И теперь, можно полагать, что задачей практиков является проверка достоверности АМИ с учетом гендера (психологического пола) и граничных (нормальных или экстремальных) условий существования индивидов и/или общества.

Так как любая система характеризуется отношениями между ее компонентами, и, в частности, информацией, то цветовые построения оказались идеальным инструментарием для изучения интеллекта. Ибо характерным свойством цветового тела и цветового круга является такое расположение их существенных компонентов, при котором противоположные как бы компенсируют друг друга и в сумме образуют ахромный цвет.

Иначе говоря, использование цветового круга дало исследователям совершенно новый инструментарий, согласованный с тысячелетиями развития человеческого интеллекта. Для психологии использование цветового круга ценно еще и тем, что научная идеализация является важным свойством, которое – в отличие от статистической интерпретации – характеризует все без исключения разделы науки, шедшие от фактов к теории.

Итак, благодаря цвету и, в частности, цветовому кругу и/или телу, нами актуализирована возможность классификации разнородных функций и отношений, которая естественным образом связана шкалой равных отношений с информационно – пространственно – временным континуумом внешней среды, то есть с объективными единицами измерения как объективных, так и субъективных функций выражения. Цвет же являлся тем адекватным средством и/или методологическим инструментарием, которые позволили классифицировать разнородные по онтологическим предикатам свойства, вещи и их отношения.

Литература

  1. Иттен И. Искусство цвета. М., изд. Д. Аронов, 2000.
  2. Канаев И.И. Очерки из истории… цветового зрения. Л.: Наука, 1971.-160 с.
  3. Кандинский В. О духовном в искусстве (живопись). Л.: Фонд «ЛГ», 1990.
  4. Кант И. Основы метафизики нравственности. – М.: Мысль, 1994.- 1472 с.
  5. Кульпина В.Г. Лингвистика цвета. – М., 2001. – 472 с.
  6. Леви-Стросс К. Структурная антропология. – М., 1985. – 536 с.
  7. Миронова Л. Н. Цветоведение. Мн.:Вышэйшая школа, 1984.- 286 с.
  8. Печкова Т.А. (Сост.) Системы классификации цвета – М.: ВНИИТЭ, 1969.- 96.с.
  9. Серов Н.В. Междисциплинарный синтез знаний о цветовых канонах. // АКАДЕМИЯ. Мат. и исслед. по ист. платонизма. Вып.7. – СПб: СПбГУ, 2008, с.445-481
  10. Фрумкина Р.М. Цвет, смыл, сходство. – М.: Наука, 1984. – 176 с.
  11. Юнг К.Г. Архетип и символ. – М.: Ренессанс, 1991. – 304 с.
  12. Brusatin M. Histoire des couleurs. – P.: Flammarion, 2003.- 192 р.
  13. Heller E. Wie Farben wirken. Farbpsychologie. – Hamburg: Rowolt, 1999.
  14. Gage J. Color and culture. – L.: Thanes & Hudson, 1995. – 335 p.
  15. Gericke L., Schöne К. Das Phänomen Farbe. – Berlin: 1970. – 252 S.
  16. Lejeune S. (Ed.) Parlons couleur: langage, codes, création.-Roussillon: Ôkhra, 2006.
  17. Wittgenstein L. Remarks on colour. – Berkeley: UC Press, 1977. – 128 p.
  18. Wallace A.F.C., Fogelson R.D. Culture and personality. // Biennial review of anthropology./ Ed. B.A. Siegal.- Stanford, 1961, p.42-78.

 

 



[1] Беседа Иисуса с учениками, XXIX  http://apokrif.fullweb.ru/gnost/beseda_iisus.shtml

[2] Серов Н.В. Психологическая специфичность идеального. // Ананьевские чтения-06 (СПб: СПбГУ, 2006, с118-119) <http://psyfactor.org/lib/serov.htm>

[3] Он же. Хроматическая антропология.// Вестник истории и философии КГУ, Сер. Философия. 2008, Т.1 (1). С. 133-148.

[4] Как известно цвет – в отличие от краски – существует исключительно в виде перцепта. Иначе говоря, предполагается существование неразрывной связи между образом цвета и его перцептом. Это подтверждается феноменом образования апертурного цвета, в котором смысл образа (концепт) принципиально не отделим от самого образа. Так, по В.П. Зинченко, стимульный цветовой образец является инструментом, с помощью которого испытуемый опредмечивает свой образ-концепт (ОК) во внешней среде [Зинченко В.П. Зрительное восприятие и творчество. // Технич. Эстетика, 1975, №№ 6-9]. Отсюда можно предположить, что цель цветового ОК – обобщать смысл в распредмеченном, т.е. в онтологически идеальном виде собственно информации.

[5] Wittgenstein, L. Remarks on colour. – Berkeley, 1977, p.29.

[6] Вежбицкая А. Обозначения цвета и универсалии зрительного восприятия. // Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М., Русские словари, 1997, c.231.

[7] Наименования цвета в индоевропейских языках: Системный и исторический анализ / Отв. ред. А.П. Василевич. – М, 2007; Карасик В.И. Язык социального статуса. – М., 1992 ; Кульпина В.Г. Лингвистика цвета. – М., 2001; Серов Н.В. Цвет культуры.– СПб: Речь, 2004; Brémond É. L’intelligence de la couleur, P., 2002; Lemoin S., Rousseau P. Perception et abstraction // L’OEIL.– Paris. Novembre 2003.

[8] Тексты и комментарии к окраскам и/или этим построениям см.[Лосев А.Ф. История античной эстетики. М., 1963-1969; Серов Н.В.Античный хроматизм.– СПб, 1995, с.103-188].

[9] Gericke L., Schöne К. Das Phänomen Farbe. Zur Geschichte und Theorie ihrer Anwendung. Berlin, Henschelverlag, 1970. – 174 S.; Kuehni R.G.Color: an introduction to practice and principles. – Hoboken, New Jersey: Wiley-Interscience, 2004 – 199 p.;. Küppers H. Farbenlehre.- Köln: DuMont, 2005.- 192 S.

[10] Размещением полихромных цветов поперек ахромной оси (между белым и черным) Гроссетест не только открыл новые перспективы для построения цветовых систем, но и ввел цветовую аксиологию. Так, в частности, он назвал осветление цвета «прощением», связанным с подъемом по ахромной оси благодаря «намерению». Мы еще столкнемся с этой метафизикой и в ХХ веке у психолога-экспериментатора Вундта и/ или философа Фромма.

[11] См. к примеру, сайт <www.colorsystem.com>.

[12] Что с одной стороны противоречило выводам Христиана Гюйгенса, который еще в 1678 году опубликовал свой труд Traité de la Lumière, а с другой – составило одну из частей современной корпускулярно-волновой теории света.

[13] Ни с корпускулярной, ни с волновой точки зрения невозможно соединить края спектра, т.е. красный и фиолетовый цвета. Однако это соединение легко достигается в человеческом восприятии.

[14] Lejeune S., Blin-Barrois B (Red.) Parlons couleur: langage, codes, création.– Roussillon: Édisud – Ôkhra, 2006, p.15.

[15] Kuehni R.G.Color: an introduction to practice and principles. – Hoboken, New Jersey: Wiley-Interscience, 2004, p.156.

[16] Wittgenstein L. Remarks on colour. – Berkeley, California Press, 1977, p.22.

[17] Ibid.

[18] Ibid., p.23, 26.

[19] Ibid., p.23.

[20] Russell B. An inquiry into meaning and truth. – Harmondsworth: Penguin, 1973, p.78. Цит. по: [Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М., Русские словари, 1997, с.247].

[21] Серов Н.В. Цвет культуры. – СПб, 2004, с.244.

[22] Частично на эти вопросы дала великолепные по обширности историко-искусствоведческие ответы М Тильберг. (Цветная вселенная: Михаил Матюшин об искусстве и зрении. (Пер. с англ.) – М.: НЛО, 2008.- 512 с), но в итоге у меня, по крайней мере, сложилось впечатление, что для четкости анализа теории М.В.Матюшина требуются специалисты по цвету, а не истории. Так, в частности, постоянно происходит путаница между дополнительными и контрастными цветами, между цветом и краской, восприятием и ощущением, фоном и средой и т.д. и т.п.

[23] Элиаде М. Священное и мирское.– М.: МГУ, 1994.-144 с., 130

[24] Тимощук А.С. Традиционная культура: сущность и существование. / Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. д.ф.н.– Нижний Новгород, НГАСУ, 2007.- 48 с.

[25] Черниговская Т.В. Язык и сознание <http://www.polit.ru/lectures/2008/12/24/langmind.html>

[26] Вы, возможно, думаете, что Отец так любит человечество, или что он завоёван без молитв, или что он дарует прощение одному за счёт другого, или что он снисходителен к тем, кто просит? – Ибо он знает страсть, и что она является нуждою плоти! – (Или вы думаете), что не эта (плоть) страстно жаждет душу? Ибо без души тело не согрешает, подобно тому, как душа не спасена без духа. Но если душа спасена, (когда она) вне зла, а дух тоже спасён, то тело становится свободным от греха. Ибо именно дух возвышает душу, тогда как тело убивает её; то есть именно она (душа) и убивает себя. Истинно говорю я вам: не простит он ни душу грешную никоим образом, ни плоть виновную, ибо никто из плотских не будет спасён. [Апокриф Иакова http://apokrif.fullweb.ru/nag_hammadi/apokrif_iak.shtml].

Человечество начало быть в трёх сущностных типах: духовном, психическом и материальном, согласно Троичному Разделению Логоса, из которого выделились и материальные, и психические и духовные (люди). Каждый из трёх сущностных типов познаётся по плоду его. И поначалу они были неизвестны, но (стали известны) только с приходом Спасителя, светившего святым и открывшего всем то, чем являлся каждый.  Будучи подобной Свету от Света и Духу от Духа, Духовная Раса, когда проявился её Глава, незамедлительно ринулась навстречу ему. Она немедленно стала телом своего Главы. Внезапно она получила знание в Откровении. Психическая Раса подобна Свету от Огня, ведь она сомневалась при принятии знания того, кто явился ей. Ещё больше сомневалась она в том, ринуться ли (ей) с верой ему навстречу. Пожалуй, она получила наставление через Голос, и этого было достаточно, ведь она недалека от Надежды, согласно Обетованию, ведь она получила, так сказать, словно клятву, гарантию того, чему надлежало быть. Материальная Раса, однако, чужая в любом случае: ведь она темна (и) избегает Сияния Света, так как его появление разрушает её. И поскольку она не получила своего единства, она – нечто чрезмерное и ненавидящее Господа в его Откровении. Духовная Раса получит полное спасение во всех отношениях. Материальная во всех отношениях получит разрушение, словно некто, противостоящий ему. Психическая Раса, поскольку она посередине с тех пор, как выделилась и с тех пор, как сотворена, является двойственной, согласно определению своему [Трехчастный Трактат http://apokrif.fullweb.ru/nag_hammadi/3-part-text.shtml]. Поскольку человек состоит из плоти, души и духа, то и далее эти сферы мы будем называть по современным представлениям, бессознанием, сознанием и подсознанием, соответственно.

[27] Сразу же оговорюсь, что строгий онтологический анализ идеального и материального является неправомерным по многим причинам [Ильенков Э.В. Философия и культура. – М.:ИПЛ, 1991, с.215-218], что, вообще говоря, и привело меня к релевантной формализации функциональных Id- и Мт-планов как их информационных предикатов; при этом оказалось необходимым ввести S-план АМИ для анализа и описания базовых функций обоих планов. Разумеется, если в традиционной бинарной системе анализа S-план АМИ всегда проявляет свойства материального, то в триадной он может быть и материальным (относительно Мт- и Id-планов АМИ), и идеальным (относительно Ма-плана внешней среды).

[28] Кант И. Основы метафизики нравственности. – М.: Мысль, 1994, с.115, 1091.

[29] Barbieri M. The organic codes. An introduction to semantic biology. – Cambridge, UK: CUP, 2004, Ch.4.

[30] Серов Н.В. Светоцветовая терапия: информация – цвет – интеллект. – СПб, 2001, с.138-146.

[31] Schwartz S., Bilsky W. Toward A Universal Psychological Structure of Human Values // Journ. of Personality and Social Psychology. 1987, V.53, №3, p.550-562; Асадуллина Ф.Г., Малюгин Д.В.Ценностные ориентации мужчин и женщин как факторы морального выбора. // Психологический журнал, 2008, том 29, № 6, с. 48-55. Учет этих и многих других данных позволил мне распределить эти ценности по компонентам интеллекта, так, что каждый план АМИГО оказался репрезентативно связанным с определенным цветом именно по гетевскому направлению цветового круга. [Серов Н.В.. Хроматическая антропология. // Вестник истории и философии КГУ. Серия «Философия». 2008, Т.1 (1). С. 133-148].

 

 

 НАЗАД К СПИСКУ ЛЕТНИХ ШКОЛ