Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

все ссылки на этой странице открываются в новом окне


31. эмпедокл
а. биографические свидетельства

1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 51: Эмпедокл, как говорит Гиппобот, был сын Метопа, сына Эмпедокла, акрагантец. То же самое <говорит> и Тимей в пятнадцатой книге «Историй» [FGrHist F 26 b], <добавляя>, что Эмпедокл, дед поэта, был выдающимся человеком, и ему вторит Гермипп [FHG фр. 27]. Равным образом Гераклид в сочинении «О болезнях» [фр. 76 Wehrli] сообщает, что он происходил из знатного дома, поскольку дед держал [скаковых] лошадей. Эратосфен в «Олимпийских победителях» [FGrHist F 7] говорит, ссылаясь на Аристотеля [фр. 71 Rose3] что отец Метона одержал победу в семьдесят первую олимпиаду [496—493 гг. до н. э.]. (52) Аполлодор-грамматик говорит в «Хронике» [FGrHist 244 F 32], что

Был он сын Метона, а в Фурии
Он прибыл, по словам Главка [из Регия],
Когда они были совсем недавно основаны [445—444 гг. до н. э.]

330


Затем ниже:

А те, кто повествует, что, изгнанный из родного города,
Он бежал в Сиракузы и на их стороне воевал
Против афинян, по-моему, совершенно не замечают [неувязки]:
Ведь [к тому времени] его либо уже не было в живых, либо
Он был совсем престарелым, что невероятно,
Поскольку Аристотель [фр. 71 R.] говорит, что он умер в шестьдесят лет.
И еще Гераклит.


А тот [Эмпедокл], что был победителем в семьдесят первую олимпиаду

В скачках, был дедом этого, носившим то же имя.


Так что Аполлодор одновременно указывает [событие] и время.


(53) По словам же Сатира в «Жизнеописаниях» [фр. 11 FHG], Эмпедокл был сыном Эксенета и тоже оставил сына Эксенета, и причем в одну и ту же Олимпиаду сам одержал победу в скачках верхом, а сын его — в борьбе, или, как говорит Гераклид в «Эпитоме» [фр. 6 FHG], в беге. А я разыскал в «Записках» Фаворина [фр. 48 Ваr.], что [по случаю победы] Эмпедокл еще и принес в жертву [Зевсу Олимпийскому] для [угощения] феоров быка из меда и ячменной крупы и что у него был брат Калликратид. Наконец, Телавг, сын Пифагора, говорит в письме к Филолаю [с. 189 Thesleff], что Эмпедокл был сыном Архинома. (54) О том, что он был акрагантец из Сицилии, он говорит сам в начале «Очищений» [следует фр. В 112, ст. 1—2]. Вот то, что касается его происхождения.

О том, что он слушал Пифагора, сообщает в девятой книге [«Историй»] Тимей [FGrH F 14], говоря, что его изобличили тогда в плагиате и, как и Платону [в свое время], запретили посещать лекции. И дескать, он сам упоминает Пифагора в следующих словах [следует фр. В 129, ст. 1—2]. Другие полагают, что в этих стихах Эмпедокл имеет в виду Парменида. (55) Неанф [FGrH 81 F 26] говорит, что вплоть до Филолая и Эмпедокла пифагорики допускали на лекции [желающих], а после того, как Эмпедокл обнародовал их в своей поэме, приняли закон: никому из поэтов не разглашать; то же самое, по его словам, произошло с Платоном: ему тоже запретили. Однако кого именно из пифагориков слушал Эмпедокл — этого Неанф не сказал, так как приписываемое Телавгу письмо, по которому [Эмпедокл] учился у Гиппаса и Бронтина, не заслуживает доверия.

Теофраст же говорит, что он был ревнителем Парменида и подражал ему в поэзии; ведь и Парменид тоже обнародовал трактат о природе в гексаметрах. (56) Однако, по словам Гермиппа [фр. 27 FHG], [Эмпедокл] был ревнителем не Парменида, а Ксенофана: у него он учился и его эпической поэзии подражал, а позднее вступил в общение с пифагориками. Алкидамант в «Физическом [диалоге]» [OA II 156 b 6 Sauppe] сообщает, что Зенон и Эмпедокл в одно и то же время слушали Парменида, а потом отошли от него, причем Зенон стал философствовать самостоятельно, а Эмпедокл прослушал Анаксагора и Пифагора: одному [= Пифагору] он подражал в торжественном величии образа жизни и наружности, а другому [= Анаксагору] — в учении о природе. (57) Аристотель в «Софисте» [фр. 65 R. = «Софист», фр. 1 Ross] говорит, что Эмпедокл первым изобрел риторику, а Зенон — диалектику. В диалоге «О поэтах» [фр. 70 Rose = фр. 1 Ross] он же говорит, что Эмпедокл писал в гомеровской манере и был изощренным мастером слога, используя метафоры и другие приемы поэтического искусства.

331


а также, что он написал и другие стихотворения: «Переправу Ксеркса» и «Проэмий к Аполлону», но впоследствии их сожгла его сестра (или дочь, как говорит Гиероним) [фр. 30 Wehrli], проэмий — нечаянно, а поэму о Персидских войнах — нарочно, поскольку она была незаконченной.

(58) Вообще, по его словам, он писал и трагедии, и политические речи, но Гераклид, сын Сарапиона [FHG фр. 6], приписывает трагедии другому [Эмпедоклу]. Гиероним [фр. 30 Wehrli] говорит, что читал сорок три [трагедии Эмпедокла], а Неанф [FGrH 84 F 27] — что трагедии Эмпедокл написал в молодости и что из них он читал семь. Сатир в «Жизнеописаниях» [FHG фр. 12] утверждает, что, помимо всего прочего, он был врачом и великолепным оратором, поскольку его учеником был Горгий из Леонтин [82 А 3] — выдающийся оратор, оставивший после себя руководство [по риторике] и проживший, как говорит Аполлодор в «Хронике» [FGrHist 244 F 33] сто девять лет.

(59) По словам Сатира, Горгий говорит, что сам присутствовал при том, как Эмпедокл колдовал. Да и сам Эмпедокл, [продолжает Сатир], в своих стихах притязает на это [= колдовство] и многое другое, когда говорит [следует фр. 12 В. = В 111 DK].

(60) Как говорит Тимей в восемнадцатой книге [FGrH F 30], Эмпедокл совершил много различных чудес. Так, однажды, когда этесии подули так сильно, что повредили урожай, он велел ободрать ослов и изготовить мехи, а затем растянул их по холмам и вершинам гор, чтобы поймать ветер. Ветер улегся, и его прозвали «Запретитель ветров» (Κωλυσανέμας).

Как говорит Гераклид в «О болезнях» [фр. 77 Wehrli], Эмпедокл дал Павсанию наставления в случае с бездыханной. Павсаний же, по словам Аристиппа и Сатира, был его возлюбленным, которому он посвятил поэму «О природе» [следует фр. 3 В. = В 1] [… (61) Бездыханная, по словам Гераклида [фр. 77], была чем-то настолько удивительным, что могла сохранить тело бездыханным, но не разлагающимся в течение тридцати дней. Вот почему он назвал его «врачом» и «прорицателем», одновременно черпая из следующих стихов [следует фр. В 112].

(63) По его [= Тимея] словам, он назвал Акрагант «большим», поскольку в нем было восемьсот тысяч жителей. Поэтому Эмпедокл-де сказал, глядя на их роскошь: «Акрагантцы живут в такой роскоши, будто завтра умрут, а дома строят так, будто собираются жить вечно».

Эти самые «Очищения», говорят, исполнил в Олимпии от начала до конца рапсод Клеомен — так среди прочих Фаворин в «Воспоминаниях» [фр. 49 Barig.]. По словам Аристотеля [фр. 66], он был независим и чуждался всякой должности, коль скоро он отказался от предлагавшейся ему царской власти (об этом сообщает Ксанф в сочинении о нем), — явно потому, что предпочитал жизнь простого человека.

(64) То же самое говорит Тимей [FHG фр. 88], одновременно приводя причину его демократичности. По его словам, Эмпедокл был зван одним из архонтов на обед. Обед продвигался вперед, а питья все не вносили. Все помалкивали, а он, возмутившись такой подлости, велел подавать [вино]. На это хозяин ответил, что ждет служителя Совета. Когда тот явился, то был назначен симпосиархом (явно по указанию хозяина) и стал намеками говорить о начале тирании: велел либо пить вино, либо вылить на голову. Тогда Эмпедокл промолчал, а на следующий день привлек их к суду и добился осуждения и казни обоих — и хозяина и симпосиарха. Таким было начало его политической деятельности.

332


(65) Другой пример [демократичности Эмпедокла]. Когда врач Акрон просил у Совета место на вершине для сооружения памятника его отцу на том основании, что тот занимал исключительно высокое положение (акротес) среди врачей, Эмпедокл взошел [на трибуну] и наложил вето [на это предложение]. При этом он рассуждал о равенстве и между прочим задал примерно такой вопрос: «А что за эпитафию напишем мы на его могиле? Уж не такую ли:

Высокопревосходного врача Акрона [= Высшего], сына Акра, из Акраганта.
Скрывает самая высокая вершина высочайшего отечества».


Некоторые цитируют второй стих так:

Содержит высший курган наивысшей вершины.


Некоторые приписывают эту эпиграмму Симониду.

(66) Впоследствии Эмпедокл распустил собрание Тысячи, учрежденное на три года, доказав, что он был не только из богатых, но и из демократически мыслящих. Во всяком случае, Тимей в 11-й и 12-й книгах — а он упоминает об Эмпедокле много раз — говорит, что, хотя, судя по его поэзии, он мог бы показаться самовлюбленным хвастуном — так, например, он говорит: «Привет вам! А я уже не смертный, но бессмертный бог для вас», — из его гражданской жизни видно, что он держался прямо противоположного образа мыслей. В то время как он был в Олимпии, он обращал на себя всеобщее внимание, так что ничье имя не упоминалось в разговорах столько раз, как имя Эмпедокла.

(67) Однако впоследствии, когда Акрагант подвергся ужасным испытаниям [гражданской войны], потомки его врагов выступили против его возвращения. Вот почему он удалился в Пелопоннес, где и умер. Тимон и его не пропустил, и нападает на него так [фр, 42]:

… и Эмпедокл,
Крикун площадных стихов, сколько мог, столько и взял,
А начала принял такие, что им самим нужны начала.


Мнения о его смерти расходятся. Гераклид [фр. 83 Wehrli], рассказав о бездыханной женщине, как Эмпедокл прославился, вернув покойницу к жизни, говорит, что он совершал жертвоприношение у Писианактова поля. Были званы кое-кто из друзей, в том числе и Павсаний. (68) После пира компания разбрелась и легла отдыхать: одни под деревьями, поскольку рядом было поле, другие — где им было угодно, а Эмпедокл остался на том самом месте, на котором он возлежал [во время пира]. Когда встали на следующее утро, он был единственный, кого не нашли. Стали его искать и расспрашивать слуг. Те говорят: не знаем, и лишь один [из них] сказал, что слышал в полночь сверхгромкий голос, зовущий Эмпедокла, а когда встал, то увидел свет небесный и сияние факелов» и больше ничего. Друзья были изумлены случившимся, а Павсаний вернулся [в город] и послал несколько человек на поиски, а потом запретил дальнейшее расследование, заявив, что случилось то, о чем и мечтать нельзя, и что Эмпедоклу следует приносить жертвы, как если бы он стал богом.

(69) По словам Гермиппа [FHG фр. 27], Эмпедокл исцелил некую Панфею из Акраганта, которую врачи признали безнадежной, и по этому поводу совершал [благодарственное] жертвоприношение, а приглашенных было до восьмидесяти. Гиппобот утверждает, что, поднявшись [с ложа], Эмпедокл пошел к Этне, и, дойдя до огнедыша-

333


щего кратера, прыгнул в него, и исчез, желая подтвердить молву о самом себе, по которой он стал богом. Узнали об этом позже, когда один из его башмаков выбросило [из кратера вулкана], а он имел обыкновение носить бронзовые. На это возражал Павсаний [в диалоге Гераклида].

(70) Диодор Эфесский в сочинении об Анаксимандре [А 8] утверждает, что именно его ревнителем был Эмпедокл, культивируя трагедийную высокопарность и облачаясь в помпезную одежду. Когда на селинунтцев нашло моровое поветрие от зловоний близлежащей реки, так что и сами они гибли, и женщины рожали мертвых младенцев, у Эмпедокла возник план: подвести за свой счет воды двух соседних рек, и, смешав их [с селинунтской], сделать воду свежей. Так прекратилось моровое поветрие, и однажды, когда селинунтцы пировали у реки, им явился Эмпедокл, тогда они вскочили и стали поклоняться и молиться ему, словно богу. Желая подтвердить это мнение о себе, Эмпедокл якобы и бросился в огонь.

(71) Однако против этого возражает Тимей [FGrH F 6], ясно говоря, что Эмпедокл уехал [из Сицилии] в Пелопоннес и вообще никогда больше не возвращался, потому, мол, и неизвестны обстоятельства его смерти. С Гераклидом он открыто полемизирует в 14-й книге: во-первых, Писианакт был сиракузянин и не имел сельского имения в Акраганте; во-вторых, Павсаний, распространись такой слух, поставил бы другу памятник, какое-нибудь изваяньице или храмик, как богу, — ведь он был богатый человек. «Как он мог прыгнуть в кратер, — спрашивает [Тимей], — о котором ни разу не упоминает, хотя тот и находился по соседству? Стало быть, он умер в Пелопоннесе. (72) Ничего удивительного в том, что могила его неизвестна: могилы многих других тоже неизвестны». Вот что говорит Тимей и продолжает: «Но таков уж Гераклид: он постоянно сообщает небылицы и даже говорит, что с Луны упал человек» [ГЕРАКЛИД ПОНТИЙСКИЙ, фр. 84 и 115 Wehrli].

По словам Гиппобота, прикрытая статуя Эмпедокла стояла сначала в Акраганте, а потом, неприкрытая, перед римским сенатом, куда ее явно перенесли римляне. [Скульптурные] портреты [Эмпедокла] с надписями известны до сих пор. Неанф из Кизика, автор сочинения о пифагорейцах, говорит [FGrH F 28], что после смерти Метона [в Акраганте] появились первые зачатки тирании; тогда Эмпедокл убедил акрагантцев положить конец усобицам и соблюдать политическое равенство.

(73) Многих бесприданниц своего родного города он одарил приданым благодаря богатству, которое у него было. Благодаря ему же он облачался в пурпурную мантию и носил на голове золотую повязку, как сообщает Фаворин в «Воспоминаниях» [фр. 50 Ваr.], а еще носил бронзовые сапоги и дельфийский венок. Волосы у него были густые, сопровождала его свита слуг. А сам он всегда был угрюмым [~сурово-мрачным, σκυθρωπός], с неизменным выражением лица. Вот в таком виде выходил он на люди, так что встречавшиеся ему сограждане принимали это за своего рода царские знаки отличия. Однако впоследствии, когда он по случаю какого-то праздника ехал на повозке в Мессену, он упал и сломал себе бедро, заболел от этого и скончался семидесяти семи лет. Могила его — в Мегарах.

(74) Что касается возраста, то сведения Аристотеля [фр. 71 Rose] расходятся [с приведенными выше]: по его словам, Эмпедокл умер шестидесяти лет, по другим ста девяти лет. Расцвет его пришелся на восемьдесят четвертую олимпиаду [444—441 гг. до н. э.]. Деметрий Трезенский [фр. 1 D.] в книге «Против софистов» говорит, что, по слову Гомера [ср.: Одиссея, XI, 278],

334


Петлю отвесную он закрепил на высоком кизиле,
Шею вложил и повис, а душа спустилась к Аиду.


Наконец, в упомянутом письмеце Телавга смерть его описывается так: якобы от старческой немощи он поскользнулся и упал в море. Вот что передают о его смерти, и вот сколько [существует версий], [следуют две эпиграммы Диогена Лаэртия].

(76) Воззрения его таковы: элементов — четыре: огонь, вода, земля и воздух, и еще Любовь, которой они соединяются, и Распря, которой они разделяются. Он говорит так [следует фр. 150, ст. 2—3]. Зевсом он называет огонь. Герой — землю, Аидонеем — воздух, а Нестидой — воду. «И это непрерывное чередование, — говорит он, — никогда не прекращается» [фр. 31, 6], полагая, что такое мироустройство вечно. Он продолжает [следует фр. 31, 7—8].

(77) Солнце он считает большим скоплением огня, по величине превосходящим Луну, Луну — дисковидной, а само небо — ледообразным. Душа, по его словам, перевоплощается в различные виды животных и растений [следуют «Очищения», фр. В 117].

Его поэмы «О природе» и «Очищения» достигают пяти тысяч стихов, а «Врачебное слово» — шестисот стихов. О трагедиях мы уже сказали выше.


2. СУДА, под словом «Эмпедокл»: Эмпедокл, сын Метопа, или Архинома [из Гесихия], или Эксенета. У него был брат Калликратид [из А 1 § 53].

Учился сначала у Парменида и, как говорит Порфирий в «Истории философии» [фр. 8 Nauck], был его любовником. Другие утверждают, что Эмпедокл был учеником Телавга, сына Пифагора.

Акрагантец, натурфилософ и эпический поэт [из Гесихия].

Жил в 79-ю олимпиаду [464—460 гг. до н. э.; из Хроники].

С золотым венцом на голове, бронзовыми амиклами на ногах и Дельфийской гирляндой в руках он ходил по городам, желая снискать о себе славу как о боге. А когда состарился, бросился ночью в огнедышащий кратер, так что могила его была неизвестна. Так он погиб, а сандалию его выбросило огнем. Его прозвали «Запретитель ветров» за то, что он унял сильный ветер, обрушившийся на Акрагантскую землю, окружив город ослиными шкурами [из Порфирия, ср. А 16].

Учеником его был ритор Горгий из Леонтин [из А 1 § 58].

Написал эпическим стихом «О природе вещей» в двух книгах (около двух тысяч стихов), «Медицинский трактат» в прозе и многое другое [Лобон из Аргоса, фр. 19 Crönert].


3. ПЛИНИЙ. Естественная история, XXIX, 1, 5: Другая школа [в медицине] — ее называют «эмпирической» от слова «опыт» — вышла из Сицилии, прославил ее Акрон из Акраганта, вдохновителем которого был Эмпедокл-физик.

СУДА, под словом «Акрон»: Акрагантец, врач, сын Ксенона, в качестве софиста преподавал в Афинах вместе с Эмпедоклом, стало быть, старше Гиппократа. Написал «O медицине» на дорийском диалекте, «О питании здоровых» в одной книге. Он тоже из числа тех [врачей], которые ставят диагноз исходя из пневмы. Это на него Эмпедокл сочинил язвительную эпиграмму [фр. В 157]. ПЛУТАРХ. Об Исиде и Осирисе, 79. 383 D: Говорят, что врач Акрон прославился в Афинах во время великой чумы, велев разжигать рядом с больными костры.

ГАЛЕН. Терапевтический метод, I, 1 (т. X, 5 К.): И в прежние времена было немалое соперничество между косскими и книдскими врачами, которые стремились

335


превзойти друг друга числом изобретений: ведь род азийских Асклепиадов, с угасанием Родосской ветви, в то время был еще раздвоен. Добрым соперничеством, снискавшим похвалу Гесиода [Труды и дни, 24], соперничали с ними и италийские врачи: Филистион, Эмпедокл, Павсаний и их коллеги.


4. АРИСТОТЕЛЬ. О душе, А 2. 405 b 1: Из более вульгарных мыслителей некоторые полагали душу водой, как, например, Гиппон. Это их убеждение, очевидно, основано на том, что сперма всех [живых существ] влажная. А ведь сам факт, что сперма не кровь, опровергает мнение тех, кто полагает душу кровью.


5. СУДА, под словом «Зенон» [29 А 2]:… написал «Споры», «Толкование стихов Эмпедокла», «Против философов», «О природе». Его считают изобретателем диалектики, как Эмпедокла — риторики. Ср. 29 А 1 § 25.


6. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 3. 984 а 11: Анаксагор из Клазомен, который по времени был раньше [Эмпедокла], а делами — позже, принимает бесконечное число начал.


7. СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 25, 19: Эмпедокл из Акраганта, родившийся немного спустя после Анаксагора, ревнитель и близкий ученик Парменида, а еще более пифагорейцев.


8. ЕВСЕВИЙ. Приготовление к Евангелию, X, 14, 15: Учеником Телавга становится Эмпедокл, при котором был известен Гераклит Темный [т. е. Ол. 69 = 504—501 гг. до н. э., согласно «Хронике»].


9. ЕВСЕВИЙ. Хроника, Ол. 81, 1 (= 456 г. до н. э.): Были известны натурфилософы Эмпедокл и Парменид. АВЛ ГЕЛЛИЙ, XVII, 21, 14 (предположительно из «Хроники» Непота) [между битвой при Кремере, 477 г. до н. э., и Децемвиратом, 450 г. до н. э.]. Около того времени Эмпедокл Агригентский прославился [собств. «достиг расцвета»] в изучении естественной философии.


10. ЕВСЕВИЙ. Хроника, Ол. 86, 1 (= 436 г. до н. э.): см. 28 А 11.


11. АФИНЕЙ, I, 5 Е: Эмпедокл из Акраганта победил на Олимпийских играх в скачках, и поскольку он был пифагориком и не ел живого, то слепил быка из смирны, ладана и драгоценнейших благовоний и, [«заколов» его в жертву], раздавал по кусочку тем, кто явился на праздник [ср. А 1 § 51. 53].


12. АФИНЕЙ, XIV 620 D: «Очищения» Эмпедокла продекламировал в Олимпии рапсод Клеомен, как говорит Дикеарх в «Олимпийской речи» [фр. 87 W.].


13. НИКОМАХ ИЗ ГЕРАСЫ у Порфирия, Жизнь Пифагора, 29 и Ямвлиха, О пифагорейской жизни, 135: Переняв их [= чудеса Пифагора], Эмпедокл из Акраганта, Эпименид-критянин и Абарис Гипербореец и сами много раз совершали подобные вещи. Деяния их известны, да и прозвища их [свидетельствуют о том же]: у Эмпедокла — Ветрогон, у Эпименида — Очиститель, у Абариса — Небоход.


14. ПЛУТАРХ. О любопытстве, 1. 515 С: Эмпедокл-физик перекрыл расселину в скале, через которую на равнину дул тяжелый и болезнетворный Нот, и тем самым, как полагали, оградил страну от морового поветрия.

ПЛУТАРХ. Против Колота, 32, 4. 1126 В: Уличив знатных граждан в преступных деяниях и расхищении казны, Эмпедокл <добился их изгнания>, а также уберег страну от неурожая и морового поветрия, отгородив расселины горы, через которые на равнину переваливал Нот.

КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 30 (II, с. 445, 11 St.): Эмпедокла из Акраганта прозвали «Запретитель ветров». Про него рассказывают, что он прекратил тя-

336


желый ветер, дувший с горы Акрагант, вызывавший болезни у местных жителей и бесплодие у их жен [следуют фр. 12 В. = В 111, ст. 3—5 и В 112, 10—12].

ФИЛОСТРАТ. Жизнь Аполлония Тианского, VIII, 7, 8, с. 158: Какой мудрец, по-твоему, уклонится от борьбы за такой город, [как Эфес], припомнив Демокрита, который освободил некогда абдеритов от чумы; подумав о Софокле-афинянине, который, говорят, заворожил ветры, подувшие во внеурочное время; будучи наслышан о чудесах Эмпедокла, который остановил движение грозовой тучи на Акрагант?

Там же, I, 2: Ведь и Эмпедокл, и сам Пифагор, и Демокрит хоть и общались с магами и наговорили много сверхъестественного, а все же никогда не привлекались к суду за [черную] магию.

ПЛИНИЙ. Естественная история, XXX, 1, 9: Доподлинно известно: Пифагор, Эмпедокл, Демокрит и Платон пускались в плавание, чтобы изучить ее [= магию], переживая скорее изгнания, нежели путешествия. Ее они проповедовали по возвращении, ее держали в секрете.


15. ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 113 (из Никомаха): Один юноша в присутствии Эмпедокла уже вытащил меч на его гостеприимца Анхита [ср. фр. 1] за то, что тот, будучи присяжным судьей, осудил на смерть отца юноши, и в великом смятении и гневе с мечом в руке ринулся на Анхита, засудившего его отца, чтобы зарубить его как убийцу. Тогда Эмпедокл сразу же настроил лиру на другой лад, прибегнув к смягчающей и успокоительной мелодии, и тотчас же заиграл ее.

Гнев унимая и скорбь, забвенье всех бедствий даруя,


по слову поэта [ср.: Одиссея, IV, 221]. Так он спас своего гостеприимца Анхита от смерти, а юношу — от человекоубийства. Рассказывают, что с тех пор он сделался самым верным другом Эмпедокла.


16. СТРАБОН, VI, с. 274: И что-де, судя по тому, что они там видели, [рассказывали Страбону взбиравшиеся на Этну], много небылиц рассказывают [об Этне]. Особенно баснословно то, что некоторые рассказывают про Эмпедокла: будто он прыгнул в кратер и оставил след случившегося — один из бронзовых башмаков, которые он носил. Якобы его нашли снаружи, чуть поодаль от края кратера, поскольку-де его выбросило наверх силой огня. На самом деле, к этому месту нельзя подойти, да и не видно его. Они предполагают также, что оттуда вообще ничего не может выбросить…

ГОРАЦИЙ. Поэтическое искусство, 463 сл:

… сицилийца-поэта
Гибель поведаю я. Желая богом бессмертным
Страстно прослыть, Эмпедокл холодный в жаркую Этну
Прыгнул…


17. ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. Проблемы, 30. 1, с. 953 а 26: Из живших впоследствии [меланхоликами были] Эмпедокл, Платон, Сократ и много других знаменитых людей. Ср.: ЛУКИАН. Беглецы, 2.


18. ЭЛИАН. Пестрые рассказы, XII, 32: Эмпедокл из Акраганта носил багряницу и бронзовые сандалии [или: «башмаки»]. Ср. A 1 §73.

ФИЛОСТРАТ. Жизнь Аполлония Тианского, VIII, 7, с. 156: Повязав вокруг волос повязку чистейшего пурпура, Эмпедокл важно шествовал по улицам греческих городов, слагая песни о том, что станет богом из человека. Ср.: «Очищения», фр. В 112, 6 сл.

337


19. СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, VII, 6: По словам Аристотеля [в диалоге «Софист», ср. А 1 § 57], Эмпедокл впервые двинул вперед риторику.

КВИНТИЛИАН, III, 1, 8 (из «Свода руководств» Аристотеля, ср. фр. 137 Rose): Говорят, что после [легендарных ораторов], упоминаемых у поэтов, впервые внес некоторые усовершенствования в риторику Эмпедокл. Древнейшими авторами риторических руководств были Коракс и Тисий Сицилийские, ближайшим преемником которых был уроженец того же острова Горгий из Леонтин, по преданию ученик Эмпедокла.

АРИСТОТЕЛЬ. О софистических опровержениях, 33. 183 b 31: Ныне прославленные [ораторы] переняли [искусство красноречия] от многочисленных предшественников, которые продвигали его вперед, словно в эстафете, по очереди, и таким образом преумножили: Тисий — после первых [гомеровских ораторов], Трасимах — после Тисия и т. д.

Схолии к «О пифагорейской жизни» Ямвлиха, с. 198 Nauck: Парменид из Элей тоже был пифагорейцем» Откуда ясно, что и Зенон «двуязыкий», преподавший начала диалектики, [тоже был пифагорейцем]. Следовательно, диалектика началась с Пифагора и точно так же риторика, так как Тисий, Горгий и Пол ученики пифагорейца Эмпедокла.


Апофтегматика

20. Парижский гномологий, № 153: На вопрос, почему он страшно негодует, когда о нем злословят, Эмпедокл ответил: «Ибо не огорчившись хуле, не обрадуюсь хвале» [ср. 29 А 1]. № 158: Кто-то посетовал, что не может найти ни одного мудреца, на что Эмпедокл ответил: «Естественно: кто ищет мудрого, сам прежде мудрым должен быть». Ср.: ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 20 = 21 А 1.


20а. = «O природе», фр. 146—148.


Поэзия
ср. А 1 § 55 сл., 65, 77; А 2, А 12

21. ЛУКРЕЦИЙ. О природе вещей, 1, 714 сл.:

… Иль за основу всего принимает четыре стихии.
Именно: землю, огонь, дыхание воздуха, влагу.
Первым из первых средь них стоит Эмпедокл Акрагантский,
Коего на берегах треугольных вырастил остров,
Что омывают кругом Ионийские волны и горькой
Солью зеленых валов орошают его побережье.
Узким проливом стремясь, и проносятся вдоль побережья,
От Италийской земли границы его отделяя.
Дикая здесь и Харибда, и здесь же глухие раскаты
Огненной Этны грозят разразиться накопленным гневом.
Чтоб, изрыгая опять из жерла могучее пламя,
Снова она к небесам вознесла огненосные молньи.
Но, хоть и много чудес представляется взору людскому
В этой стране, и слывет она посещенья достойной.
Полная всяких богатств, укрепленная силой народа,
Не было в ней ничего, что достойнее этого мужа

338


И драгоценней, святей и славней бы его оказалось.
И песнопенья его из глубин вдохновенного сердца
Так громогласно звучат, излагают такие открытья.
Что и подумать нельзя, что рожден он от смертного корня.
(Пер. Ф. А. Петровского)


22. АРИСТОТЕЛЬ. Поэтика, I. 1447 b 17: У Гомера и Эмпедокла нет ничего общего, кроме размера. Поэтому первого правильно называть «поэтом», а второго — натурфилософом [«физиологом»] скорее, чем поэтом.


23. МЕНАНДР-РИТОР (или ГЕНЕТЛИЙ). Подразделение эпидейктических речей, I, 2, 2: Примером натурфилософских гимнов могут служить гимны, сочиненные Парменидом и Эмпедоклом. В них объясняется, какова природа Аполлона [ср. А 1 § 57 и Аммоний 31 В 134], какова природа Зевса [фр. 150, 2 = В 6]. Большинство гимнов Орфея относится к тому же жанру.

Там же, 5, 2: Натурфилософские же гимны — это когда, сказывая гимн Аполлону, мы называем его солнцем, и рассуждаем о природе солнца, и говорим о Гере, что она воздух, а Зевс — тепло [фр. 150, 2]. Вот что такое натурфилософские гимны. Этим жанром пользуются Парменид и Эмпедокл… причем Парменид и Эмпедокл толкуют [подробно], а Платон вкратце напоминает.


24. ЛАКТАНЦИЙ. Божественные установления, II, 12, 4: Эмпедокл, которого не знаешь куда и отнести: к поэтам ли или к философам (поскольку он писал о природе вещей стихами, как у римлян Лукреций и Варрон), принял четыре элемента.

КВИНТИЛИАН, I, 4, 4:… У греков — Эмпедокл, у латинян — Варрон и Лукреций, преподавшие наставления в мудрости стихами.


25. Схолии к Дионисию Фракийскому, с. 168, 8 Hilgard: Поэт отличается четырьмя художественными признаками: размером, фабулой, повествованием и особенным слогом, и всякое стихотворение, не обладающее этими признаками, не есть стихотворение, даже если ему присущ размер. Безусловно, мы не называем поэтами Эмпедокла, Аполлона Пифийского и авторов астрономических поэм — несмотря на то, что они пользовались размером, — так как им не присущи отличительные признаки поэтов.

Там же, 166, 13: Кто пользуется только размером, тот не поэт: ни Эмпедокл, написавший «О природе», ни авторы астрономических поэм, ни Аполлон Пифийский, дающий метрические оракулы.

ПЛУТАРХ. Как слушать поэтов, 2 с. 16 С= 28 А 15.

АРИСТОТЕЛЬ. Риторика, III, 5. 1407 а 31: Второе — называть вещи собственными [т. е. неметафорическими] именами… Третье — не двусмысленными; если только преднамеренно не делать противоположное, как поступают те, кому сказать-то нечего, а прикидываются, будто говорят нечто важное. Такие люди выражаются так в поэзии, как, например, Эмпедокл: он морочит [слушателей] околичной многоимен-ностью [т. е. множеством синонимов], и с ними происходит то же, что и с толпой у прорицателей, которая поддакивает, когда те говорят двусмысленности: «Крез, перейдя через Галис, великое царство разрушит».

АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, II, 3. 357 а 24: И точно так же смешно, если кто-нибудь, назвав море «потом земли», думает, что сказал нечто ясное, как, например, Эмпедокл [фр. 394]: для поэзии такое выражение, быть может, адекватно (поскольку метафора — поэтическое средство), а для познания природы — неадекватно.

339


ЦИЦЕРОН. Об ораторе, I, 50, 217: На этом же основании можно будет считать поэтами тех, кого греки называют φυσικούς («физиками»), потому только, что Эмпедокл-физик сочинил отменную поэму.


26. ДИОНИСИЙ ГАЛИКАРНАССКИЙ. О соединении имен, 22: Ревностных сторонников такого рода [= суровой] тональности [слога] много было и среди поэтов, и среди историков, и среди сочинителей политических речей, но особенно отличала она от прочих: в эпической поэзии — Антимаха Колофонского и Эмпедокла-физика, в лирической поэзии — Пиндара, в трагедии — Эсхила…


27. ЦИЦЕРОН. Письмо к брату Квинту, II, 9, 3: Поэма Лукреция, как ты пишешь, такова: расцвечена многочисленными блестками таланта и отличается большим мастерством. Когда возьмешься [за нее], сочту тебя [не мальчиком, но] мужем, а если прочтешь Саллюстиева «Эмпедокла», — уже не человеком, [но богом].


фрагменты

О природе

Соответствие номеров DK — Bollасk

diels-kranz

bollack

diels-kranz

bollack

B 1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
27а
28
29
30
31
32
33
3
10
14
27
25
150
66
53
56
59
57
46
47, 96
48
58
118
31, 124
403
402
60
63
231
64
22
20
68
92, 171
99
95
83, 98
126
121
406
409
34
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
52
53
54
55
56
57
58
59
60
61
62
63
64
65
66
67
452
201, 509
207
140
320
240
360
337
374
365
328
368
371
362
341
344
(—)
142
227
220
224
394
398
495
490
222, 501
503
508
510
641
622
647
610
616

340


diels-kranz

bollack

diels-kranz

bollack

68
69
70
71
72
73
74
75
76
77
78
79
80
81
82
83
84
85
86
87
88
89
90
608
603
512
450
479
454
627
465
468
581
583, 584
588
591
595
477
471
415
463
410
411
417
554
543
95
96
97
98
99
100
101
102
103
104
105
106
107
108
109
109а
110
111
115
149
150
151
152
439
462
625
461
420
551
562
556
529
531
520
536
523
537
522
335
578, 699
12
110
384
519
400
vol. 1, p. 297
91
92
93
94
680
682
685
435
153
153а
480
609

Фр. 3 Bollack (фр. В 1 DK)

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 60—61: Павсаний же, по словам Аристиппа и Сатира, был его возлюбленным, которому он посвятил поэму «О природе» в таких словах:

<… я расскажу тебе [?]>
Павсаний, а ты, сын велемудрого Анхита, внемли!


5 (ср. В 2, В 3)

СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, VII, 115 сл., 120—126: Эмпедокл из Акраганта, по мнению тех, кто притязает на более простое истолкование его учения, учит о шести критериях истины. А именно предположив два деятельных начала всех вещей — Любовь и Ненависть — и в то же время упомянув о четырех в качестве материальных (земле, воде, воздухе и огне), он признал их критериями всех вещей. Как я сказал выше, представление о том, что подобное познается через подобное, очень древнее, оно исстари сделалось ходячим среди натурфилософов, и Демокрит притязал на то, что дал ему объяснение…

(120) …Судя по всему, Эмпедокл также следует этому представлению и утверждает, что коль скоро имеется шесть начал, составляющих все вещи, то и критериев [познания вещей] должно быть равное число, когда он пишет [следует фр. 522], давая понять, что землю мы постигаем благодаря причастности земле, воду — в силу причастности воде, воздух — благодаря причастности воздуху и соответственно в случае о огнем.

341


Другие, однако, утверждали, что критерий истины, по Эмпедоклу, не чувственные ощущения, а правильный разум. Есть два вида правильного разума: один — божественный, другой — человеческий; из них божественный невыразим, а человеческий выразим. О том, что критерий истины — не в ощущениях, он говорит так [следует фр. 10, 1—8 а], а то, что истина не всецело непостижима, но постижима в меру досягаемости для человеческого разума, он разъясняет, добавляя к изложенным выше стихам [следует фр. 10, 8 b—9].

Упрекнув в последующих стихах тех, кто притязает на познание большего, он показывает, что воспринимаемое каждым отдельным ощущением достоверно при условии, что их [= ощущения] контролирует разум, хотя раньше он и нападал на их достоверность; так, он говорит [следует фр. 14]. Так полагает Эмпедокл, а Гераклит…


6 (21 А 49)

Мнения философов (Стобей), IV, 9, 1 («Истинны ли ощущения?»): Пифагор, Эмпедокл   ощущения ложными.


10 (В 2)

Стихи 1—8 а, 8 b—9: СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, VII, 123 сл.; ст. 1: Геркуланумские свитки, VII2, л. 22, стб. 29; ст. 2: ПРОКЛ. Комм. к «Тимею», 175 с, т. II, с. 116, 23 Diehl; ст. 4: ПЛУТАРХ. Об Исиде и Осирисе, гл. 24, с. 360 С; ст. 7—8 а, 5: ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 73; ст. 7—8 а: ПЛУТАРХ. О том, как слушать поэтов, гл. 2, с. 17 Е.

Узки способности [познания], разлитые по членам.
Много обрушивается напастей, притупляющих мысли.
Повидав на своем веку лишь малую часть Целого,
Обреченные на раннюю смерть, они улетают, взметнувшись словно дым,
5Поверив лишь тому, на что каждый [случайно] наткнулся,
… Гонимый во все стороны. А <кто> похвалится, что открыл Все?
Таким образом, не постичь это [Целое] людям ни зрением, ни слухом,
Ни умом не объять. Но ты — поскольку ты удалился сюда [от всех] —
Узнаешь. Во всяком случае, человеческая мудрость выше [этого] не поднималась.


12 (В 111)

Ст. 1—9: ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 59; СУДА, I, 291, 4 сл. (под словом ἄπνους); ЦЕЦ. Хилиады, II, 906; ст. 3—5: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 30, с. 445, 16 сл.

Сколько ни есть лекарств от болезней, защиты от старости.
Ты их узнаешь все, ибо я исполню все это для одного тебя.
Ты прекратишь неутомимые ветры, которые налетают на землю
И губят своим дыханием нивы.
5А если захочешь, то наведешь и ветры возмездия.
Из черного ливня ты сделаешь людям своевременное вёдро,
А из летней засухи ты сделаешь
Древопитающие потоки, обитающие в эфире.
Ты вернешь из Аида умершего человека.

342


14 (В 3)

Cт. 1—13: СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, VII, 125; ст. 6—7: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 59, с. 366, 6 сл.; ст. 8: ПРОКЛ. Комм. к «Тимею», 106 е, т. I, c. 5. 351, 10; ст. 8: ПЛУТАРХ. О множестве друзей, гл. I, с. 93 В.

Боги! Отвратите их безумие от моего языка
И дайте излиться из благочестивых уст чистому источнику.
И тебя, многопамятная, белораменная дева Муза,
Я молю о словах, которые дозволено слышать эфемерным существам:
5Правь, погоняя, послушной вожжам колесницей [поэзии] из страны Эвсебии (Благочестия).
И пусть венок доброславной чести не вынудит тебя
Принять [его] от смертных при условии, что надо сказать нечто выходящее за пределы благочестия,
По внушению дерзости, и такой ценой воссесть на вершинах мудрости.
Так вперяйся же всеми способностями, с какой стороны ясна каждая вещь,
10Ничуть не более доверяй зрению, нежели слуху.
Ни громкошумливому слуху больше, чем очевидностям языка,
И не отнимай веры ни у одного другого члена, поскольку имеется путь к познанию,
Но познавай каждую вещь оттуда, откуда она ясна.


20 (В 25)

ПЛУТАРХ. О невозможности жить счастливо, следуя Эпикуру, гл. 24; 1103 F; Схолии к Платону, Горгий, 498 е: Пословица «дважды и трижды хорошее», означающая, что о хорошем следует говорить много раз. Стих Эмпедокла, вошедший в пословицу:

… Ибо и дважды сказать о том, что должно, — прекрасно.


22 (В 24)

ПЛУТАРХ. Об упадке оракулов, гл. 15, 418 С: Но чтобы не показалось будто я, говоря словами Эмпедокла,

… перескакивая с одной вершины на другую,
Не иду в моих рассуждениях по одной словесной тропе,


позвольте мне подобающим образом закончить прежний предмет разговора.


24—25 (ср. В 5)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, VIII, 8, 1; 728 Е: Он говорил, что это привилегия молчания <и> что рыб называют <ἔλλοπας> от того, что у них как бы голос (ὄπα) на запоре (ἰλλομένην); он говорил также, что мой тезка [говорит действующее лицо диалога по имени Эмпедокл] по прозвищу Укротитель Ветров увещевал на пифагорейский манер

… сокрыть в глубине немого, словно рыба, сердца


[преподаваемые им] учения.


27 (В 4)

Ст. 1—3: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 18, с. 338, 1 сл.; ФЕОДОРИТ. Лечение эллинских недугов, I, 71 (ст. 1—2).

343


Упрямо не верить неопровержимым [доводам] — свойство никчемных людей.
Ты же, как велят тебе убедительные доказательства нашей Музы,
Так и считай, твердо признав учение в сердце своем.


30 (ср. В 17)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 157, 25: О Едином и о конечном множестве, о периодическом восстановлении, а также о возникновении и уничтожении путем соединения и разъединения Эмпедокл передает в первой книге «О природе» так [следует фр. 31]. В этих стихах он называет Единым то, что образуется из многого, т. е. из четырех элементов, и показывает, что Любовь и Ненависть преобладают попеременно. То, что ни одна из этих двух [сил] не исчезает совершенно, явствует из слов: «Все они равны [между собой] и ровесники по рождению» [ст. 26] и «к ним ничего не прибавляется, от них ничего не отнимается» [ст. 29]. А «многое» означает те несколько элементов, из которых образуется Единое. Единое — это не Любовь, так как Ненависть также приводит к Единому.


31 (В 17)

Ст. 1—34: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», стр. 158, 1—159, 4 и др.:

Двоякое скажу: то Одно вырастает, чтобы быть единственным
Из многого; то снова распадается, чтобы быть многим из Одного.
Двояко рождение смертных [вещей], двояка гибель:
Одно из них порождает и губит схождение всех [корней];
5Другое разлетается, разодранное, когда они вновь разделяются,
И они [= элементы] никогда не прекращают непрерывного чередованиям
То действием Любви все они сходятся в Одно,
То под действием лютой Ненависти несутся каждый врозь.
И поскольку они каждый раз заново образуют множество после разделения Общего,
10Постольку они рождаются и век у них непостоянный,
А поскольку они никогда не прекращают непрерывного чередования,
Постольку они существуют вечно, неподвижные в круге.
Внемли же моим словам, потому как ученье взращивает ум.
Как я сказал уже раньше, возвещая границы повествования,
15Двоякое скажу: то Одно вырастает, чтобы быть единственным,
Из многого, то снова распадается, чтобы быть многим из Одного,
Огнем, Водой, Землей и несметной высью Эфира,
Проклятая Ненависть порознь от них [= элементов], совершенно уравновешенная,
И Любовь в них, равная в длину и в ширину.
20Созерцай ее умом и не сиди с изумленными очами.
Это ее почитают смертные, врожденную половым членам.
От нее испытывают любовные помыслы и совершают дела дружбы.
Называя ее именем Гефосины (Радости) и Афродиты.
Хотя она вьется [= постоянно пребывает в них], ни один смертный человек не познал ее очами,
25Ты же слушай непреложный ход [моей] речи.

344


Все они [= элементы] равны [между собой] и ровесники по рождению.
Но каждый исполняет свою почетную должность, каждому присущ своеобычный нрав (этос),
А господствуют они по очереди по истечении определенного срока.
И к ним ничего не прибавляется, от них ничего не отнимается:
30Ибо если бы они непрерывно терпели ущерб, то их уже не было бы,
Но что бы тогда давало прирост этой Вселенной, и откуда бы оно взялось?
И как [или: «куда»] бы пропало, раз от них ничто не пусто [= ими все полно]?
Нет! Это они самые [или: «они те же самые»], но, пробегая друг сквозь друга.
Они становятся то тем, то иным, оставаясь непрерывно и вечно тождественными [себе].


44 (ср. В 12)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О Мелиссе, Ксенофане, Горгии, 2, 6, 975 а 36: Далее, даже если абсолютно невозможны ни возникновение не-сущего, ни уничтожение сущего, то что мешает тому, чтобы, как полагает Эмпедокл, одни [сущие] были возникшими, а другие — вечными? Ведь и он [Эмпедокл] тоже, приняв все эти [постулаты Мелисса], а именно что [следует фр. 461, тем не менее утверждает, что одни из сущих вечны — огонь, вода, земля и воздух, а другие возникают или возникли из них. Никакое другое возникновение, [кроме возникновения из элементов], как он считал, для сущих невозможно [следует фр. 53, ст. 3—4], возникновение вечных [элементов] и сущего происходит не в отношении сущности, так как он полагал, что это невозможно: спрашивается, как возможно, чтобы [следует фр. 31, ст. 31]? Многое возникает путем смешения и соединения огня и рядоположных ему [элементов], а уничтожается путем их разъединения и разделения. Таким образом, многое существует как результат смешения и разделения, а по природе — четыре [сущих], не считая [движущих] причин, или Одно.


46 (В 12)

Там же, 975 b 1; ст. 1—2: ФИЛОН АЛЕКС. О вечности мира, 2, с. 74, 3 сл.:

Из того, чего нет нигде, не может возникнуть [нечто],
Равно как недостижимо и неосуществимо, чтобы изничтожилось то, что есть:
Сколько и откуда его не выталкивай, всякий раз [на его месте] окажется [другое сущее].


47 (В 13)

Мнения философов, I, 18, 2; ФЕОДОРИТ. Лечение эллинских недугов, IV, 14:

Ни одна часть Целого [Вселенной] не бывает ни пустой, ни избыточной [~переполненной].


48 (ср. В 14)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О Мелиссе, Ксенофане, Горгии, 2, 28. 976 b 25:

… откуда что-либо могло бы при-быть?


50 (ср. В 8)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 10. 1111 F — 1112 В: Но Колот, словно обращаясь к невежественному царю, снова нападает на Эмпедокла за то, что он твердит о том же [следует фр. 53]. Что касается меня, то я не вижу, чем это мешает жить тем, кто полагает, что не существует ни возникновения не-сущего, ни уничтожения сущего и что

345


«возникновение» всего лишь имя, которое дают взаимному соединению некоторых сущих, а «смерть» — их разложению. Противопоставив «природе» (φύσις) «смерть», Эмпедокл ясно дал понять, что под «природой» он разумеет рождение [ср. фр. 53, ст. 4]. Но если [философы], полагающие возникновения смешениями, а уничтожения разложениями, не живут и не могут жить [счастливо], то, спрашивается, чем отличаются от них эпикурейцы? И то, Эмпедокл, склеивая и сопрягая между собой элементы такими качествами, как теплота, мягкость и влажность, еще придает им какое-то смешение и какую-то единящую сращенность, а вот те, кто сгоняет в одну кучу непревращаемые и лишенные симпатии атомы …


52 (ср. В 8)

Мнения философов, 1,30, 1 («О рождении» (φύσις)): Эмпедокл отрицает рождение (φύσις) чего бы то ни было и признает лишь смешение и разделение элементов. В первой книге «О природе» он пишет так [следует фр. 53].


53 (В 8)

Ст. 1—4: ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 10, 1111 F; Мнения философов, I, 30, 1; ст. 1, 3—4: АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, Δ 4. 1015 а 1 сл.; ст. 1 (не полностью), 3: АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, А 1. 314 b 7 сл.; ср.: ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении и уничтожении», с. 14, 17 сл., 15, 7 сл.; ст. 3—4: ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О Мелиссе, Ксенофане, Горгии, 2, 7. 975 b 7 сл. [см. фр. 44]; ст. 3 и реминисценция ст. 4: АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 6. 333 Ь 14 сл.; ст. 3: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 161, 19; с. 180, 30; с. 235, 23; Комм. к «О небе», с. 306, 5; ФИЛОПОН. Комм. к «Физике», с. 840, 7; с. 896, 26; ИОАНН ЦЕЦ. Аллегории «Илиады», схолии ст. 285 «Пролегомен», с. 376, 7 сл.; ОН ЖЕ. Экзегеза «Илиады», с. 54, 25 сл.; ст. 4 (начиная с «рожденья… »): АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике», с. 311, 32 сл.:

Еще скажу тебе: изо всех смертных вещей ни у одной нет ни рожденья (φύσις),
Ни какой бы то ни было кончины от проклятой смерти,
А есть лишь смешение и разделение смешанных [элементов],
Люди же называют это «рождением».


54 (А 44)

Мнения философов, I, 24, 2 («О возникновении и уничтожении»): Эмпедокл, Анаксагор, Демокрит, Эпикур и все, кто объясняет возникновение космоса аккрецией мелких корпускул и вводит соединение и разделение, признают возникновение и уничтожение не в собственном смысле; по их мнению, возникновение происходит не путем качественного изменения, но путем количественной аккреции.


55 (ср. В 9 и В 10)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 11, 1112 F — 1113 E: И если спросить его: «В каком это смысле, Эпикур, ты говоришь, с одной стороны, о „пустоте“, с другой — о „природе [= субстанции] пустоты“?» — то он ответит: «Клянусь Зевсом, такое употребление имен принято по установлению, и я тоже следую установлению» [ср. фр. 56, ст. 5]. То же самое делает и Эмпедокл: он учит, что «рождение» (φύσις) есть не что иное, как

346


«то, что рождается», а «смерть» — «то, что умирает», и как поэты часто персонифицируют [абстракции] и говорят:

Встряли меж ними Вражда, Смятенье и злая Погибель [Ил., XVIII, 535],


так и большинство людей называют «возникновением» и «уничтожением» соединение и разделение [корпускул]. Он настолько далек от того, чтобы отрицать реальность и вступать в противоречие с явлениями, что не выходит даже за границы обычного словоупотребления, но, лишь устранив обман, искажающий предметы, снова возвращает именам их обычное значение [следует фр. 56]. Колот, который приводит эти стихи, не заметил, что Эмпедокл не упраздняет [= не отрицает реальности] людей, зверей, растений и птиц, которые, по его словам, образуются в результате смешения элементов, он лишь показал, в каком отношении заблуждаются те, кто высказывает об этом соединении и разделении предикаты «рождение», «злосчастный рок» и «нечестивая смерть», отнюдь не воспретив употребления обычных терминов применительно к этим явлениям.

Я думаю, что Эмпедокл опровергает не этот способ выражения, но, как сказано выше, по сути дела, выступает против возникновения из небытия, которое некоторые называют «рождением» (φύσις). Это с очевидностью явствует из следующих его стихов [следует фр. 57].

Для имеющих уши эти стихи громогласно вопиют о том, что он не упраздняет возникновения [вообще], но возникновение из небытия и не уничтожение [вообще], но абсолютное уничтожение, т. е. уничтожающее [нечто] в небытие. Тому, кто склонен не к столь грубой и глупой, а к более тонкой клевете, приводимые ниже стихи могли бы дать повод к прямо противоположному обвинению. Эмпедокл говорит [следует фр. 58].

В самом деле, автор этих строк не только не отрицает реальность тех, кто уже родился и живет сейчас, но скорее, наоборот, считает реальными даже тех, кто еще не родился или уже умер. Однако Колот не ставит этого в упрек Эмпедоклу и лишь утверждает, что-де, по Эмпедоклу, мы не можем ни заболеть, ни быть ранеными. Спрашивается, однако, каким образом философ, признающий, что каждому существу и до рождения и после смерти присущи «добро и зло», не допускает страдания для живых?


56 (В 9)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 11, 1113 А—В [ср. 1112 F]; ст. 5: Политические наставления, гл. 28. 820:

Всякий раз, как люди заприметят, что [элементы] смешались в облике человека,
Или же в виде породы диких зверей, или в облике древес.
Или в облике птиц, тогда они говорят: «Это родилось».
Когда же они разделятся, то называют это «злосчастной смертью».
Так принято (θέμις), и я тоже следую обычаю (νόμῳ).


57 (В 11)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 12, 1113 С:

Несмышленыши! Сколь недальновидны их мысли,
Ежели они полагают, что может родиться то, чего прежде не было,
Или же нечто умереть и изничтожиться совершенно.

347


58 (В 15)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 12, 1113 D:

Искушенному человеку не может прийти на ум догадка,
Что-де покуда [элементы] живут в течение того срока, который именно и называют жизнью
До тех пор [лишь] они есть и испытывают добро и зло,
А до того, как они сплотились [в смертных] и после того, как они разложились, они-де ничто.


59 (В 10)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 11, 1113 В:

Злодейка-смерть…


60 (В 20)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1124,12: Ведь и здесь тоже, по словам Эмпедокла, поочередно преобладают Ненависть и Любовь — в людях, рыбах, зверях и птицах. Он пишет:

Это [видно] и на примере великолепного человеческого тела:
То все члены, что телу достались в расцвете жизненных сил.
Сходятся воедино под действием Любви,
То, рассеченные злыми Распрями,
5Они разбредаются порознь на жизненном бреге.
То же и с деревьями, и с рыбами, чья кровля в воде,
И со зверьми, чьи логова в горах, и с нырками[?]-крылоходами.


62 (0)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 33, 3: В этих стихах [фр. 201, 3 сл.] он ясно говорит о том, что смертные существа слажены Любовью и что оттуда, где господствует Любовь, не вполне удалена Ненависть. Также и в тех стихах, где он излагает отличительные признаки каждого из четырех элементов, он ясно показал смешение обеих сил — Любви и Ненависти — во всех вещах. Стихи гласят [следует фр. 63, 3 сл.].


63 (В 21)

Ст. 1—14: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 159, 13 сл.; ст. 3—12: Там же, с. 33, 8 сл.; ст. 3 и 5: АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, А 1. 314 b 20 сл.; ст. 3: ПЛУТАРХ. О первичном холоде, гл. 13, 949 F; ГАЛЕН. О смешениях простых лекарств, II, т. 11, с. 461, 7; ст. 9—12а: АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, В 4. 1000 а 29 сл.; ст. 9—11: ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ, О мире, 399 b 26 сл.; ст. 9: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 17, с. 436, 7 [вслед за 31, 17]; (не полностью): АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к «Метафизике», с. 220, 5; ст. 10—12а: АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике» с. 197, 33 сл.

Рассмотри же дополнительное подтверждение моих прежних бесед,
Коли в первоначальных [словах] что-нибудь вышло нескладным.
[Воззри на] Солнце, обжигающее взгляд, и яркое везде.
Бессмертные [существа], что купаются в жáре и сияющем свете,
5Ливень, темный и холодный во всех своих частях,
А из Земли проистекают твердые опоры [вещей].

348


Под действием Злобы все [элементы] разно-óбразны и все порознь.
Под действием Любви они сходятся и вожделеют друг друга.
Из них — все, что было, что есть и что будет:
10[Из них] произрастают деревья, мужчины, и женщины.
Звери, и птицы, и водокормные рыбы,
И долговечные боги, всех превосходящие почестями.
Они [= элементы] одни и те же, но, пробегая друг сквозь друга.
Они становятся различными-на-вид: столь меняет [их] смесь.


64 (В 23)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 160, 1:

Словно когда живописцы испещряют посвятительные дощечки [= картины],
Люди, хорошо сведущие в искусстве благодаря Смекалке (Метис),
Схватив руками разноцветные краски
И смешав их в определенной пропорции (ἁρμονίη) — одних больше, других меньше,
5Приготовляют из них изображения, похожие на все вещи,
И создают деревья, мужчин и женщин.
Зверей, и птиц, и водокормных рыб,
И долговечных богов, всех превосходящих почестями,
— Так да не одолеет твоего ума обман, будто
Смертные [существа] — сколько их ни явлено взору в несметном количестве — происходят из другого источника,
10Но четко знай, что [единственный источник] — они [= элементы], ибо слово, услышанное тобой, — от бога.


66 (В 7)

ГЕСИХИЙ, под словом ἀγέννητα: «Нерожденные» означает «элементы» у Эмпедокла,


68 (В 26)

Ст. 1—12: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 33, 19; ст. 1—2, 11—12: Там же, с. 160,. 16 слл.; ст. 1: Там же, с. 1185, 19; ст. 8—12: АРИСТОТЕЛЬ. Физика, θ 1. 250 b 30 сл.; ст. 10, 11—12: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1124, 23 сл.:

Они господствуют по очереди, по мере того как оборачивается круг [времени],
И убывают друг в друга, и возрастают [друг за счет друга] согласно предназначению судьбы [= в предустановленный срок].
Ибо они [= элементы] — одни и те же, но, пробегая друг сквозь друга,
Они становятся [рождаются в качестве] людьми и другими породами животных,
5То под действием Любви они сходятся в один мирострой,
То от лютой Ненависти несутся каждый врозь,
Доколе, сращенные в единое мировое Целое, не будут повержены долу.
Таким образом, поскольку они навыкли сращиваться в Одно из многого
И, наоборот, образуют многое при распаде Одного,


349


10Постольку они рождаются и жизненный век (αἰών) их нестоек,
Но поскольку это непрерывшное чередование никогда не прекращается,
Постольку они есть всегда, неподвижные в круге.


80 (0)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О душе», с. 70, 17:… Шара (Сфайрос), который Эмпедокл величает богом.


81 (0)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О душе», с. 68, 2: Богом, по Эмпедоклу, Аристотель называет Сфайрос, который тоже состоит из элементов.


82 (ср. В 29)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1123, 25: Второй способ [трактовки движения] принадлежит Эмпедоклу, который полагает чередование движения и покоя. Он принимал, что как умопостигаемый, так и чувственный космос состоят из одних и тех же четырех элементов, разумеется, первый — парадигматически [в качестве первообраза], а второй — иконически [по отображению]. Творящей причиной умопостигаемого космоса он полагал Любовь, путем единения образующую Сфайрос, который он также называет богом и иногда обозначает в среднем роде:

Было Шаро (Сфайрон)…


а творящей причиной чувственного космоса — Ненависть, которая творит этот космос путем разъединения [элементов] всякий раз, как достигнет неполного господства. В этом космосе также можно наблюдать соединение и разделение…


83 (ср. В 29)

Там же, 1124, 2: Было Шаро (Сфайрон)…


84 (ср. А 41)

ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении и уничтожении», с. 19, 3: Теперь Аристотель снова нападает на Эмпедокла по отдельности за то, что он противоречит и явлениям и самому себе. Явлениям он противоречит тем, что упраздняет качественное изменение, хотя оно очевидно, а самому себе — потому что, с одной стороны, полагает элементы неизменными и утверждает, что все возникает из элементов, тогда как сами они не возникают друг из друга; однако, с другой стороны, он говорит, что при господстве Любви все вещи становятся Одним и образуют бескачественный Шар (Сфайрос), предполагая, таким образом, что ни огонь, ни прочие элементы не сохраняют в нем [Шаре] своеобразия, и каждый из элементов теряет присущую ему форму (эйдос).


90 (ср. В 27)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1183, 28=ЕВДЕМ, фр. 110 Wehrli: Евдем понимает неподвижность в эпоху господства Любви как относящуюся к Сфайросу, всякий раз, как все смешается [следует фр. 92 а 1], но, как он говорит [следует фр. 92 1 и 2]. [Продолжение см. фр. 120.]


92 (ср. В 27)

а 1—b 2: Там же, 1183, 30 сл.; ст. b 2: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 591, 5; МАРК АВРЕЛИЙ, XII, 3 и (не полностью) VIII, 41:

350


а 1 Там неразличимы ни быстрые члены Солнца…
. . .
b 1 В столь сильную потаенность [?] Гармонии погружен
Круглый Шар (Сфайрос), наслаждающийся радостным одиночеством.


93 (ср. В 27)

АНОНИМ. Комм. к Арату, гл. 6, с. 97, 24: Вселенная вращается вокруг своей оси ежедневно и ежечасно, о чем говорит и Акрагантец [следует фр. 95, 2]. Сфайросом он называет сферу, подобно тому как Гомер употребляет [форму мужского рода] ἕσπερος, «вечер» вместо [формы женского рода] ἑσπέρα, «круглый» означает «шарообразный», а выражение μονίαν περιηγέα — постоянство вращения.


94 (ср. В 27)

АХИЛЛ. Введение к Арату, гл. 6, с. 37, 11: Но лучше толковать так, что небо, равно как и находящиеся в нем тела, имеет шарообразную форму; как сказал Эмпедокл [следует фр. 95, 2].


95 (В 28)

Ст. 1—2: СТОБЕЙ, 1, 15; 2ab, т. I, с. 144, 20 сл.; АХИЛЛ. Введение к «Феноменам» Арата, гл. 6, с. 37, 13; АНОНИМ. Комм. к Арату, гл. 6, с. 97, 25 сл.; 2 b: ПРОКЛ. Комм. к «Тимею», 160 d, т. II, с. 69, 22:

Но со всех сторон равный [самому себе] и вполне бесконечный
Круглый Шар (Сфайрос), радующийся неподвижному круговращению.


96 (ср. В 13)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О Мелиссе, Ксенофане, Горгии, 2, 28. 976 b 26 сл.:

В нем… нет ничего ни пустого, ни избыточного.


97 (В 29)

ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, VII, 29, 13; с. 212, 12 сл.:

Ибо из спины у него не прыщут две ветви [= «руки»],
Нет у него ног, ни быстрых колен, ни детородного члена:
Это был Шар (Сфайрос), со всех сторон равный [самому себе].


99 (В 27 а)

ПЛУТАРХ. О том, что философу надлежит в особенности разговаривать с правителями, гл. 2, c. 777 С:

Ни усобицы, ни распри зловещей нет в [его] членах.


100 (ср. В 115)

ПЛУТАРХ. Об изгнании, гл. 17, 607 С: Эмпедокл предвозглашает в начале философии [следует «Очищения», фр. В 115].


101 (ср. В 115)

ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, VII, 29, 22 сл.; с. 214, 16 сл.:… Распря, постоянно разрушающая и разрывающая на части творение Любви. По словам Эмпедокла, это важнейший закон организации Вселенной, о чем говорит так [следует фр.

351


110]. Необходимостью (Ананкэ) он называет превращение из Одного во многое в эпоху Распри и из многого в Одно в эпоху Любви. Богов, по его словам, четыре cмертных — Огонь, Вода, Земля, и Воздух — и два бессмертных, нерожденных, вечно враждебных друг другу — Распря и Любовь.


103 (ср. В 115)

ПЛУТАРХ. О сообразительности животных, гл. 7, 964 D—Е: Эмпедокл и Гераклит принимают за истину, что человек не вполне чист от скверны несправедливости, раз он обращается с животными таким образом. Часто они скорбят и осыпают бранью природу как царство Необходимости (Ананкэ) и Войны, в котором нет ничего беспримесного [~непорочного) и чистого и которое проникнуто множеством несправедливых напастей. Они доходят до утверждения, что само рождение есть результат несправедливости, так как [при этом] бессмертное сочетается со смертным и так как [ново]рожденный противоестественно наслаждается отторгнутыми членами родителя.


104 (ср. А 45)

ПЛУТАРХ. О происхождении души в «Тимее», гл. 27, 1026 В: …Принуждение (ананкэ), смешанное с убеждением, которое большинство людей называют судьбой (εἱμαρμένη), а Эмпедокл — Любовью и Распрей.


106 (ср. А 38)

АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Θ 1, 252 а 5 сл.: Столь же неверно утверждать, что это в природе вещей и что это следует полагать исходным принципом. Таков, по-видимому, смысл утверждений Эмпедокла, согласно которым поочередное преобладание Любви и Распри, вызывающих движение, присуще вещам по необходимости, а в промежуточное время — покой.


107 (ср. В 30)

АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, В 4. 1000 b 12: Вместе с тем он [= Эмпедокл1 не дает никакого причинного объяснения изменению как таковому, кроме «это естественно» [или: «это в природе вещей»] [следует фр. 126]. Он исходит из того, что изменение необходимо, но причины необходимости не указывает никакой.


108 (0)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 465, 12 сл.: Творческую и целевую причину… Эмпедокл… приписывает Любви, Распре и Необходимости.


109 (ср. В 115 и 30)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1184, 5 сл.: Но чем отличается от утверждения «это естественно» утверждение, что «это происходит по необходимости», не сопровождаемое никаким причинным объяснением? Так, по-видимому, утверждает Эмпедокл в следующих стихах [следует фр. 124], а также когда он усматривает причину происходящего в необходимости [следует фр. 110]. В самом деле, здесь он утверждает, что каждая из двух сил господствует попеременно вследствие Необходимости и этих клятв. Относительно господства Распри Эмпедокл говорит также следующее [следует фр. 126].

352


110 (ср. в 115, 1—2)

CИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1184, 9 сл.; ИППОЛИТ= фр. 101:

Есть Необходимость, оракул [~рок] богов, древнее постановление, заверенное печатью.
Вечное, скрепленное пространными клятвами.


Ст. 1 в редакции Ипполита и Плутарха:

Есть некое вещее речение [~рок] Необходимости, древнее постановление богов и т. д.


114 (А 32)

Мнения философов, I, 7, 28=СТОБЕЙ, I, 1, 29b («О боге»): <Эмпедокл полагает богом Сфайрос и> Одно. Одно — это Необходимость, ее материя — четыре элемента, а формы,— Распря и Любовь. Он считает богами также элементы, их смесь космос — и то, во что он разложится, единообразное. Он считает божественными и души, и чистых [людей], чисто причастных им.


115 (А 45)

Мнения философов, I, 26, 1 («О сущности необходимости»): Эмпедокл сущностью необходимости считает причину, господствующую над [движущими] началами и [материальными] элементами.


117 (А 52)

СИМПЛИКИЙ. Комм. «О небе», с. 293, 18: Другие утверждают, что один и тот же космос попеременно возникает и уничтожается и, вновь возникнув, вновь уничтожается и что такое чередование вечно. Так Эмпедокл полагает поочередное господство Любви и Распри: первая собирает все вещи в Одно и уничтожает космос Распри и творит из него Сфайрос, а Распря снова разделяет элементы и творит этот космос.


118 (В 16)

ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, VI. 25, 1; с. 151, 28 сл.; VII, 29, 10; c. 211, 23 сл.:

Они наличны [сейчас], были прежде и будут: никогда, думается мне,
Не опустеет от них обеих наказанный век [= «вечность»].


119 (А 52)

Мнения философов (Стобей), II, 4, 8 («Неуничтожим ли космос»): По Эмпедоклу, космос уничтожается вследствие поочередного господства Распри и Любви.


120 (ср. В 31)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1184, 2 сл.= ЕВДЕМ, фр. 110 W. [продолжение фр. 90]: Но когда снова начинает одерживать верх Распря, тогда в Сфайросе снова возникает движение [следует фр. 121].


121 (В 31)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1184, 4:

Все, один за другим, задрожали члены бога.


353


123 (0)

АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, N 5, 1092 b 6 сл.: Противоположность — имманентна ли она [вещи] или не имманентна — уничтожает ее, как, например, Распря [уничтожает] смесь, хотя и не должна была: ведь противоположна-то она не смеси, [а Любви].


124 (ср. В 17, 29)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 1184, 7:

Они господствуют [~побеждают] по очереди, по истечении [определенного] времени.


126 (В 30)

Ст. 1—3: АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, В 4. 1000 b 14 сл.; СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», 1184, 14 сл.; ст. 1, 2, 3: СИРИАН: Комм. к «Метафизике», стр. 43, 29 сл.:

Однако когда великая Распря перевесила в членах [Сфайроса]
И подскочила к почестям [= власти], по исполнении срока,
Воздвигнутого для них попеременно крепкой клятвой…


130 (А 43)

Мнения философов, I, 17, 3 («О смеси и слиянии»): Эмпедокл и Ксенократ полагают, что элементы состоят из более мелких телец — «наименьших» [величин] или как бы элементов элементов.


131 (А 43)

Мнения философов, I, 13, 3 («О наименьших»): Эмпедокл признает наименьшие «осколки», предшествующие четырем элементам, как бы элементы до элементов, подобочастные.


133 (ср. А 43)

ГАЛЕН. Комм. к «О природе человека» Гиппократа, 1, 13, с. 27, 22 сл.: Насколько нам известно, Гиппократ первым учил о слиянии элементов… и этим он отличается от Эмпедокла. Ибо, по Эмпедоклу тоже, и мы и все прочие тела в околоземном пространстве возникли из тех же элементов, из каких [они возникли] по Гиппократу, но только, [по Эмпедоклу], соединение элементов произошло не путем их слияния и взаимопроникновения, а путем рядоподожения и касания маленьких частиц.


135 (ср. А 43)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 7, 334 а 18 сл., 26 сл.: Те, кто не признает возникновения [элементов] ни друг в друга, ни [всех] из одного, а разве лишь в том смысле, в каком стена — из кирпичей, не в состоянии объяснить, каким образом из них могут получиться мясо, кости и что бы то ни было еще… А как будут объяснять [возникновение] те, кто полагает подобно Эмпедоклу? Они по необходимости должны принять [механическое] соединение, подобно тому как из кирпичей и камней [составляется] стена. Но эта смесь будет состоять из элементов, сохранивших свое качество, но соположенных рядом в виде маленьких частиц: так [будет выглядеть] мясо и любое другое тело.

354


136 (А 43 а)

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Г 6. 305 а 1 сл.: Если же разложение остановится в какой-то точке, то тело, на котором оно остановилось, будет либо неделимым [атомом], либо делимым, но никогда не-могущим-быть-разделенным [до конца]: таков, по-видимому, смысл утверждений Эмпедокла.


139 (0)=30 А 5, 976 b 37 — 977 а 11.
140 (В 37)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 6. 333 b 1:

Земля умножает свое тело, Эфир [умножает] Эфир.


142 (В 51)

ГЕРОДИАН. Гомеровские формы, цит. в: Etymologicum Gudianum, с. 745; EBCTAФИЙ. Комм. к «Одиссее», 1, 320; с. 61, 30; Эмпедокл говорит об огне:

Стремительно взлетел…


145

ПЛАТОН. Лисид, 214 b: Разве ты не читал сочинений величайших мудрецов, в которых говорится о том же самом, а именно что подобное всегда должно быть в дружбе с подобным? Это те, кто рассуждает и пишет о природе и о Вселенной.


146 (ср. 22 В 8)

АРИСТОТЕЛЬ. Никомахова этика, Θ 2. 1155 а 32 сл.: Одни полагают дружбу неким сходством и друзей подобными, откуда и поговорка «подобное к подобному» … [b 1 сл.] и этот же самый вопрос исследуют глубже, восходя к природе вещей. Так, Еврипид говорит, что иссохшая Земля любовно вожделеет ливня, а святое Небо, полное ливня, вожделеет пасть на Землю; Гераклит говорит, что «враждебное ладит», «наилучшая гармония — из разнящихся [звуков]» и «все происходит через распрю». Другие же, в том числе Эмпедокл, говорят прямо противоположное: что подобное стремится к подобному.


147 (ср. А 20 а)

АРИСТОТЕЛЬ, Евдемова этика, H 1. 1235 а 9: Натурфилософы же объясняют происхождение порядка во Вселенной исходя из принципа «подобное идет к подобному». Отсюда изречение Эмпедокла о том, что и собака сидит на черепице, потому что [между ними] имеется величайшее сходство. Одни определяют дружбу так, другие полагают, что дружба существует между противоположностями.


148 (ср. А 20 а)

АРИСТОТЕЛЬ. Большая этика, В 11. 1208 b 8: Существует ли дружба между подобными, как это принято считать и говорить … Говорят, что одна собака постоянно спала на одной и той же черепице [~кровле]; на вопрос, почему собака спит на одной и той же черепице, Эмпедокл ответил, что у собаки есть что-то общее с черепицей, думая, что собака имеет обыкновение приходить на одно и то же место по причине сходства. Другие, однако, полагают, что дружба возникает скорее между противоположностями.

355


150 (В 6)

Ст. 1—3: Мнения философов, I, 3, 20; СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, X, 315; ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, VII, 29, 4; с. 210, 20 сл.; X, 7, 3 сл.; с. 267, 5 сл.; ПСЕВДО-ПРОБ. Комм. к «Буколикам» Вергилия, VI, 31, с. 332, 30 сл.; ИОАНН ЦЕЦ, Толкование на «Илиаду», с. 53, 23 сл.; ст. 1 (не полностью): ФИЛОПОН. Комм. к «Физике», с. 88, 6; КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 17; с. 436, 5; ет. 2—3: ГЕРАКЛИТ-АЛЛЕГОРИСТ. Гомеровские аллегории, 24; АФИНАГОР. Посольство в защиту христиан, 22, с. 26; ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 76; ИОАНН ЦЕЦ. Схолии к «Илионским песням», 137, с. 58; ст. 2 (не полностью): Выборки различных слов, Anecdota Graeca Oxoniensia, II, 455, 5 (под словом «Гера»); Гудианский этимологик, стб. 247, 38 сл.

Услышь сначала, что есть четыре корня всего:
Ослепительно вспыхивающий Зевс, животворная [~плодоносная] Гера
и Аидоней [«Невидимка»],
И Нестида, которая слезами проливает человеческий родник.


152 (А 33)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), I, 3, 20 («О началах, что они есть»): Эмпедокл, сын Метона, акрагантец, полагает четыре элемента: огонь, воздух, воду и землю — и две силы в качестве движущих причин: Любовь и Распрю, первая из которых соединяет, а вторая разделяет. Он говорит так [следует фр. 150]. Зевсом он называет пыл (ζέσις) и эфир, Животворной Герой — воздух, Аидонеем — землю, а Нестидой — человеческим родником — как бы сперму и воду.


153 (А 33)

СТОБЕЙ. I, 10, 11b, с. 121, 16: Эмпедокл Зевсом называет пыл и эфир. Животворной Герой — землю, Аидонеем — воздух, так как он не имеет собственного света, но освещается Солнцем, Луной и другими звездами, а Нестидой и смертным родником — сперму и воду. Таким образом, Вселенная состоит из четырех элементов, природа которых образована противоположностями: сухостью, влажностью, теплотой и холодом. Путем взаимного смешения в определенной пропорции они производят Вселенную, которая подвержена частичным изменениям, но в целом не допускает разложения. Он говорит так [следует фр. 31, 7—8].


155 (А 1)

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 76: Воззрения его таковы: элементов четыре: огонь, вода, земля и воздух, и еще Любовь, которой они соединяются, и Распря, которой они разделяются. Он говорит так [следует фр. 150, ст. 2—3]. Зевсом он называет огонь. Герой — землю, Аидонеем — воздух, а Нестидой — воду. И это непрерывное чередование, говорит он, [следует фр. 31, 6 b], полагая, что такое мироустройство вечно. Он продолжает [следует фр. 31, 7—8]. (77) Солнце он считает большим скоплением огня, по величине превосходящим Луну, Луну — дисковидной, а само небо — ледообразным. Душа, по его словам, перевоплощается в различные виды животных и растений [следуют «Очищения», фр. В 117].

356


158 (0)

Схолии В к «Илиаде», 20, 67, с. 231, 12: В целом сказание о богах граничит с предосудительным и непристойным, ибо мифы, которые он [Гомер] рассказывает о богах, непристойны. В разрешение этой трудности одни исходят в своих суждениях из словесного выражения и утверждают, что все это сказано аллегорически о природе элементов, например противоборствами богов. Сухое тоже сражается с влажным, говорят они, горячее — с холодным и легкое — с тяжелым. Кроме того, вода гасит огонь, а огонь осушает воду. Сходным образом всем элементам, из которых состоит Вселенная, присуща противоположность, и частично они подвержены уничтожению в какой-то момент, но все в целом пребывает вечно. Повествуя о битвах [богов], Гомер называет огонь Аполлоном, Гелиосом и Гефестом, воду — Посейдоном и Скамандром, Луну — Артемидой, воздух — Герой и т. д.


160 (А 33)

ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, VII, 29, 5; с. 211, 1 сл.: Зевс — это огонь, Живоносная Гера — земля, приносящая плоды, необходимые для жизни, Аидоней [«Невидимка»] — воздух, так как мы все видим через него, а его самого не замечаем, Нестида [по Ипполиту, «Постница», «Несъедобница»] — вода, так как для всех питающихся существ она служит единственным переносчиком пищи [= растворителем], но при этом сама не может накормить кормящихся. Ибо если бы она кормила, говорит Эмпедокл, то животные никогда не были бы охвачены голодом, так как воды в космосе всегда в избытке. Потому-то он и называет воду Нестидой, что, будучи причиной питания, она не в состоянии накормить кормящихся.


170 (ср. В 27)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 12, 926 D — 827 А: Смотри же, любезнейший, как бы не оказалось, что, переставляя и уводя вещи с их естественных мест, ты проповедуешь разложение мира и напускаешь на вещи Эмпедеклову Распрю или, вернее, натравливаешь на природу древних Титанов и Гигантов и жаждешь увидеть мифический ужасный беспорядок и разлад, во время которого было порознь все тяжелое и… легкое [следует фр. 171], как говорит Эмпедокл: земля была непричастна теплу, вода — воздуху, наверху не было ничего тяжелого и внизу — ничего легкого; первоначала всех вещей были несмешанными, равнодушными [друг к другу] и одинокими, они не стремились к соединению или общению друг с другом, но отворачивались, убегали и неслись каждое своим путем, исполненные самодовольства; они находились в том состоянии, в каком, по Платону, находится все, в чем не присутствует бог, т. е. в состоянии тел, покинутых умом и душой, до тех пор пока по воле провидения на природу не нашло любовное вожделение, когда в ней зародились Любовь (Филотес), Афродита и Эрос, как говорят Эмпедокл, Парменид и Гесиод, дабы, обменявшись местами, переняв друг у друга силы [качества] и насильственно принужденные к лучшему — кто необходимостью движения, кто необходимостью покоя, — они [= элементы] не поддались и не сдвинулись с естественных мест, дабы создать гармонию и связь Вселенной.


171 (ср. В 27, 1—2)

Там же, гл. 12, с. 926 Е:

Не видны там ни блистательный облик Солнца,
Ни косматое тело Земли, ни море.


357


172 (ср. А 37)

АРИСТОТЕЛЬ. О небе Г 2, 301 а 12. Анаксагор… начинает космогонию с неподвижных элементов. Да и другие мыслители пытаются объяснить происхождение космоса, представляя первичное состояние в виде неподвижной смеси, которая затем приводится в движение и разделяется. А начинать космогонию с уже разделившихся и движущихся элементов нелогично. Вот почему Эмпедокл опускает космогонию в эпоху Любви: он не мог бы составить Небо [= Вселенную], строя его из обособленных элементов и соединяя их силою Любви, ибо космос состоит из уже разделенных элементов и потому должен возникать из нерасчлененного единства.


173 (ср. А 37)

АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 4. 985 а 21: Эмпедокл в большей мере, нежели Анаксагор, использует [движущие] причины, но все же и он недостаточно и не достигает в них последовательности: во многих случаях у него Любовь разделяет, а Распря соединяет. Так, всякий раз, как Вселенная распадается на элементы под действием Распри, огонь соединяется в одно, равно как и каждый из остальных элементов, когда же под действием Любви они снова сойдутся в Одно, то каждый из элементов по необходимости снова должен разделиться на частицы,


174 (А 49)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), II, 6, 3 («С какого элемента начал творить космос бог?»): По Эмпедоклу, первым выделился [из смеси] эфир, вторым — огонь, затем земля; из нее — в результате сильного сжатия напором вращения — брызнула вода; из воды испарился воздух и возникли: небо — из эфира. Солнце — из огня, а из остальных [элементов] сгустилось [~свалялось, как шерсть] все земное.


200 (59 А 68)

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Δ 2. 309 а 19: Некоторые из отрицающих существование пустоты, например Анаксагор и Эмпедокл, не дали никаких определений легкого и тяжелого.


201 (В 35)

Ст. 1—15: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 529, 1сл.; ст. 3—17: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 32, 13 сл.; ст. 5 и 10—13: ОН ЖЕ. Комм. к «О небе», с, 587, 11 cл.; ст. 7: Большой этимологик, с. 319, 16; ст. 14—15: АФИНЕЙ, X, 22, с. 423 F; ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, V, 4, 1. 677 d.

Но теперь я вернусь назад на тот самый путь песен.
Который поведал прежде, ответвляя, словно канал, [в потоке речи] от слова слово.
Когда Распря достигла самого дна
Вихря, а в середине круговерти оказалась Любовь,
5Тогда в ней все это [= видимый мир] сходится вместе, чтобы быть Одним-единственным,
Не сразу, но добровольно собираясь одно отсюда, другое оттуда.
По мере того как они смешивались, отливались мириады племен смертных [существ],

358


Но многие [части] остаются несмешанными, чередуясь с теми, что смешиваются, —
Все, которые еще удерживает Распря во взвешенном состоянии. ибо она
10Еще не безупречно [= совершенно] вся изошла [из членов Сфайроса] к крайним метам круга.
Но частью еще оставалась внутри членов, частью вышла [из них].
И насколько она всякий раз вырывалась-вперед-в-беге, настолько всякий раз надвигалась на нее [~догоняла]
Безупречная Любовь в своем ласковом бессмертном порыве.
Внезапно стали рождаться в виде смертных те, что прежде навыкли быть бессмертными,
15И разбавленными — те, что прежде были беспримесными, сменив пути,
И от их смешения отливались [~выплавлялись] мириады племен смертных [существ],
Уснащенных всевозможными формами — чудо на вид!


202 (0)

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, В 13. 295 а 29: Кроме того, против Эмпедокла можно выставить еще одно возражение. Когда элементы были разъединены Распрей, то что было причиной неподвижности Земли? Не станет же он и тогда объяснять ее «вихрем»! Абсурдно также не понимать того, что если раньше частицы земли двигались к центру под действием вихря, то по какой причине теперь все, что имеет тяжесть, движется к Земле. Ведь вихрь к нам не близок! Далее, по какой причине огонь движется вверх? Ведь не вследствие же вихря! Но если огню от природы свойственно двигаться в определенном направлении, то, разумеется, это должно быть свойственно и земле. Равным образом не вихрем обусловлены тяжесть и легкость: вихревое движение лишь причина того, что из предсуществующих тяжелых и легких тел одни направляются в центр, а другие поднимаются на поверхность. Следовательно, уже до того, как возник вихрь, одно было тяжелым, а другое — легким. Чем же определялось различие между ними и каковы были характер и направление их естественного движения? В бесконечном пространстве не может быть верха и низа, а между тем именно через них определяются тяжелое и легкое.


203 (0)

Мнения философов, II, 6, 1 («С какого элемента начал творить космос бог?»): Физики утверждают, что возникновение космоса началось с Земли, как из центра, начало же сферы — центр.


204 (ср. В 35)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 528, 8 сл.; 24 сл.: Как представляется, говоря «Когда элементы были разъединены Распрей», Аристотель разумеет под состоянием [Вселенной], возникшим под действием Распри, некое иное, отличное от нынешнего состояние. Между тем Эмпедокл говорит, что этот космос возникает под действием Распри, разделяющей элементы. Шар же возникает под действием Любви, собирающей и единящей элементы. Как же тогда он может отрицать существование вихря при госиодстве Распри, если только речь идет о нем?..

То, что он [Александр Афродисийский] невероятным образом толкует и конструирует сказанное [Аристотелем], понимая «разъединены» как «еще не возникли», оче-

359


видно для всякого, и хотя Аристотель ясно говорит: «Когда они были разъединены Распрей», [Александр], насилуя текст, пытается отнести это время к господству Любви. Но как можно сказать «они были разъединены Распрей» вместо «Когда Распря была отделена от них»? И все же он насиловал, а вернее, был вынужден насиловать текст, полагая, что, по Эмпедоклу, этот космос возникает только под действием Распри. Но, вероятно, (хотя бы даже Распря и господствовала [~преобладала] в этом космосе, как в Шаре — Любовь), все же оба они [= и космос и Шар], по словам Эмпедокла, возникают под действием обеих [сил сразу]. Пожалуй, ничто не мешает нам привести стихи Эмпедокла, ясно говорящие об этом [следует фр. 201, 1—15]. В этих стихах ясно показывается, что в простой космогонии Распря отступает, а Любовь одерживает верх, оказавшись «в середине круговерти», т. е. вихря, так, что и в эпоху господства Любви вихрь существует и что одна часть элементов остается несмешанной под действием Распри, а другая, смешиваясь, создает «смертные существа», т. е. животных и растения, так как смешавшееся снова разлагается … (с. 530, 12 сл.) Но, быть может, Эмпедокл как поэт говорит об их поочередном преобладании на мифический лад [следует фр. 31, 8—9], а Аристотель, злоупотребляя этим мифическим способом выражения, спрашивает тех, кто единственную причину неподвижности Земли видит в вихре: «Когда элементы были разъединены Распрей (поскольку элементы тогда были несмешаны, небо не было сопряжено с Землей в упорядоченное целое, вернее, даже когда элементы были несмешаны, неба, согласно этому предположению, еще не существовало, а Земля была, раз элементы вечны, как они полагают) — какая тогда была причина неподвижности Земли? Ведь не станет же он и тогда объяснять [неподвижность Земли] вихрем!». Думаю, Эмпедокл ответил бы, что не существует такого момента, когда элементы были разъединены таким образом, что между ними не было взаимной сопряженности [в некое Целое], ибо иначе они не были бы «элементами»; однако теория, желающая раскрыть природу вещей, постулирует и рождение нерожденного, и разделение соединенного, и соединение разделенного.


205

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, В 1. 284 а 24: Не следует, стало быть, придерживаться ни этого воззрения [= об Атланте, поддерживающем Небосвод], ни воззрения Эмпедокла, который говорит, что в результате вихревого верчения Небо приобретает более быстрое движение, чем его собственное устремление-вниз-под-действием-тяжести (ῥοπή), и благодаря этому сохраняется в течение столь огромного времени и по сей день.


207 (В 36)

СТОБЕЙ, I, 10, 11; с. 121, 14 [после фр. 150];


АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, B4. 1000 b 2; АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике», c. 198, 1:

По мере того как они [= элементы1 сходились вместе. Распря уходила
вон из них к самому краю.


209 (А 47)

Мнения философов, I, 5, 2 («Едина ли Вселенная»): По Эмпедоклу, космос один, однако космос не Вселенная, а лишь малая часть Вселенной, прочее же — косная материя.

360


210 (А 30)

ПСЕВДО-ПЛУТАРХ. Строматы, 10 = ЕВСЕВИЙ. Приготовление к Евангелию, I, 8. (Dox. 582): Эмпедокл из Акраганта полагает четыре элемента: огонь, воду, эфир, землю; их [движущей] причиной он считает Любовь и Распрю. По его словам, из первоначальной смеси элементов выделился воздух и разлился вокруг [смеси] в виде сферы [~круга]. Вслед за воздухом стремительно вырвался [собств. «выбежал»] огонь и, не имея другого места, побежал вон наверх, [располагаясь] под воздушным ЛЬДОМ [небосвода].

Вокруг Земли вращаются два полушария: одно — целиком из огня, второе — смешанное из воздуха и небольшого количества огня; последнее, как он полагает, и есть ночь.

Начало движения приключилось от случайного совпадения [?], когда огонь вследствие скопления хлынул на [небосвод?].

Солнце по своей природе не огонь, а отражение огня, подобное тому, что бывает в воде.

Луна же, по его словам, вещественное образование, она образовалась из воздуха, отсеченного [или: «запертого внутрь»] огнем, так как воздух [при этом] заледенел подобно граду. Свет же она получила от Солнца.

Сознание [«главенствующее начало»] — не в голове и не в грудной клетке, а в крови. Поэтому, в какой части тела крови разлито больше, в той у людей и главенство.


212 (ср. А 49, А 66)

ФИЛОН АЛЕКС. О провидении, II, 60 сл.: с. 86: Cependant les parties aussi de cemende-ci semblent supporter quelque chose de semblable (proprement: d’égal à la même chose), comme dit Empédocle. En effet, quand, se détachant de l’éther le vent et le feu se furent envolés (commie des oiseaux) — затем неясность, в лат. пер. Ayxepa = et erat quod fuit — le large et grand ciel enveloppa circulairement le tout (6); quand au feu, demeuré un peu au-dessous du ciel, lui aussi crût jusqu’à devenir les rayons du solei. Courant vers un seul point et, se condensant par une certaine nécessité, la Terre apparut et resta au milieu. Et autour d’elle, de tous côtés, étant donné qu’elle était plus petite, l’éther s’agite (se soulève) sans se déplacer. Et ensuite la cause qui la fit demeurer était en dieu, et non en des cercles nombreux, placés les uns au-dessus des autres. De cette terre, les révolutions qui l’entourent façonnèrent la forme. En effet, autour d’elle, une sorte de flambeau fut enfermé en un cercle admirable. Et en effet la puissance de la forme est grande et riche [?]. Grâce à quoi, elle (la terre) ne tombe pas ni de côté-ci, ni de ce côté-là.

Et alors, disant la cause (ou: les causes) au sujet de la mer, il dit: surface (propr.: l’extrémité), qui avait été saisie avec violence, se durcit, et surtout, les grêlons pressés montèrent pour donner l’eau salée. Car toute l’humidité qui est sur la terre se complut dans ces lieux bas et creux: les vents en cercle à la façon de liens très puissants se pressant sans cesse les uns sur les autres (пер. с арм. Мерсье).


216 (0)

ИОАНН ФИЛОПОН, Комм. к «Физике», с. 261, 17. Эмпедокл говорит, что воздух занял верхнюю область случайно. Сначала все элементы были слиты воедино в Сфайросе, а затем разделились под действием Распри. При этом каждый понееся в то место

361


вкотором находится теперь, не по какому-либо промыслу, а как попало. Так, он говорит о движении воздуха вверх [следует фр. 220], Так и вода, по его словам, сейчас находится над землей, но может статься, что некогда, в другой космогонии, когда космос снова возникает из Сфайроса, она займет другое положение и другое место.


220 (В 53)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 6. 334 а 3; Физика, В 4. 196 а 22; СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 327, 18; с. 330, 35; с. 358, 11; с. 1318, 28; ФИЛОПОН. Комм. к «Физике», с. 261, 22:

Ибо так [= «в этом направлении»] он [= воздух] случайно бежал иногда, а часто — иначе.


222 (ср. В 59)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 327, 20 и 331, 2 (оба раза после фр. 220):

[Элементы]… сталкиваясь как попало.


224 (В 54)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 6. 334 а 4:

Эфир… длинными корнями погружался под землю.


226 (А 68)

СЕНЕКА. Естественнонаучные вопросы, III, 24, 1—3: [происхождение горячих источников]. Эмпедокл полагает, что вода нагревается огнями, запертыми во многих местах под покровом земли в случае, если они находятся под той почвой, через которую протекает вода. Мы обычно делаем змеевики, цилиндрические кипятильники и ряд сосудов другой формы, внутрь которых встраиваем тонкие медные трубки, закрученные в спираль, с тем чтобы вода, многократно обходя один и тот же огонь, протекала такое расстояние, какого достаточно для нагрева: в результате вода входит холодной, вытекает горячей. Эмпедокл полагает, что под землей происходит то же самое.


227 (В 52)

ПРОКЛ. Комм. к «Тимею», 141 Е; II, 8, 28:

Много огней горит в недрах земли.


231 (В 22)

ст. 1—9: СИМПЛИКИЙ, Комм. к «Физике», с. 160, 28 сл.; ст. 6—7:
ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 16

Все они в ладу с самими собой своими частями:
Электор [Лучезарный], Хтон [Земля], Небо и Море, —
Все их части, которые заблудились в смертных существах.
Точно так же и все [из разнородных частиц], что в большей мере пригодны к смешению,
5Любят друг друга, уподобленные [друг другу] Афродитой.
Наиболее враждебны [друг другу] те, что больше всего различаются между собой
Породой, смесью и оттиснутыми формами.

362


Совершенно неприноровленные к соединению [~соитию] и чрезвычайно угрюмые
По наущению Распри, ибо лишены взаимного влечения и равнодушны к рожденью.


233 (0)

ПЛУТАРХ. Деметрий, гл. 5, 890 е—f: Подобно тому как между элементами Эмпедокла имеется рознь и война, и особенно между соседними и касающимися друг друга, так и между всеми диадохами Александра шла непрерывная война, но близость дел и стран делали ее еще заметнее и разжигали еще больше между некоторыми диадохами.


234 (А 35)

Мнения философов, II, 7, 6 («О порядке космоса»): По Эмпедоклу, места элементов ее всегда неизменны и определенны, но все они занимают места друг друга.


235 (А 35)

АХИЛЛ. Введение, гл. 4. с, 34, 20 сл.: Эмпедокл не приписывает элементам определенных мест, но утверждает, что они взаимно уступают [свои места], так что и земля несется ввысь и огонь — вниз.


240 (В 39)

ст. 1—3: АРИСТОТЕЛЬ. О небе, В 13. 294 а 25 сл.; ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О Мелиссе, Ксенофане, Горгии, 2, 21. 976 а 35 сл.; ст. 2—3: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 149, с. 508, 24 сл.

…Будь бесконечны глубины Земли и Эфир изобильный,
Как с языка сорвалось и из уст излилось впустую
Многих людей, ничтожную часть Вселенной видавших.


242 (ср. А 67)

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, В 13. 295 а 9 сл.: Поэтому если сейчас Земля покоится насильственно, то и вихревое движение, благодаря которому ее части собрались в центр, тоже было насильственным. Именно его все считают причиной, основываясь на наблюдении вихрей, происходящих в жидкостях и в воздухе: в них более крупные и более тяжелые тела всегда устремляются к центру вихря. По мнению тех, кто считает мир возникшим, им-то и объясняется, почему Земля собралась [в центр, а причину того, что она остается на месте, им приходится искать. При этом одни объясняют неподвижность Земли указанным выше образом и видят причину в ее плоской форме и величине, а другие, как Эмпедокл, — тем, что вращательное движение неба быстрее движения Земли и потому препятствует ее падению; нечто подобное, по их словам, происходит с водой в ковшах; при движении ковша по кругу вода много раз оказывается под медью, но по той же самой причине не падает вниз, хотя от природы ей свойственно падать.


243 (0)

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Г 2. 300 b 2 сл.: Если же то, что препятствует движению Земли, нечто движущееся, как утверждает Эмпедокл, по словам которого Земля покоится под действием вихря, то спрашивается: куда бы она двигалась, [если бы вихрь не препятствовал], раз в бесконечность двигаться невозможно?

363


244 (ср. 13 А 7)

ПЛАТОН. Федон, 99 b: Поэтому один помещает Землю в центр вихря и заставляет небо удерживать ее в покое, другой подпирает ее воздухом, представляя ее широким корытом.


250 (А 51)

Мнения философов, II, 11, 2 («О сущности неба»): По Эмпедоклу, небо твердое, состоящее из воздуха, замерзшего под действием огня» ледообразное; в каждом из двух полушарий оно содержит огнистое и воздушное вещество.


251 (А 51)

АХИЛЛ. Введение к «Феноменам» Арата, гл. 5, с. 34, 29: Эмпедокл полагает его [= небо] ледообразным, сплотившимся из замерзшего вещества.


252 (ср. А 51)

Схолии к «Шестодневу» Василия Великого, XXII, 20 b с: Одни полагали субстанцию небес огненной, Эмпедокл — замерзшей водой и как бы ледяной оболочкой, иные смесью 4 элементов, иные — из 5-го элемента,


253 (А 51)

ЛАКТАНЦИЙ. О творении Божьем, 17, 6: Если бы мне сказали, что небо медное, или стеклянное, или, как говорит Эмпедокл, из заледеневшего воздуха, ужели бы я тотчас согласился?


260 (А 69)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. Проблемы, 24, 11. 937 а 11 сл.: Почему камни затвердевают скорее от горячей, нежели от холодной воды? Потому ли, что камень образуется в результате обезвоживания, вода же испаряется скорее под действием тепла, нежели под действием холода; так и окаменение происходит вследствие тепла? Именно так, по словам Эмпедокла, образуются скалы, камни и горячие источники.


261 (А 69)

ПЛУТАРХ. О первичном холоде, гл. 19. 953 Е: Эмпедокл полагает, что эти вот видимые горы, скалы и утесы стоят и поддерживаются огнем, палящим в недрах земли.


300 (А 53)

Мнения философов, II, 13, 2 («О сущности звезд»): По Эмпедоклу, огненные, из огнистого вещества, которое воздух содержал в себе и выдавил во время первоначального разделения.


302 (А 54)

Мнения философов, II, 13, 11 («О сущности звезд»): По Эмпедоклу, неподвижные звезды прикреплены к ледяному небосводу, а планеты парят свободно.


305 (А 60)

Мнения философов (Стобей), II, 25, 15 («О сущности Луны»): По Эмпедоклу, сгущенный воздух, облакообразный, замерзший от огня, стало быть смешанный.

364


306 (A 60)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 5, 922 С. А ведь они [= стоики] негодуют на Эмпедокла за то, что он полагает Луну воздухом, замерзшим наподобие града и окруженным сферой огня.


307 (А 60)

ПЛУТАРХ. Римские вопросы, 101, 288 В: В полнолуние луна имеет не шарообразную, а чечевицеобразную и дисковидную видимую форму; Эмпедокл же считает, что она такова в действительности.


308 (А 60)

Мнения философов, II, 27, 3 («О форме Луны»): По Эмпедоклу, дисковидная.


310 (А 50)

Мнения философов (Стобей), II, 31, 4 («О расстояниях Луны»): По Эмпедоклу, измерение неба в ширину больше, чем высота от Земли до неба, т. е. линия зенита; в этом измерении небо больше раздалось вширь, так как космос похож на лежащее яйцо.


313 (A 58)

Мнения философов, II, 8, 2 («В чем причина наклонения космоса»): По Эмпедоклу, полюсы [неба] наклонились от того, что воздух поддался порыву Солнца, причем северный поднялся, а южный опустился, вследствие чего — и весь космос.


318 (0)

АРИСТОТЕЛЬ, Метафизика, α 2. 994 а 1 сл.: Ясно, что причины вещей не бесконечны ни в последовательном ряду, ни по виду. Ибо прогресс в бесконечность невозможен ни для материальной причины, например допущение, что мясо возникает из земли, земля — из воздуха, воздух — из огня и т. д. до бесконечности, ни для движущей причины, например допущение, что человек приводится в движение воздухом, воздух — солнцем, солнце — Распрей и что у этого ряда нет конца.


320 (В 38)

КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 48; с. 358, 20 сл.:

Давай я скажу тебе прежде, что равны по могуществу
Те [элементы], из которых родилось все, что мы видим ныне:
Земля, бурное Море, влажный Воздух
И Титан Эфир, охватывающий вкруговую весь мир.


322 (А 56)

Мнения философов, II, 20, 13 («О сущности Солнца»): Эмпедокл полагает, что есть два Солнца: одно — архетипическое (первообраз), представляющее собой огонь в одном полушарии космоса, наполняющий полушарие, всегда находящееся против собственного отражения; другое — видимое отражение [первообраза] в другом полушарии, наполненном воздухом, смешанным с огнем, возникающее вследствие отражения круглой Земли на ледообразном Солнце, каковое [отражение] увлекается движением огненного [полушария]; коротко говоря. Солнце есть отражение окружающего Землю огня.

365


325 (A56)

Мнения философов (Стобей), II, 21, 2 («О величине Солнца»): Солнце-отражение равно [по величине] Земле.


327 (ср. В 44)

ПЛУТАРХ. Об оракулах Пифии, гл. 12. 400 В: Платон даже человека назвал небесным растением, растущим из головы, словно из корня, вы же поднимаете на смех Эмпедокла, утверждающего, что Солнце возникает в результате отражения вокруг Земли небесного света [следует фр. 328].


328 (В 44)

ПЛУТАРХ. Там же; ГАЛЕН. Об употреблении частей человеческого тела, III, 3; т. I, c. 133, 18:

[Солнце] отсвечивает напротив Олимпа с бестрепетным ликом. 330 (ср. А 57)


АРИСТОТЕЛЬ. О душе, В 7. 418 b 13: Итак, что есть прозрачное и что есть свет, сказано, [причем установлено], что [свет] не есть ни огонь, ни вообще тело, ни истечение какого-либо тела (ибо в этом случае он также был бы телом), но присутствие огня или чего-то подобного в прозрачной среде. В самом деле, два тела не могут находиться в одном и том же месте и свет представляется противоположностью темноты. Между тем темнота есть отсутствие такого положительного свойства из прозрачной среды, откуда ясно, что его присутствие и есть свет. Следовательно, неверно утверждение Эмпедокла, равно как и всякого, кто утверждал таким образом, что-де свет движется и в какой-то момент оказывается [в пространстве] между Землей и объемлющим [космос небосводом], мы же его не замечаем: это противоречит как логической очевидности, так и явлениям. Еще в малом пространстве он мог бы остаться незаметным, но утверждение, что свет остается незаметным [на огромном пространстве] от востока до запада, — слишком смелый постулат.


331 (А 57)

ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 344, 34 сл.: … Эмпедокл, который говорил, что свет, будучи телом и истекая от светящего тела, оказывается сначала в пространстве между небом и Землей, а потом достигает нас, но мы не замечаем этого его движения вследствие скорости.


332 (ср. А 57)

АРИСТОТЕЛЬ. Об ощущении, 6. 446 а 20 сл.: Вот проблема: достигают ли предметы чувственного ощущения или вызываемые ими движения (в зависимости от того, каким образом происходит ощущение), сначала промежуточного пространства? Это очевидно в случае с запахом и звуком, поскольку запах раньше ощущает тот, кто находится ближе, равно как и звук доходит после удара. Не обстоит ли дело таким же образом и с видимым, и со светом, как это утверждает Эмпедокл, полагающий, что свет от Солнца достигает сначала промежуточного пространства, прежде чем он достигнет зрения или Земли? Казалось бы, это правдоподобно…

366


333 (A 57)

Афинский кодекс 1249 (Оптический трактат), л. 110: Согласно второму воззрению, свет есть тончайшее пламя, извергаемое светящимся телом и обладающее огромной скоростью. Это воззрение, по-видимому, принадлежит Эмпедоклу. В доказательство они приводят следующие аргументы: чему присущи свойства тела, то само есть тело, однако свету свойственно отражаться и раздробляться, а это свойства исключительно тела, следовательно, свет есть тело.


334 (А 88)

Мнения философов, IV, 14, 1 («О зеркальных изображениях»): По Эмпедоклу, истечения, которые сходятся на поверхности зеркала и сплачиваются огнистым веществом, выделяющимся из зеркала и сгущающим находящийся перед зеркалом воздух, в который движутся истечения.


335 (В 109 а)

Оксиринхский парирус 1609, т. XIII, с. 95 сл. (recto, стб. II, 9—21):… Но кажется, что видимое изображение — там [= в зеркале]. Ведь мы видим [его] не на самом зеркале, но [происходит] отражение [от зеркала], направленное к смотрящему. Об этом сказано а комментарии к «Тимею». Однако «отображение» (εἴδωλον) не следует понимать в том смысле, как [понимали этот термин] Демокрит и Эпикур или как сказал бы Эмпедокл, что-де от каждого из предметов, отражающихся в зеркале, исходят истечения и…


336 (А 50)

Мнения философов, II, 1, 4 («О космосе»): По Эмпедоклу, орбита Солнца очерчивает границу космоса.


337 (В 41)

МАКРОБИЙ. Сатурналии, I, 17, 46; Выборки различных слов в: Anecdota Graeca Oxoniensia, т. II, с. 444, 31 (под словом «Солнце»); Большой этимологик, 426, 54—427, 1 (под словом «Солнце»); Гудианский этимологик, 241, 22 сл. и 241, 46 сл. (под словом «Солнце»); СУДА, II, 564, 5 (под словом «Солнце»).

Сгрудившись в кучу, оно обхаживает великое небо…


338 (А 58)

Мнения философов, II, 23, 3 («О солнцеворотах»): По Эмпедоклу, постоянному прямому пути Солнца мешают содержащая его сфера и круги тропиков.


339 (А 50)

Мнения философов, II, 10, 2 («Какая сторона космоса правая, какая левая?»): По Эмпедоклу, правая сторона космоса находится в области летнего тропика, левая в области зимнего.


340 (ср. В 48)

ПЛУТАРХ. Платоновские вопросы, VIII, 3, 1006 Е: Так и гномоны [= вертикальные стержни] солнечных часов не перемещаются вместе с тенью, но, оставаясь неподвижными, служат инструментам для измерения времени, подражая при этом [неподвижной] Земле, которая загораживает свет Солнца, проходящего под ней в своих обращениях вокруг нее, как говорят Эмпедокл [следует фр. 341].

367


341 (В 48)

Там же, 1006 F:

Что ж касается ночи, то ее делает Земля, противостоя [~вставая на пути, загораживая] свету.


342 (0)

ПЛУТАРХ. О первоначальном холоде, гл. 17. 953 А: Поэты в своих мифах выводят родословие ночи от Земли, а математики доказывают, что ночь есть тень Земли, загораживают ей Солнце, ибо Земля наполняет воздух тьмой, как Солнце светом, поэтому его неосвещенная часть соответствует протяженности ночи, — насколько простирается тень Земли.


343 (ср. В 49) + 344 (В 49)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, VIII, 3 1, 720 Е: Будучи темным, по Эмпедоклу, воздух

… ночи пустынной, слепоглазой, сколько чувствительности отнимает у глаз,


столько придает ушам.


360 (В 40)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 2, 920 С: [Противопоставление ослепительного света Солнца и мягкого света Луны]

Острострелое [рукк.: «быстротелое»] Солнце и кроткая Луна.


362 (В 47)

Anecdota, ed. Веккеr, I, с. 337, 15:

Лицом к лицу с Владыкой [= Солнцем] она [Луна] пристально смотрит на [его] сияющий круг.


364 (ср. В 42)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 16. 929 С—Е: Отклонения [с орбиты] и отвороты, которыми объясняют, почему Луна бывает половинной, горбатой или серповидной, не могут объяснить [ее] соединения [с Солнцем]; по словам Демокрита, находясь на одной прямой с источником света, она восприемлет солнечный свет, так что представляется очевидным, что, [если бы она была прозрачной], она была бы видна сама и через нее просвечивало бы Солнце. В действительности же ничего подобного с ней не происходит. В эти моменты она и сама не видна, и часто скрывает, и делает невидимым Солнце, «рассеивая его лучи», как говорит Эмпедокл [следует фр. 374, ст. 2—3], словно свет попадает в ночь и тьму, а не [падает на] другое светило. Утверждение Посидония, что свет Солнца не проникает к нам через нее насквозь по причине ее толщины, опровергается со всей очевидностью. В самом деле, воздух, хотя он безмерен и имеет толщу, во много раз превосходящую толщу Луны, весь заливается солнцем и освещается его лучами. Следовательно, остается теория Эмпедокла, по которой свечение Луны, наблюдаемое на Земле, возникает в результате некоторого отражения Солнца от Луны. Поэтому лунный свет достигает нас не горячим и не ярким, как этого следовало бы ожидать, если бы происходило слияние света двух светил и если бы Луна была воспламенена, но подобно тому, как эхо отраженного голоса

368


слабее самого голоса и удары отскочивших метательных снарядов мягче, «так и луч… [следует фр. 365]» достигает нас в результате отлива слабым и смутным, ибо преломление ослабляет его силу.


365 (В 43)

Там же. 929 Е.

Так и луч, ударившись в широкий круг Луны…


366 (А 60)

Мнения философов (Стобей), II, 28, 5 («О лунном свете»): Фалес первым сказал, что она освещается Солнцем. Пифагор, Парменид, Эмпедокл…полагают так же.


367 (ср. В 43)

ФИЛОН АЛЕКС. О провидении, II, 70, с. 92: Quant au scintillement de la lune, ne serait-il pas vain de penser que la lumière qu'elle tient (a reçu) vient du soleil, selon un certain ordre (plan, prévoyance), au lieu que, par nature, elle reçoit sa forme comme dans ce miroir que tu vois, qui tombe sur elle, selon ce que dit Empédocle: «recevant la lumière, le disque lunaire, grand et large, retournant immédiatement, décrivit un grand tour, atteignant le ciel en courant» (пер. с арм. Мерсье).


368 (В 45)

АХИЛЛ. Введение к «Феноменам» Арата, гл. 16, с. 43, 6:

Круглый вокруг Земли вращается чужой свет.


370 (ср. В 46)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 9. 925 В—С: [Луна] настолько ниже звезд, что измерить расстояние невозможно, и, когда вы, математики, пытаетесь его вычислять, вам не хватает чисел. Земли же она, можно сказать, касается и вращается близ нее, как говорит Эмпедокл [следует фр. 371]. Часто она даже полностью покрывается [букв. «не превосходит»] тенью Земли, хотя последняя простирается на небольшое расстояние вследствие огромной величины источника света. Напротив, судя по всему, она блуждает в такой непосредственной близости к Земле, едва ли не в ее объятьях, что загораживается Землей от Солнца, так как не выдается за границы этого тенистого, хтонического и ночного места, доставшегося в удел Земле. Поэтому, думается, мы можем смело утверждать, что Луна находится в пределах Земли, коль скоро она затмевается ее оконечностями.


371 (В 46)

Там же, 925 В. [О Луне]:

Она вращается словно ступица колесницы, которая крайнюю
<Мету ристалища огибая… > [?]


373 (А 59)

Мнения философов (Стобей), II, 24, 7 («О затмении Солнца»): По Эмпедоклу, затмение [Солнца] происходит от того, что на него наползает Луна.

369


374 (В 42)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 16, 929 С:

… она отражает-рассеивая его лучи,
Доколе оно проходит поверх нее [?], и затемняет столько Земли,
Колика ширина ясноокой Луны.


377 (А 61)

Мнения философов, II, 31, 1 («О расстояниях Луны»): По Эмпедоклу, расстояние от Луны до Солнца в два раза больше, чем расстояние от Луны до Земли.


378 (А 55)

АХИЛЛ. Введение к «Феноменам» Арата, гл. 16, с. 43, 2 сл.: [«Порядок 7 сфер»]. Некоторые первым полагают Солнце, второй Луну, третьим — Сатурн. Однако, по мнению большинства, Луна идет первой, поскольку ее к тому же считают осколком Солнца. Как говорит Эмпедокл [следует фр. 368].


381 (А 65)

Мнения философов, III, 8, 1 («О зиме и лете»): Эмпедокл и стоики полагают, что зима происходит от того, что [в борьбе между холодным воздухом и горячим огнем] побеждает благодаря сгущению воздух и силой прорывается в верхнюю область, а лето когда побеждает огонь и силой прорывается в нижнюю область.


383 (А 64)

ОЛИМПИОДОР. Комм. к «Метеорологии», I, 13, с. 102, 1 сл.: И что заставляет их [= ветры] двигаться криволинейно? Не земля и огонь в силу присущего им движения в противоположные стороны, как полагал Эмпедокл, а движущийся по кругу воздух.


384 (ср. В 149)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, V, 8, 2. 683 E [ср. 591]: [Эмпедокл называет воздух] «тучесобирателем».


385 (А 63)

АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 9. 369 b 12 сл.: [Объясняя происхождение молнии], некоторые говорят, что в облаках зарождается огонь. Эмпедокл говорит, что этот огонь — часть солнечных лучей, запертая в облаках.


387 (А 63)

Мнения философов (Стобей), III, 3, 7 («О громах, молниях, перунах, престерах, ураганах»): По Эмпедоклу, свет падает на облако и проникает в него, выпихивая сопротивляющийся воздух, угасание которого и тресканье производят удар [грома], вспышка — молнию; перун он считает напряжением молнии.


390 (ср. А 66)

ИОАНН ЦЕЦ. Толкование «Илиады», с. 42, 17 сл.: Согласно Эмпедоклу-физику, даже после того как появились земля и море, элементы все еще двигались беспорядочно и то одерживал верх и [все] сжигал огонь, то влажная стихия выходила из берегов


370


и [все] затопляла. Также и Солнце, по его же словам, в силу беспорядочности и неустойчивости движения совершало свой дневной путь за столь долгий срок, что он равнялся нынешнему семимесячному периоду. Вот почему, по его словам, семимесячные младенцы родятся живыми. А эта Распря, как мы сказали, была беспорядком и смешением элементов.


393 (ср. В 55)

АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 1, 353 b 11: Некоторые из них говорят, что море как бы пот, выделяемый нагреваемой солнцем землей, потому-де оно и соленое — ведь пот тоже соленый.


394 (В 55)

АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 3. 357 а 25 [ср. фр. 395]: [Море] — пот земли».


395 (А 66)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 16, 3 («О море, как оно возникло и почему соленое»): По Эмпедоклу, пот обжигаемой солнцем земли, [который выделяется] вследствие еще большего сжатия.


398 (В 56)

ГЕФЕСТИОН. Руководство, I, с. 2, 13:

Затвердела, [~замерзла] соль, стиснутая под напором Cолнца.


400 (В 151) ПЛУТАРХ, О любви, гл. 13, 756 Е:

Жизнедательница … Афродита.


401 (ср. В 19)

ПЛУТАРХ. О первоначальном холоде, гл. 16. 952 В: Как представляется, вода сама по себе и изначально холодная … и вообще огонь обладает свойством разъединять и разделять, а вода — склеивать и скреплять, так как она связывает и стискивает благодаря влажности. Поэтому Эмпедокл и дал нам аллегорическое толкование, называя всякий раз огонь «гибельной Распрей», а влагу «связующей Любовью».


402 (В 19)

Там же, 952 В:

«связующую Любовь».


403 (ср. В 18)

ПЛУТАРХ. Об Исиде и Осирисе, гл. 48. 370 D: Эмпедокл называет благотворное начало

Любовью (Филотес),
Дружбой (Филия), а часто и
Степенноокой Гармонией (Ладом).


406 (В 32)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О неделимых линиях, 972 b 29: Сочленение в каком-то смысле есть различие. Поэтому Эмпедокл сочинил:

Два [члена] связует сустав… [?]

371


408 (ср. В 33)

ПЛУТАРХ. О множестве друзей, гл. 5. 95 А: Таким образом, так называемая полифилия [= дружба со многими] оказывается чем-то противоположным <дружбе> [между двумя]. Последняя сводит воедино, скрепляет и удерживает вместе, сплачивая общением и доброжелательством [следует фр. 408], по словам Эмпедокла, ибо дружба стремится создать такого рода единство и сплоченность, а полифилия разъединяет, отрывает и отвращает [друзей друг от друга], ибо, отзывая назад и перенося то к одному, то к другому [другу], она не дает произойти слиянию и спайке благожелательности в пропитанном и затвердевшем приятельстве.


409 (В 33)

Там же, 95 А:

Словно когда сычужина сбивает и сплачивает [= створаживает] белое молоко…


410 (В 86)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 529, 23:

Из коих [= элементов] божественная Афродита смастерила неослабные [= зоркие] глаза.


411 (В 87)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 529, 25:

Сработавшая [глаз из элементов] гвоздями любви Афродита.


415 (В 84)

АРИСТОТЕЛЬ. Об ощущении, гл. 2. 437 b 26; Парафраза: АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Об ощущении, с. 23, 8 сл.; ст. 8 (конец): ЕВСТАФИЙ. Комм. к «Одиссее», к I, 69; c. 21, 33 (1392, 39); к XX, 18, с. 224, 5 (1881, 28).

Словно как некто, собираясь в дорогу, снаряжает светильник, —
Свет огня, пылающего в ненастную ночь, —
Приладив в ветреную погоду стенки фонаря из тонкой ткани,
Которые рассеивают дуновение веющих ветров,
Тогда как огонь — тот, что потоньше, — проскакивает наружу
И светит на пороге [?] неослабными лучами.
Так и в те времена, заперев внутри оболочек первобытный огонь,
[Афродита] спрятала круглоокую девочку [= зрачок] за тонкими полотнами,
Которые закупорили толщу обтекающей [глаз] воды,
Тогда как огонь — тот, что потоньше, — проскакивал наружу.


416 (А 91)

АРИСТОТЕЛЬ. Об ощущении, гл. 2. 437 b 9 сл.: Глаз видит самого себя так же, как и при отражении. Ибо если бы он был огнем, как говорит Эмпедокл и как написано в «Тимее», и зрение происходило бы путем исхождения света, словно из фонаря, то почему бы глаз не видел и в темноте?

372


417 (В 88)

АРИСТОТЕЛЬ. Поэтика, гл. 21, 1458 а 5; СТРАБОН, VIII, с. 364:

… Зрение обоих [глаз] сливается в одно.


420 (А 86)

ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 1 сл.; 7 — 24:

(1) В своем большинстве и в целом теории ощущения сводятся к двум: одни объясняют [ощущение] принципом подобия, другие — принципом противоположности [органа и объекта ощущения]. Парменид, Эмпедокл и Платон — принципом подобия, последователи Анаксагора и Гераклита — принципом противоположности…

(2) … О каждом ощущении в отдельности прочие почти умалчивают, Эмпедокл же пытается и их возвести к подобию.

(7) Эмпедокл обо всех ощущениях полагает одинаково: а именно он утверждает, что ощущение происходит благодаря подогнанности [~прилаженности] [объектов ощущения] к порам каждого [органа чувств]. Потому-то одни [из органов чувств] и не могут различить объекты других, так как у одних поры слишком широки, у других слишком узки по сравнению с воспринимаемым объектом, так что одни объекты проникают [в поры] с легкостью, не задевая их, а другие вовсе не могут войти.

Пытается он объяснить и зрение — что оно собой представляет? — и утверждает, что внутренняя часть [глаза] состоит из огня, а то, что его окружает, — из земли и воздуха, через которые он благодаря тонкости [своих частиц] проходит насквозь, как свет в фонарях. Поры огня и воды расположены поочередно, из них порами огня распознается белое, а порами воды — черное, так как к одному подходит [~подогнанно] одно, к другому — другое. Движутся же цвета к глазу вследствие истечения.

(8) Все глаза состоят из противоположных [элементов], но не все одинаково [устроены]: у одних огонь — в середине, у других — во внешней области. Вот почему у одних животных зрение острей днем, у других — ночью: те, что имеют меньше огня, — днем, так как внутренний свет у них компенсируется внешним, а те, что наоборот, — ночью, так как и у них восполняется недостающее. Заметим, что и то и другое [обострение зрения] происходит в противоположной среде, ибо [в подобной среде] притупляется зрение и у тех, у кого избыток огня: увеличившись еще больше дней, огонь затыкает и запирает поры воды. А у кого избыток воды, с теми то же самое происходит ночью, так как огонь запирается водой. И так до тех пор, пока в одном случае не выделится под действием внешнего света [забившая поры] вода, а в другом под действием [влажного] воздуха не выделится [забивший поры] огонь. Исцелением и от того, и от другого служит [его] противоположность. Лучший глаз, с наилучшей пропорцией смеси, тот, который состоит из обеих [противоположностей] в равных количествах. Вот, пожалуй, и все, что он говорит о зрении.

(9) Слуховое восприятие вызывается звуками извне: всякий раз как приведенное в движение голосом звучит * * * внутри. Ухо, которое он называет «мясным суком», как бы колокольчик, звучащий в унисон. Приведенное в движение, оно гонит воздух в грудь и производит звук.

Обоняние опосредовано вдыханием, поэтому самым тонким обонянием обладают те, у кого дыхательное движение наиболее интенсивно. Самый сильный запах источают [= испускают в виде истечений] тонкие и легкие тела.

373


Относительно вкуса и осязания в отдельности он не определяет ни как, ни почему они происходят, за исключением общего принципа, по которому ощущение опосредовано «подогнанностью» [объектов ощущения] к порам.

Удовольствие опосредовано [восприятием подобного элемента] подобным, как по частям, так и в смеси, страдание — противоположным.

(10) Точно так же он полагает о соображении и непонимании: соображают подобными [элементами], не понимают неподобными, так что соображение оказывается либо тождественным ощущению, либо похожим на него. В самом деле, перечислив, что каждый [элемент] мы познаем им же самим, он под конец добавил, что [следует фр. 523]. Поэтому соображение [~сознание] находится преимущественно в крови, так как именно в ней элементы частей [?] могут быть смешаны наилучшим образом.

(11) Таким образом, у кого [частицы элементов в крови] смешаны в равных или приблизительно равных количествах и не разделены большими промежутками, равно как не слишком малы и не слишком велики по размеру, те самые умные и обладают тончайшими ощущениями. Соответственно и те, кто к ним всего ближе. А у кого [элементы в крови смешаны] противоположным образом, те самые глупые.

И у кого элементы разрежены и редко расставлены, те тупые и выносливые, а у кого часто и раздроблены на мелкие частицы, те вспыльчивы и порывисты; они за многое берутся, но мало что доводят до конца по причине стремительности движения крови. У кого золотая середина в смешении [элементов наблюдается] в одном каком-нибудь органе, те искусны именно им, поэтому одни — хорошие ораторы, другие — ремесленники, так как у одних [правильное] смешение имеется в руках, у других в языке; то же и с другими способностями.

(12) Так Эмпедокл объясняет ощущение и сознание. Его утверждения сопряжены со следующими трудностями. Прежде всего, чем будет отличаться одушевленное от неодушевленного в том, что касается ощущения: ведь [предметы ощущения] «подходят» и к порам неодушевленных вещей. В самом деле, он всякую смесь объясняет соразмерностью (συμμετρία) пор: вот почему, по его мнению, оливковое масло не смешивается с водой, а другие жидкости и все вещества, особые смешения которых он перечисляет, [смешиваются]. Откуда следует, что все [тела] обладают ощущением и что смесь, ощущение и рост одно и то же, поскольку он все объясняет соразмерностью нор, если только он не укажет в порядке уточнения какое-нибудь различие.

(13) Далее, в самих же одушевленных существах, заключенный внутри животных огонь должен ощущать ничуть не больше [= с ничуть не большим основанием], нежели внешний огонь, коль скоро они подходят друг к другу: ведь имеется и соразмерность, и подобие. Кроме того, [внутренний огонь] должен обладать каким-то отличием [от внешнего], коль скоро сам он не может заполнять поры, но лишь привходящий извне. Следовательно, если бы он был везде и во всех отношениях одинаков, ощущения бы не было. Другая трудность: заполнены ли поры или пусты? Если они пусты, то получается, что Эмпедокл противоречит самому себе, ибо он утверждает, что пустоты вообще не существует. Если же они полны, то животные ощущали бы постоянно, ибо ясно, что подобное, по его же собственным словам, «подходит».

(14) Позволительно поставить под сомнение саму возможность того, что могут образоваться такие величины [= корпускулы такого размера] инородных [элементов], чтобы «подходить» [к инородным порам]. Между тем, по его же собственным словам, глаза, которым свойственно несоразмерное смешение [элементов], помрачаются от того, что поры залепляются то огнем, то воздухом. Но даже если между ними [= разно-

374


родными элементами] имеется соразмерность, а поры [постоянно] наполнены однородными [элементами], то как и куда эти [однородные элементы] отступают в момент ощущения? Ведь следует допустить некоторое перемещение [замещаемых элементов в порах]. Так что в любом случае имеются [неразрешимые] трудности: либо необходимо признать существование пустоты, либо допустить, что все животные постоянно ощущают все [элементы], либо утверждать, что неоднородный [элемент] «подходит» [к порам], не вызывая при этом ощущения и не имея перемещения, свойственного тем [элементам], которые [ощущение] вызывают.

(15) Далее, даже если подобное не подходит [собств. «не входит плотно в паз»], а лишь касается в любой точке, то логично, чтобы [и в этом случае] возникало ощущение. В самом деле, Эмпедокл объясняет познание двумя факторами: подобием и касанием, поэтому он и употребляет термин «подходить». Поэтому, если меньшее коснется большего, будет и ощущение. В то же время, по его же собственным утверждениям, принцип подобия совершенно исключается и достаточно одной только соразмерности: по его словам, взаимного ощущения [двух тел] не происходит потому, что у них несоразмерные поры, а подобно или неподобно истечение, этого он дополнительно не определил. Поэтому либо ощущение не зависит от подобия, либо отсутствие восприятия не есть следствие некоторой несоразмерности, и причем все ощущения и все ощущаемые [объекты] должны иметь одинаковую природу.

(16) Его объяснение удовольствия и страдания столь же непоследовательно. Удовольствие он объясняет подобием [субъекта и объекта], страдание — противоположностью. «Они враждебны, — говорит он, — и потому

весьма различны между собой
Породой, смесью и лепными формами».


В самом деле, удовольствие и страдание они полагают некоторыми ощущениями или сопряженными с ощущением и, следовательно, [ощущения] не у всех вызываются подобными [объектами]. Кроме того, если сродные [тела] в особенности вызывают удовольствие при касании, как он утверждает, то сращенные [в одно тело члены] испытывали бы величайшее удовольствие и целиком ощущали бы [друг друга], поскольку он объясняет ощущение и удовольствие одними и теми же причинами.

(17) А между тем во время ощущения мы часто испытываем страдание в силу самого ощущения, а по словам Анаксагора, всегда, ибо, по его мнению, всякое ощущение сопряжено со страданием.

Другая трудность связана с ощущениями, обусловленными количественными различиями [= различиями степени], поскольку, [по Эмпедоклу], познание осуществляется подобным [объекту элементом субъекта]. В самом деле, коль скоро глаз, по его мнению, состоит из огня и его противоположности, то он мог бы познавать белое и черное посредством подобных [элементов], а вот серое и другие смешанные цвета — как [он различит]? Ясно, что и не порами огня, и не порами воды, других же пор, смешанных из обоих [этих элементов] он не признает. Однако мы видим эти цвета ничуть не хуже простых.

(17) Абсурдно также его объяснение того факта, что одни животные лучше видят днем, другие — ночью. Меньший огонь уничтожается большим, поэтому мы не можем смотреть прямо на Солнце и вообще на чистый огонь. Следовательно, те животные, которым в большей мере недостает [внутреннего] света, должны были бы хуже видеть днем. Или же коль скоро подобное «со-умножает», как он выражается, а противопо-

375


ложное уничтожает и препятствует, то белые предметы все [животные] должны были бы лучше видеть днем — и те, у кого меньше, и те, у кого больше [внутреннего] света, а черные — ночью. На самом же деле все всё лучше видят днем, за исключением немногочисленных животных. В случае с этими животными разумно предполагать, что эта их способность объясняется их собственным огнем; так, у некоторых [животных] даже цвет [глаз] сильнее светится ночью.

(19) Далее, у тех [животных], у которых смесь [составляющих глаз элементов] состоит из равных по количеству [компонентов], каждый из двух [противоположных элементов — огня и воды] по необходимости должен со-умножаться [за счет подобного ему внешнего элемента] поочередно. Таким образом, раз избыток каждого из двух [противоположных элементов] мешает видеть, то состояние [зрения] всех [животных] было бы примерно одинаковым. Однако дифференцировать особенности зрения [различных животных] в таком случае будет труднее.

Что ж касается объектов других ощущений, то каким образом мы сможем различать их посредством подобного? Ведь подобное неопределенно. В самом деле, [мы не воспринимаем] ни звук звуком, ни запах запахом, ни что-либо иное однородным, но скорее, так сказать, противоположным. Ощущение следует наводить на [предмет ощущения] неаффицированным. Если же в ушах наличен звук, на языке — вкус, а в органе обоняния — запах, то все ощущения становятся тем более притуплёнными, чем более наполнены подобными [восприятиями], если только в отношении этих [органов чувств] не будет указано какое-либо разграничение.

(20) Далее, что касается теории истечения, то, хотя она и несостоятельна, все же в отношении прочих ощущений ее еще можно как-то принять, а в отношении осязания и вкуса нелегко. В самом деле, каким образом мы станем различать шероховатое и гладкое благодаря истечению? И как они могут «подходить» к порам? Судя по всему, единственный элемент, от которого происходят истечения, — огонь, и больше ни от одного другого. Далее, раз увядание [~истощение] происходит вследствие истечения а он ссылается на этот факт как на самое общее подтверждение того, что и запахи тоже образуются путем истечения, — то [существа], обладающие самым сильным запахом, должны были бы гибнуть скорее всего. В действительности же дело обстоит почти наоборот: самые пахучие растения и другие [живые существа] — самые долговечные. [Из теории истечения] вытекает еще одно [нелепое] следствие: выходит, что в эпоху Любви вообще нет ощущения или оно слабей, [чем в эпоху Распри], так как тогда происходит аккреция и отсутствуют истечения [от тел].

(21) Когда он объясняет слух внутренними звуками, то [с его стороны] недепо полагать, будто он выяснил, как мы слышим, сравнив внутренний звук с колокольчиками. Допустим, что внешние звуки мы слышим колокольчиками, но чем мы слышим звучание самого колокольчика? Проблема остается той же.

Нелепо также его объяснение обоняния. Прежде всего указанная им причина не универсальна, так как некоторые из обладающих обонянием [животных] вовсе не дышат. Затем наивно утверждать, что лучше всего обоняют те, кто больше всего втягивает [воздуха при вдохе]: пользы от этого никакой, если орган не здоров или почему-либо не раскрыт. У многих он закупорен, и они вовсе ничего не ощущают. Кроме того, страдающие одышкой, больные и спящие в таком случае ощущали бы запахи лучше [прочих], ибо у них самый глубокий вдох. На деле же наоборот.

(22) Вероятно, дыхание — причина обоняния не существенная, а акцидентальная, как это подтверждается на примере других животных и упомянутых выше состояний.

376


А то, что он снова повторил в конце, словно скрепляя печатью сказанное, что-де это-то и есть причина [следует фр. 556], так это неверно. Равно как неверно и то, что лучше всего обоняются легкие тела: [телу мало быть легким], надо еще, чтобы в нем содержался запах. Так, воздух и огонь — самые легкие тела, однако не вызывают ощущение запаха.

(23) Аналогичные трудности возникают и в связи с сознанием (φρόνησις), коль скоро он отождествляет предмет сознания и ощущения. В таком случае все существа будут причастны сознанию. И каким образом сознание может быть одновременно опосредовано и качественным изменением [субъекта] и воздействием подобного [объекта]? Ведь подобное не изменяется под действием подобного. А то, что сознание — в крови [собств. «то, что сознают кровью»], — это уж вовсе нелепо: многие животные бескровны, а у обладающих кровью органы чувств как раз самые обескровленные. Кроме того, в таком случае и кость, и волос обладали бы ощущением, поскольку они состоят из всех элементов. И выходит, что сознание, ощущение, удовольствие, [с одной стороны], и страдание и неосознание — [с другой], одно и то же, так как оба [последних состояния] он объясняет неподобием [субъекта и объекта]. В таком случае неосознание должно было бы сопровождаться страданием, а сознание — удовольствием.

(24) Нелепо также утверждать, что способности зависят от состава кровяной смеси в органах, как если бы язык был причиной красноречия, а руки мастерства, а не занимали бы [подчиненного] положения орудий. Поэтому скорее уж следовало бы объяснять [способности] морфологией [органов], а не составом крови, которая лишена сознания, поскольку другие животные [в этом отношении] ничем не отличаются [от человека].

Итак, Эмпедокл, судя по всему, совершает много ошибок.


421 (0)

ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 91: [критика теории Платона]. Его учение о цветах почти не отличается от учения Эмпедокла: в самом деле, утверждение «корпускулы соразмерны зрительному лучу» равнозначно утверждению «они подогнаны к порам».


425 (А 87)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении A 8.324 b 26 сл.: По мнению одних, всякое [тело] претерпевает воздействие в силу того, что через некие поры в него проникает ближайшее к нему [в цепи двигателей] действующее начало, т. е. деятель в собственном смысле; именно так, утверждают они, мы видим, слышим и ощущаем всеми прочими органами чувств. Кроме того, они утверждают, что видимость через воздух, воду и другие прозрачные тела объясняется тем, что в них имеются невидимые вследствие малости, но распложенные частыми рядами поры, причем, чем прозрачнее тела, тем больше у них пор. Одни, стало быть, в том числе Эмпедокл, объяснили строение некоторых тел так, причем это объяснение они распространили не только на действие и страдание, но также и на образование смеси: они утверждают, что смешиваются те тела, поры которых соразмерны друг другу.


430 (A 92)

ПЛАТОН. МЕНОН 76 c 4: (Сократ). Хочешь я отвечу тебе по Горгию, так чтобы тебе легче всего было следить [за ходом моей мысли]? —(Менон). Хочу, как же нет? — (Сократ). Стало быть, вы полагаете некие истечения от вещей, следуя Эмпедоклу?

377


(Менон). Совершенно верно. — (Сократ). И некие поры, в которые и через которые проходят истечения? — (Менон). Именно так. — (Сократ). Причем, одни истечения, по-вашему, подходят к некоторым порам, а другие оказываются меньше или больше? — (Менон). Так оно и есть. — (Сократ). И ты признаешь нечто, называемое «зрением»? — (Менон). Да. — (Сократ). Вот из этих [посылок] и «ypaзумей, что я тебе говорю», как сказал Пиндар. Цвет есть истечение фигур, соразмерное зрению и чувственно воспринимаемое.


431 (А 90)

Мнения философов (Стобей), IV, 13, 4 («О зрении»): Эмпедокл предоставляет возможность различных толкований. Одни его высказывания говорят в пользу теории [зрительных] лучей, другие — в пользу теории призраков (εἴδωλα), причем вторых больше, так как он допускает истечения.


432 (А 90)

Мнения философов, IV, 9, 6 («Истинны ли ощущения и представления»): Парменид, Эмпедокл, Анаксагор, Демокрит, Эпикур, Гераклид полагают, что отдельные ощущения обусловлены соразмерностью пор, причем к каждому органу чувств подходит [~прилажен] соответствующий род чувственно воспринимаемых объектов.


433 (ср. А 69 а)

ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 59: Кроме того, они [= Анаксагор и Эмпедокл] объясняют голос как движение воздуха и запах как некое истечение. Эмпедокл толкует также о цветах, полагая, что белый цвет — свойство огня, а черный — воды. Другие же ограничились утверждением, что белое и черное — начала, а прочие цвета возникают из их смешения.


434 (ср. В 94)

ПЛУТАРХ. Естественнонаучные вопросы, 39: Почему вода на поверхности кажется белой, а на дне — черной? Потому ли, что глубина — мать черноты, так как она притупляет и губит солнечные лучи прежде, нежели они спустятся до нее? Поверхность же должна воспринимать сияние света, поскольку она постоянно подвергается воздействию Солнца. Это подтверждает и Эмпедокл [следует фр. 435].


435 (В 94)

Там же:

И на дне реки цвет [воды] черный от тени,
И в пещеристых гротах наблюдается также.


436 (А 92)

Мнения философов, I, 15, 3 («О цветах»): Эмпедокл определил цвет как то, подогнано к порам органа зрения. Различия цветов обусловлены определенными смесями элементов, различия [в окраске] животных — разнообразием пищи. [Основных] цветов четыре, по числу элементов: белый, черный, красный, желтый.


437 (0)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. Проблемы, 14, 14. 910 а 12 сл.: Почему жители южных стран чаще бывают черноглазыми? Первая возможность: голубыми глаза бывают от избытка внутреннего тепла, черными — от его отсутствия, как утверждает и Эмпедокл. Подобно тому как у жителей севера голубой цвет глаз обусловлен тем, что внеш-

378


ний холод препятствует ускользанию внутреннего тепла, так у жителей юга [внутренняя] влага не ускользает вследствие окружающего тепла; при этом тепло ввиду отсутствия каких-либо преград ускользает, а оставшаяся влага дает черный цвет, так как из-за отсутствия света остающаяся влага темного цвета. Вторая возможность: цвет глаз уподобляется цвету остального тела. Поэтому у светлых северян глаза голубые, поскольку этот цвет близок к белому, а у смуглых южан и глаза тоже черные.


438 (ср. А 91)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, E 1. 779 b 12 сл.: Следует установить в общем и целом причины различия глаза: почему одни голубые, другие голубовато-серые, третьи как у козы, четвертые черноокие. Предполагать, что голубые состоят из огня, как это утверждает Эмпедокл, а черные содержат больше воды, чем огня, и что поэтому одни, т. е. голубые, теряют остроту зрения днем от недостатка воды, а другие, [т. е. черные], — ночью от недостатка огня, неверно, поскольку следует полагать, что зрение во всех случаях основано не на огне, а на воде. Кроме того, различие цветов можно объяснить и иначе.


439 (В 95)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «O небе», с. 529, 27: И объясняя, почему одни лучше видят днем, а другие — ночью, он говорит:

Когда в ладонях Киприды они [= глаза] впервые сращивались [из элементов]…


440 (ср. В 99)

ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 355, 17: Ударяемый с выпуклой стороны, колокольчик звенит дольше, если его подвесить на тонком ремешке. Причина та же: ударяемый, он движется, а движимый, движет и заключенный в полостях воздух, который, в свою очередь, в течение долгого времени носится туда и сюда, и, сталкиваясь с медью, продлевает звук… и это потому, что резонатор, если его не поколебать, не будет колебать внутрений воздух»


443 (А 93)

Мнения философов, IV, 16, 1 («О слухе»): Эмпедокл полагает, что слуховое ощущение возникает в результате напора воздушного потока на хрящ, который, по его словам, подвешен внутри уха; при этом он болтается и ударяется словно колокольчик.


450 (В 71)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 530, 1 сл.:

Если же ты почему-либо недостаточно удостоверился в этом,
Как от смешенья Воды, Зезили, Эфира и Солнца
Родились [многообразные] формы и окраски смертных [существ].
Такие и столько, каких и сколько их существует ныне, слаженных [~ сколоченных, смастеренных] Афродитой…


452 (В 34)

АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, Δ 4, 382 а 1 сл.; ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. Проблемы, 21, 22. 929 b 16 сл.; АЛЕКСАНДР. Комм. к «Метеорологии», с. 199, 6; ОЛИМПИОДОР. Комм. к «Метеорологии», с. 297, 19:

[Словно как некто]… ячменную муку…
Склеив водою… [затем печет на огне] [?]


379


СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 530, 6 сл.:

…Так и тогда Киприда, смочив Землю в Ливне,
Суетливо работая, дала скрепить [вылепленные] формы резвому Огню.


459 (ср. А 34)

ГАЛЕН. Комм. к «О природе человека» Гиппократа, I, 3. с. 19, 7 сл.: Еще раньше них [= стоиков] Эмпедокл полагал, что природа сложных тел образуется из четырех непревращаемых элементов. При этом первоэлементы перемешаны между собой так, как если бы кто-нибудь, тщательно растерев в порошок ярь-медянку, халцит, кадмию [каламин] и купорос [?], смешал бы их так, что ни один из этих [минералов] невозможно было бы употребить [в качестве припарки] отдельно от другого.


460 (А 78)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 22, 1 («Из каких элементов состоит каждая из содержащихся в нашем теле родовых частей [= тканей]»): Согласно Эмпедоклу, мясо рождается из четырех элементов, смешанных в равной пропорции, жилы — из смеси огня и земли с двумя частями воды; ногти у животных родятся из жил, замороженных в меру соприкосновения с воздухом; кости — из двух частей воды и двух частей земли и четырех огня, причем эти части смешались внутри земли; пот и слезы образуются от плавления крови, которая становится разреженной вследствие утончения.


461 (В 98)

Ст. 1—5: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 32, б сл.; ст. 1: Там же, 331, 5:

Становясь на якорь в совершенно-законченных гаванях Киприды,
Земля случайно оказывалась либо точь-в-точь равной им [по количеству]:
Гефесту [= Oгню], Ливню и сверкающему Эфиру,
Либо немного больше, либо намного меньше:
Из них родились кровь и прочие виды плоти.


462 (В 96)

Ст. 1—4: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 300, 21 сл.; ст. 1—3: АРИСТОТЕЛЬ. О душе, А 5. 410 а 4 сл.; АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к «Метафизике»; с. 135, 15 сл.; АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике», с. 112, 1 сл.; ФЕМИСТИЙ. [Парафраза «О душе», с. 33, 12 сл.; ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 176, 25 сл.; СОФОНИЙ. Парафраза «О душе», с. 32, 15 сл.; ст. 2—3: СИРИАН. Комм. к «Метафизике», с. 188, 17; Парафраза (без цитаты): СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О душе», с. 68, 3 сл.

А Земля-угодница в своих ладно сделанных тиглях
Получила-по-жребию из восьми частей: две — от блещущей Нестиды,
Четыре — от Гефеста, и они [= три элемента] стали белыми костями,
Скрепленными божественным клеем Гармонии.


463 (В 85)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с, 331, 7:

А кроткому Пламени досталась крохотная частица Земли.

390


464 (0)

МИХАИЛ ЭФЕССКИЙ. Комм. к «О частях животных», с. 29, 9 сл.: …Как мозг питает кости, хотя Эмпедокл называет мозг костерожденным.


465 (В 75)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 530, 9 сл.; ст. 2: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 331, 9:

Внутренние части у них образовались плотными, а те, что снаружи, — разреженными;
Такую рыхлость они приобрели в руках [или: «мастерством»] Киприды.


467 (ср. В 76)

ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл. 14. 927 F: Равно как неверно было бы полагать, что огонь в верхней части [человеческого тела], поблескивающий в глазах, находится там естественно, а в животе и в сердце противоестественно; и в том и в другом случае огонь занимает надлежащее и целесообразное положение [следует фр. 468, 2…и у черепах] и у всякого двустворчатого моллюска, как говорит Эмпедокл, ты замечаешь такое же строение [следует фр. 468, 3].


468 (В 76)

Ст. 1—3: ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, I, 2, 5. 618 В; ст. 2—3: ПЛУТАРХ. О лице на Луне, гл, 14. 927 F:

Это [можно видеть] в раковинах у тяжелоспинных морежителей,
Равно как у [моллюсков-]герольдов и камнекожих черепах:
Там ты увидишь Землю, обитающей на самой поверхности мяса.


471 (В 83)

ПЛУТАРХ. Об удаче, гл. 3. 98 d:

…a y ежей
Ощетинилась поверх спины острострелая грива.


472 (ср. А 78)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О пневме, гл. 9. 485 b 23 сл.: Если же это те же самые [элементы, образующее различные органы тела], то они различались бы пропорциями, ибо по необходимости должно быть одно из двух, как и во всем прочем. Если смешивать вино с медом, то различие будет зависеть от вещественного состава; для вина же как такового если и будет какое-нибудь различие, то оно будет зависеть от пропорции. Поэтому Эмпедокл повинен в том, что он определил природу кости вообще: если пропорция смеси в костях всех [животных] одна и та же, то кости лошади, льва и человека не должны были бы различаться. На самом же деле они различаются жесткостью, мягкостью, плотностью и другими свойствами, равно как и мясо и другие ткани.


473 (0)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О пневме, гл. 6. 484 а 38 сл.: Эмпедокл полагает, что ногти возникли из жил путем отвердевания. Находится ли кожа в таком же отношении к мясу?


381


АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, Δ 9. 387 b 4 сл.; ОЛИМПИОДОР. Комм. к «Метеорологии», с. 335, 22 сл.:

Одно и то же: волосы, листья, и густые перья птиц,
И чешуя, что родятся на крепких телах.


479 (В 72)

АФИНЕЙ, VIII, 10. 334 В. Небезызвестно мне и то, что Эмпедокл-физик употребил [видовое] название καμασῆνες применительно ко всем рыбам вообще:

Каким образом и длинные деревья и живущие в море рыбы-жерди [?]…


480 (В 153)

ГЕСИХИЙ, под словом «Баубó»: кормилица Деметры, также означает «чрево», как у Эмпедокла.


482 (А 72)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 19, 5 («О рождении животных, как возникли животные и уничтожимы ли они»): Согласно Эмпедоклу, первые поколения животных и растений родились вовсе не цельными, но разъятыми на несросшиеся части; вторые в результате сращения частей — фантомообразными; третьими были поколения цельнорожденных [существ]; [животные и растения] четвертого поколения родились уже не из одинаковых [элементов], как-то земли и воды, а друг от друга, поскольку у одних [= растений] накопился избыток пищи, а у других [= животных] к тому же красота самок вызвала возбуждение сперматического движения.

Все животные разделились на классы вследствие различного состава смеси: более родственные [воде] устремились в воду, другие взлетели в воздух, причем тем выше, чем больше в них огненного вещества, более тяжелые — на землю, а те, которым было присуще равномерное смешение [четырех элементов] во всем туловище, стали говорить [?].


484 (А 72)

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 4, 7 сл.: Эмпедокл в своей великолепной поэме (о которой Лукреций отзывался с похвалой: по его словам, она столь велика, что с трудом верится в человеческое происхождение ее автора) утверждает нечто следующее. Сначала из как бы беременной земли там и сям родились отдельные члены, затем они срослись и образовали естество цельного человека, смешанное одновременно с огнем и водой. Что за нужда приводить дальнейшие подробности, в которых нет правдоподобия? Того же мнения, за исключением немногочисленных расхождений с Эмпедоклом, держался и Парменид из Велии.


488 (А 72)

ВАРРОН. Менипповы сатиры, фр. 163 (Эвмениды, 47), с. 199: По словам Эмпедокла люди родились из земли, как лебеда.


490 (В 58)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 587, 18 сл., ср. Там же, 587, 26:

… Одинокие члены … блуждали…

382


493 (ср. В 57)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 586, 6 сл.: [Аристотель] спрашивает, не было ли возможно, чтобы в результате беспорядочного движения [элементов] в то время иногда получались такие смеси, из каких состоят естественным образом возникающие тела, как-то: кости, мясо и вообще части животных и растений, равно как и сами животные и растения, как это, по словам Эмпедокла, происходит в эпоху Любви [следует фр. 495, 1].


494 (ср. В 57)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 586, 25 сл.: [Слова Аристотеля] «как это, по словам Эмпедокла, происходит в эпоху Любви», Александр понимает как пример смеси, из которой состоят естественные тела; он полагает, что в пользу его толкования говорит ссылка на Любовь, которая является причиной смешения, как Распря-разделения. Но каким образом может означать смесь «безвыйная голова» и все прочее, о чем Эмпедокл говорит в следующих стихах [следует фр. 495, 2—3], а также многое другое, что не может служить примером смеси, из которой состоят естественные тела.


495 (В 57)

Ст. 1, 2—3: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 586, 12; 587, 1 сл.; ст. 1: АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Г 2. 300 b 30; АРИСТОТЕЛЬ. О душе, Г 6. 430 а 29; АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, А 18. 722 b 20; ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 545, 19; СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О душе», с. 250, 23; СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Категориям», с. 337, 2 сл.; ИОАНН ЦЕЦ. Схолии к Ликофрону, к ст. 507, II, с. 183; к ст. 711, II, с. 232; ОН ЖЕ. Схолии к «Аллегориям Илиады», Δ 33, с. 101:

… Как выросло много безвыйных голов.
Голые руки блуждали, лишенные плеч.
Блуждали одинокие глаза, не имущие лбов.


500 (ср. В 59)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 587, 20 сл.: [цит. фр. 501, 1] …он говорит…когда Любовь наконец одерживала верх над Распрей [следует фр. 501, 2—3].


501 (В 59)

Ст. 1, 2—3: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О небе», с. 587, 20 сл.:

Но когда в большей мере стал смешиваться [~совокупляться] демон с демоном,
То и эти [члены] стали совпадать как попало
И, помимо них, еще много других, сплошных родилось из [Земли].


503 (В 60)

ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 28, 1123 В:

… Чудища …
Крутоногонерасчлененнорукие…

383


505 (ср. в 61)

ЭЛИАН. О природе животных, XVI, 29, с. 405, 15 сл.: Эмпедокл-физик, который так же, [как и я], толкует об особенностях животных, говорит, что рождаются некие сращенные [животные], в которых смешаны формы различных существ, тем не менее сплетенные в единое тело. Вот его слова [следует фр. 508].


506 (ср. В 61)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 371, 33 сл.: А все, что не выжили, погибли и погибают. Так, по словам Эмпедокла, в эпоху господства Любви родились как попало части первых животных, как-то: головы, руки, и ноги, а потом срослись — «быко-родных человеколицых, и, наоборот, возникали» [фр. 508, 2] — имеется в виду «человекородных быколицых», т. е. соединяющих в себе быка и человека. И все, что срослись между собой таким образом, что смогли выжить, сделались животными и сохранились благодаря взаимному удовлетворению нужд: зубы разрезают и измельчают пищу, желудок переваривает, а печень превращает в кровь. При этом человеческая голова, сойдясь с человеческим телом, сохраняет целое, а к бычьему не подходит [~не слаживается] и гибнет. Все [части], которые соединились ненадлежащим образом, погибли. Таким же образом все происходит и теперь.


508 (В 61)

Ст. 1—4: ЭЛИАН. О природе животных, XVI, 29, с. 405, 19 сл.; ст. 2: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 372, 1; 2 а: АРИСТОТЕЛЬ. Физика, В 8. 198 b 32; СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике» c. 380, 20; с. 381, 3 сл.; 7, 13 сл.; с. 383, 4 сл.; ПЛУТАРХ. Против Колота, гл. 28, 1123 В; ФИЛОПОН. Комм. к «Физике», c. 314, 13 сл.; 318, 24 сл.; 320, 7; ФЕМИСТИЙ. Парафраза к «Физике», с, 59, 28; ИОАНН ЦЕЦ. Схолии к «Илионским песням», 137, c. 58.

Много вырастало двулицых и двугрудых,
Быкородных человеколицых и, наоборот, возникали
Человекородные быкоголовы, смешанные существа, с одной стороны [снабженные] мужскими [членами]
А c другой — женоподобные, снабженные тенистыми членами.


509 (В 35)

АРИСТОТЕЛЬ. Поэтика, гл. 25. 1461 а 24=фр. 201, 14—15.


510 (В 62)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 381, 31 сл.; 4 а: АРИСТОТЕЛЬ, Физика, В 8, 199 b 9.

Выслушай теперь, как выделяющийся [из недр Земли] Огонь
Возвел [на свет] скрытые-в-ночи молодые побеги многослезных мужчин и женщин
Ибо слово (μῦθος) мое не бьет мимо цели и не лишено познавательности.
Сначала из земли стали выскакивать цельносращенные фигуры,
Содержащие как долю воды, так и долю огненного пыла.
Их испускал наверх Огонь, желая достичь подобного.

384


Они еще не выказывали ни милого [собств. «желанного», «вызывающего эрос»] склада тела,
Ни речи, ни обычного у мужчин члена.


512 (В 70)

РУФ ЭФЕССКИЙ. О названии частей человеческого тела, 229, с. 166, 13; ПОЛЛУКС. Ономастикон, II, 223; I, с. 155, 9: Зародыш заключен в оболочки; одна из них тонкая и мягкая, Эмпедокл называет ее «ягнячей».


514 (А 74)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), IV, 22, 1 («О дыхании»): Согласно Эмпедоклу, первое дыхание первого животного произошло, когда отошла содержащаяся внутри утробного плода влага и в образовавшуюся пустоту проник извне наружный воздух в приоткрывшиеся сосуды. А уже после этого [дыхание происходило] благодаря тому, что врожденное тепло в своем порыве вовне выталкивает воздух — это выдох, а отступая внутрь, дает возможность воздуху снова проникнуть [в сосуды] — это вдох. Дыхание, преобладающее в настоящее время, [происходит так]: когда кровь движется по направлению к поверхности [тела] и своим приливом выдавливает воздух через кожу, то вследствие выхода его наружу происходит выдох; когда же она отливает [собств. «бежит вспять»] и вместо нее в оставленные кровью пустоты проникает воздух, то происходит вдох. Он поясняет это на примере с клепсидрой.


515 (ср. А 74)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 15, 3 («Является ли зародыш живым существом»?): Согласно Эмпедоклу, зародыш не живое существо, но покоится в утробе бездыханным. Первое дыхание животного происходит во время родов, когда отходит содержащаяся в зародышах влага и в образовавшуюся пустоту проникает наружный воздух в приоткрывшиеся сосуды.


516 (0)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, В 4. 740 b 12 сл.: Расчленение органов [в зародыше] происходит отнюдь не в силу естественного стремления подобного к подобному, как полагают некоторые.


517 (А 84)

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, VI, 1: Эмпедокл, которому следует в этом Аристотель, считал, что раньше всех [частей в зародыше] начинает расти сердце, от которого в наибольшей степени зависит человеческая жизнь.


518 (А 79)

СOPAH. Гинекология, I. 57, 3 сл.; CMG, т. IV, с. 42, 12 сл.: [Пуповина] состоит из <четырех> сосудов: двух вен и двух артерий, по которым зародышам доставляется кровяное и воздушное питательное вещество. По мнению Эмпедокла, они коренятся в печени, по мнению Федра, в сердце.


519 (В 150)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, V, 8, 2. 683 E:

…Кровеобильная печень.

385


520 (B 105)

1—3: СТОБЕЙ, I, 49, 53; т. I, с. 424, 17 сл. (извлечение из «О Стиксе» Порфирия); ст. 3: MEЛЕТИЙ. О природе человека = Anecdota Graeca Oxoniensia, т. III, с. 37, 9; Большой этимологик, 34, 20; Орион, 16, 8 сл.; Гудианский этимологик, с. 45, 13; Латинские переводы ст. 3: ТЕРТУЛЛИАН. О душе, 15, 5, с. 20, 1 сл.; КАЛКИДИЙ, Комм. к «Тимею», с. 231, 17. Выражение «околосердечная кровь»: СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 392, 24 сл.; 27; ср.: ОН ЖЕ. Комм. к «О душе», с. 21, 31; ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 16., 33 сл.; ОН ЖЕ. Комм. к «Физике», с. 329, 25 и 26 сл.: [Порфирий:] В следующих словах Эмпедокл, очевидно, говорит о крови как об органе сознания (σύνεσις):

[Сосуды?], пробуравленные [?] в море противо-прышущей крови,
Где как раз [или: «по преимуществу»] и [находится то, что] зовется у людей пониманием [~сознанием, νόημα],
Ибо понимание у людей — это околосердечная кровь.


522 (В 109)

Ст. 1—3: АРИСТОТЕЛЬ. О душе, А 2. 404b 13 сл.; СОФОНИЙ. Парафраза «О душе», с. 12, 22 сл.; ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении и уничтожении», с. 268, 18 сл.; СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, I, 303; VII, 92, 121; ИППОЛИТ Опровержение всех ересей, VI, 11, с. 138, 4 сл.; Латинский перевод у КАЛКИДИЯ. Комм. к «Тимею», с. 100, 13 сл. (ст. 1—3); с. 231, 20 (ст. 1—2); ст. 1—2а, 3: АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, В 4. 1000 b 6 сл.; ст. 1—2: ГАЛЕН. О взглядах Гиппократа и Платона, с. 627, 17 сл.; СТОБЕЙ, I, 51, 7; I, 483, 2; ст. 1—2а: АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике», с. 198, 11 сл.; ст. 1, 3: ПРОКЛ. Комм. к «Тимею», 232 С, т. II, с. 298, 8сл.; ст. 1: ФЕМИСТИЙ. Парафраза «О душе», с. 10, 20; с. 14, 18 сл.; с. 33, 7 сл.; СОФОНИЙ. Парафраза «О душе», с. 26, 16 сл. (не полностью); ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 489, 27 сл.; ст. 1а: СИРИАН. Комм. к «Метафизике», с. 44, 13 сл.; ФЕМИСТИЙ. Парафраза «О душе», с. 34, 8.

Ибо Землею мы видим Землю, Водою — Воду,
Эфиром — дивный Эфир, а Огнем — Огонь истребляющий.
Нежностью — Нежность, а Ненависть — злой Ненавистью.


523 (В 107)

ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 10:

Ибо из них [= элементов] — ладно пригнанных — сколочены все [существа],
И посредством них [собств. «ими»] мыслят, испытывают радость и печаль,


525 (А 96)

Мнения философов (Стобей), IV, 5, 12 («О сознании»): Парменид, Эмпедокл и Демокрит отождествляют интеллект (νοῦς) и душу. По их мнению, нет ни одного животного, лишенного разума в строгом смысле слова.


526 (ср. А 97)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), IV, 5, 8 («О сознании»): Эмпедокл [помещает сознание] в веществе крови, другие — в шейке сердца, третьи — в окружающей сердце оболочке, четвертые — в диафрагме.

386


529 (B 103)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 331, 12:

Таким-то вот образом все [существа] оказались наделенными сознанием (φρονεῖν) по воле Тюхэ (Случая).


531 (В 104)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 331, 14:

И насколько самые разреженные [элементы] случайно упали вниз,
[Настолько самые плотные поднялись вверх?]…


533 (ср. В 108)

СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О душе», с. 202, 25 сл.: Не следует причислять Эмпедокла или Гомера к сторонникам этого взгляда [= отождествление мысли и ощущения]; придираясь к расплывчатым выражениям, Аристотель опровергает то, что можно понять и по-другому. Так, «наличное» (παρόν) можно, пожалуй, понять как «чувственно воспринимаемое», однако Эмпедокл не имеет это в виду, и это неверно: ибо «разум» постоянно умножает собственное совершенство не благодаря чувственным, а благодаря умопостигаемым предметам, «наличным» для него; равно как и «сознание пред-ставляет иное» в сновидениях не вследствие, фигурально выражаясь, остатков чувственно воспринимаемых вещей [в сознании] (ведь «сознавать» вот-это-вот-нечто невозможно), но [«сознание представляет иное»], когда благодаря известному отрешению разума от связи с телом во сне происходит более совершенное познание Блага и Истины, чем наяву.


534 (ср. В 108)

ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 486, 13 сл.: Толкуя о различиях сновидений, Эмпедокл говорит, что ночное воображение возникает от дневной деятельности. Это воображение он называет «сознанием» (φρόνησις) в следующих стихах [следует фр. 537].


536 (В 106)

АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, Г 5. 1009 b 18 сл.; ОН ЖЕ. О душе, Г 3. 427 а 23 сл.; АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Комм. к «Метафизике», с. 306, 18; АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике», с. 277, 9 сл.; ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 485, 23 сл.; ФЕМИСТИЙ. Парафраза «О душе», с. 87, 22; СОФОНИЙ. Парафраза «О душе», с. 115, 26: Ибо разум (μῆτις) людей возрастает сообразно с наличным-сейчас.


537 (В 108)

Ст. 1—2: АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, Г 5. 1009 b 20; АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Комм. к «Метафизике», с. 306, 24; 1b—2: АРИСТОТЕЛЬ. О душе, Г 3. 427 а 24 сл.; ФИЛОПОН. Комм. к «О душе», с. 486, 16 и 487, 1 сл.; АСКЛЕПИЙ. Комм. к «Метафизике», с. 277, 17; СОФОНИЙ. Парафраза «О душе», с. 115, 32 сл.; ст. 2; СИМПЛИКИЙ. Комм. к «О душе», с. 202, 30 сл.:

И насколько они переродились, став иными [за день], настолько им всякий раз
И сознание (τὸ φρονεῖν) пред-ставляет иное [во сне].

387


539 (А 98)

ЦЕЛИЙ АВРЕЛИАН. О хронических болезнях, I, 5 (145), с. 534: Последователи Эмпедокла различают два вида бешенства: одно происходит от очищения (purgamentum=κάθαρσις) духа, другое — от сумасшествия (alienatio mentis), и вызывается телесными причинами, т. е. неравенством [смеси элементов]. Именно оно и составляет предмет нашего сочинения. Греки называют его μανία, поскольку оно вызывает сильную тревогу.


540 (0)

АРИСТОТЕЛЬ. О частях животных, А 1. 640 b 4 сл.: Древние мыслители, которые впервые стали философствовать о природе, исследовали материальное начало и материальную причину вещей — какова она, и как возникает из нее Вселенная, и что служит движущим началом, как-то: Распря и Любовь, или Ум, или случайность. При этом они исходили из того, что материя-субстрат по необходимости должна иметь качественно определенную природу, скажем, у огня она должна быть горячей, у земли — холодной и в первом случае легкой, а во втором — тяжелой. Таким же образом они объясняют и возникновение космоса. И точно так же они толкуют о происхождении животных и растений, например от того, что, мол, в теле текла вода, возник желудок и все, что служит вместилищем пищи и экскрементов, а от того, что воздух проделал [в теле] проход, отверзлись ноздри. Воздух и вода — материя тел [животных], и действительно, по мнению всех, природа состоит из такого рода [= элементарных] тел. Но коль скоро человек и животные, равно как и их части существуют от природы, то следует сказать о мясе, кости, крови и всех подобочастных. Равно как и неподобочастных, как-то: лице, руке, ноге — каким образом каждая из этих [частей] такова, как она есть и в силу какой потенции. Ибо сказать «из чего» они — скажем, «из огня» или «из воды», — недостаточно.


541 (ср. В 90)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, IV, 1, 3. 663 AB: Либо природа взымает соответствующие части из [предсуществующих] подобных [частей], и пестрая по составу пища, сразу же испуская из себя множество качеств в телесную массу, распределяет между всеми частями [тела] то, что кому подходит, так что выходит Эмпедоклово [следует фр. 543] … когда доставляемое дыханием тепло рассеет смесь, подходящие части следуют за родственными им. Резонно предположить, что столь сложное по своему составу тело, как наше, в котором перемешано все, как в праздничной толпе, составляется вскладчину и восполняет смесь скорее из пестрой по составу, нежели из простой материи. Либо же это не так, и пищу изменяет и превращает пищеварение…


542 (ср. В 90)

МАКРОБИЙ. Сатурналии, VII, 5, 17: Мы состоим из горячего и холодного, сухого и влажного. Между тем простая пища выделяет из себя сок одного качества. А мы знаем, что подобное питается подобным. Скажи мне, пожалуйста, откуда будут получать пищу три остальных качества тела? О том, что каждый сок присваивает себе подобное, свидетельствует Эмпедокл, который говорит [следует фр. 543].

388


543 (B 90)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, IV, 1, 3; 663 А; МАКРОБИЙ. Сатурналии, VII, 5, 18:

Так сладкое хватало сладкое, горькое бросалось на горькое.
Кислое покрыло кислое, соленое спаривалось с соленым.


544 (ср. А 76)

ПЛАТОН. Федон, 96 а—b: Когда я был молод, Кебет, сказал [Сократ], я страстно увлекся той мудростью, которую называют наукой о природе. Она казалась мне сверхчеловеческой: знать причины каждой вещи, почему каждая вещь возникает, почему гибнет и почему есть. И часто я переворачивал вверх дном свои воззрения, исследуя прежде всего такого рода вопросы: образуются ли животные от гниения горячего и холодного, как [в мое время] говорили некоторые? И чем мы мыслим: кровью, воздухом или огнем? Или же ни тем, ни другим, ни третьим, а мозгом, и это мозг дает ощущения слуха, зрения и обоняния, из них возникают память и мнение, а из памяти и мнения, ставшего неподвижным, возникает знание?


545 (А 77)

ГАЛЕН. Определения, 99. т. 19, с, 372 сл.: Как Гиппократ, Эрасистрат, Эмпедокл и Асклепиад объясняют пищеварение… Эмпедокл — гниением. ОН ЖЕ. Комм. к «Афоризмам» Гиппократа, т. 18, ч. 1, с. 8, 14 сл.: Следуя старинному словоупотреблению, эти ученые называли «непрогнившим» то, что мы называем «непереваренным».


546 (А 95)

Мнения философов (Стобей), IV, 9, 14 («Истинны ли ощущения?»): Парменид, Эмпедокл: аппетит обусловлен недостатком пищи.


547 (А 95)

Там же, IV, 9, 15: Эмпедокл: подобное наслаждается подобным в силу восполнения недостатка, так что влечение возникает у испытывающего недостаток. Страдания же вызываются противоположным, так как все различное по составу и смеси элементов взаимоотчуждается.


548 (А 95)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 28, 1 («Откуда возникают влечения и удовольствия у животных?»): По Эмпедоклу, влечения возникают в силу недостатка составляющих каждое [существо] элементов, удовольствия — от влаги, равно как чувство опасности и подобные аффекты, а беспокойства и * * *


549 (ср. А 78)

ПЛУТАРХ. Естественнонаучные вопросы, 20. 917 А: Некоторые, как, например, Эмпедокл, говорят, что слезы выталкиваются словно молочная сыворотка при пахтании крови.


550 (ср. В 100)

АРИСТОТЕЛЬ. О дыхании, гл. 13 (7). 473 b 1 сл.: Эмпедокл объясняет вдох и выдох тем, что имеются некие сосуды, содержащие кровь, но не полные крови; они имеют проходы [поры] во внешний воздух, которые [в диаметре] меньше корпускул тела,

389


то больше корпускул воздуха. Поэтому, когда кровь, которой от природы свойственно приливать и отливать [собств. «двигаться туда-сюда»], движется вспять [= отливает], внутрь приливает воздух и происходит вдох, а когда [кровь] приливает, воздух выталкивается вон и происходит выдох. Он сравнивает [этот процесс] с тем, что происходит в клепсидрах [следует фр. 551].


551 (В 100)

АРИСТОТЕЛЬ. О дыхании, гл. 13. 473 b 9—474 а 6; ст. 1—2: МИХАИЛ ЭФЕССКИЙ. Комм. к Parva Naturalia, с. 124, 12 сл.

Вот как вдыхают и выдыхают все [живые существа]: у всех
Протянуты под кожей обескровленные трубочки из плоти,
В устьях которых сплошь просверлена частыми бороздками
Крайняя оконечность кожи, так что кровь
5Затворена [внутри], а эфир свободно входит в прорубленные проходы.
Как только мягкая кровь отхлынет оттуда,
[В них] врывается яростным приливом клокочущий эфир.
Как только [кровь] прихлынет снова, [эфир] выдыхается. Так девочка
Играет в клепсидру [= черпак] из блестящей бронзы.
10Когда, заткнув красивой рукой отверстие трубки,
Она окунает [клепсидру] в мягкое тело серебристой воды,
То в сосуд не проникает ни капли воды — ее не пускает
Масса воздуха, изнутри навалившаяся на частые дырочки, —
Доколе [девочка] не откупорит сжатый поток [воздуха]; зато после этого,
15Поскольку воздух отсутствует, [в клепсидру] входит должная мера воды.
И точно так же, когда на дне бронзового сосуда у нее вода,
А проходное отверстие закрыто человеческой кожей,
Рвущийся снаружи внутрь эфир не пускает воду
У ворот, овладев самым краем металлического [букв, «гулкого»] решета,
20Доколе [девочка] не разожмет руку. Тогда — не как прежде, а наоборот, —
[В клепсидру] врывается воздух, а [из нее] вытекает должная мера воды.
Так и мягкая кровь, снующая взад-вперед по улочкам [тела]:
Стоит ей повернуть вспять и броситься в потаенную глубь [тела],
Как тотчас же врывается поток эфира, вышедшего из берегов.
25Стоит ей прихлынуть снова, как равное количество [воздуха] выдыхается назад.


552 (0)

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О пневме, гл. 3. 482 а 28 сл.: Что касается дыхания, то одни не говорят, зачем оно, а лишь указывают, каким образом оно происходит, как, например, Эмпедокл и Демокрит, другие не указывают даже этого… Полагают также, что вызванное дыханием охлаждение распределяется по всем частям [тела] последовательно, поэтому следует показать, что это не верно… Опять же и явление отлива невероятно, чтобы от всех [частей], а разве только от крайних, да и то не таким образом. Но прежде всего и главным образом от области сердца… Абсурдно полагать, что [дыхание] передается вплоть до кости — а некоторые утверждают и такое, ссылаясь на артерии…

390


553 (ср. В 89)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, 19. 916 С сл.: Рассмотрим предмет [= изменение окраски осьминогов] с точки зрения Эмпедокла [следует фр. 554]. Ибо не только от животных, растений, земли и моря, но и от камней непрерывно исходят многочисленные токи, а также от меди и железа. И увядают и издают запах все существа в силу того, что [от них] постоянно нечто течет и непрерывно уничтожается.


554 (В 89)

Там же, 916 D:

Знай, что всему, что родилось, присущи истечения (ἀπορροαί).


556 (В 102)

ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 22:

Вот так все [существа] оказались наделены дыханием и запахами.


558 (ср, В 101)

ПЛУТАРХ. О любопытстве, гл. 11. 520 EF: И как охотники не дают собакам сбиваться со следа и гнаться за любым запахом, но оттаскивают их за поводок и возвращают на след, сохраняя их чутье чистым и незасоренным для своего дела, чтобы нюх сильнее прирос к следам [следует фр. 562, 1], так и…


559 (ср. В 101)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, 23. 917 Е: Обстоит ли дело так, что собаки, как говорит Эмпедокл [следует фр. 562, 1], подбирают истечения, оставленные зверьми в лесу, а весной их забивают и делают неразличимыми огромное множество запахов растений и кустарников…


560 (ср. В 101)

АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Проблемы, IV, 102, с. 22, 7 сл.: Почему собаки не чуют следов, когда заяц издохнет? Пока он жив, собаки чуют, поскольку запах от зверя исходит непрерывно, а после его смерти истечение запаха прекращается: он больше не «оставляет» его, как говорит Эмпедокл [следует фр. 562, 2]. Ибо запах больше не может оторваться от кожи и прекращается со смертью зверя.


561 (ср. В 101)

Анонимный комментарий к «Теэтету» Платона, Берлинский папирус 9782, к «Теэтету» 152 E; стб. 70, 33—71, 6: В том, что все движется, согласны все философы, кроме Парменида. Парменид, обратившись к природе эйдоса и пренебрегши материей, говорит: «Неподвижное хочет быть именем Всему» [ср.: Парменид, фр. В 8, 38], Что касается остальных физиков, то легко понять, что они признают движение всех вещей, да и Эмпедокл допускает истечения и говорит: «Крохи звериных членов» [= 562].  * * * это когда [?] * * * умира * * *


562 (В 101)

ПЛУТАРХ=558—559; АНОНИМ=561; АЛЕКСАНДР=560: [О собаке]

Выслеживая ноздрями крохи звериных членов
* * * [которые?] оставлял от ног на нежной траве…


391


565 (А 94)

Мнения философов, IV, 17, 2 («Об обонянии»): Согласно Эмпедоклу, запах проникает внутрь вместе с воздухом, вдыхаемым легким. В случае, если дыхание становится тяжелым, запах не ощущается вследствие густоты, как у страдающих насморком.


566 (А 85)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 24, 2 («Как происходят сон и смерть?»): Согласно Эмпедоклу, сон вызывается умеренным охлаждением находящегося в крови тепла, смерть — полным


567 (28 А 46)

ТЕРТУЛЛИАН. О душе, 43, 2, с. 58, 24 сл.: Эмпедокл и Парменид…полагают…сон… охлаждением.


568 (А 77)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 27, 1 («О питании и росте»): Согласно Эмпедоклу, животные питаются благодаря осаждению [?] [в теле] сродного, растут благодаря присутствию тепла, чахнут и гибнут вследствие отсутствия того и другого. Нынешние люди по сравнению с первыми [людьми] младенцы.


569 (А 85)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 25, 4 («Чему присущи сон и смерть: душе или телу?»): Согласно Эмпедоклу, смерть происходит вследствие отделения огнистого вещества из той смеси [элементов], из которой образовался человек. В этом смысле смерть тела совпадает со смертью души. Сон же происходит вследствие <неполного [?]> отделения огнистого вещества.


571 (А 70)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), Т, 26, 4 («Как выросли растения и животные ли они?»): Согласно Эмпедоклу, растения вынырнули из земли раньше животных, до того, как стало вращаться солнце, и до того, как разделились день и ночь; они содержат в себе мужской и женский пол [одновременно] вследствие равномерности (συμμετρία) смеси. Они вырастают от того, что заключенный в недрах земли огонь поднимается вверх, и, следовательно, представляют собой части земли, подобно тому как внутриутробные зародыши представляют собой часть матки. Плоды суть излишки содержащихся в растениях воды и огня.

Растения с недостаточным содержанием влаги вследствие летнего испарения ее сбрасывают листву, а с избытком [влаги] остаются [зелеными], как лавр, олива и пальма.

Вкусовые различия [плодов] зависят от разнообразия почв и объясняются тем, что растения всасывают различные подобочастные вещества из питающей [почвы], как в случае с виноградом. Ведь не различия лоз делают вино добрым, а различия питающей почвы,


572 (ср. А 70)

НИКОЛАЙ ДАМАССКИЙ. О растениях, 1, 7, с. 13, 2 сл.: Эмпедокл сказал, что растения возникли, но в незаконченном и еще незавершенном мире, тогда как животные возникли после его завершения. Однако это утверждение нелепо, ибо мир как целое вечен и никогда не переставал порождать различные виды животных и растений.

392


И в любом виде растений содержатся естественное тепло и влага. Когда они истощатся, растение вянет, стареет, гибнет и сохнет. Некоторые называют это уничтожением, некоторые нет.


573 (ср. А 70)

Там же, I, 6, с. 10, 6 сл.: Важнейший вопрос, относящийся к ботанической науке, — то, о чем говорил Эмпедокл, а именно имеется ли у растений мужской и женский пол, или же в них смешаны эти оба пола? Мы утверждаем, что самец, когда он рождает, рождает в другом [теле], а самка, когда она рождает, рождает от другого и что оба они отделены друг от друга. Этого нет у растений, так как внутри любого вида самец грубее, крепче и тверже, а самка мягче и плодовитее. Мы должны также исследовать, соединены ли оба пола в растениях, как утверждает Эмпедокл. Я не думаю, что это так, ибо то, что смешивается, прежде должно быть простым и раздельным — отдельно самец, отдельно самка. Затем они смешиваются, а смешиваться может только то, что [уже] возникло. Следовательно, растение существовало уже до своего смешения и по необходимости должно быть деятельным и страдательным началом одновременно. Однако ни в одном из видов оба пола не соединены. И если бы это было так, то растение было бы совершеннее животного, так как оно не нуждалось бы в чем-то внешнем по отношению к себе для размножения. Однако оно весьма нуждается во временах года, солнце и мягком климате.


574 (ср. А 70)

АРИСТОТЕЛЬ. О душе, В 4. 415 b 28 сл.: Однако Эмпедокл ошибся, добавив [к правильному учению о растительной душе неверный тезис о том], что растения растут корнями вниз, потому что таково естественное движение земли, а [стволом] вверх, потому что таково естественное движение огня. При этом он неверно толкует «верх» и «низ», ибо «верх» и «низ» для всех существ и для Вселенной не одно и то же. Голове животных соответствуют корни растений, коль скоро устанавливать тождество и различие органов следует на основании [их] функций. А кроме того, что удерживает вместе несущиеся в противоположных направлениях огонь и землю? Они оторвутся друг от друга, если не будет того, что этому препятствует, а раз оно есть, то это и есть душа и причина роста и питания.


575 (А 70)

ТЕОФРАСТ. О причинах растений, I, 12, 5, с. 21, 26 сл.: Порождающая причина [растений] одна, а не [две], как [полагает] Эмпедокл, разделяя ее на части [и утверждая, что] земля [порождает] корни, а эфир — ростки, как если бы они стремились отделиться друг от друга; [в действительности и корни и ростки] возникают из одной материи и под действием одной и той же порождающей причины.


576 (ср. А 70)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, VI, 2, 2. 688 А: У растений [жизнь] поддерживается бесчувственным образом. Но словам Эмпедокла, они всасывают питательные вещества из окружающей среды, а нас аппетит учит искать и гоняться за тем, чего недостает смеси [нашего тела].

577 (ср. А 70)

НИКОЛАЙ ДАМАССКИЙ. О растениях, I, 1, с. 5, 9 сл. и I, 2, с. 6, 13 сл.: Анаксагор и Эмпедокл говорят, что растения способны совершать движения по своему желанию, а также утверждают, что они ощущают, испытывают страдание и удоволь-

393


ствие. Из них Анаксагор в доказательство своего утверждения, что растения — животные, испытывающие удовольствие и страдание, ссылался на поворот листьев. Эмпедокл же полагал, что у них смешанный пол. […] Платон говорит, что питается, то желает пищи, и наслаждается сытостью, и страдает, когда голодно, а между тем эти состояния не наступают иначе как с ощущением. Итак, странным было бы намерение [?] того, кто считал, что [растения] ощущают и желают. Анаксагор, Демокрит и Эмпедокл [шли еще дальше и] говорили, что растения обладают умом и пониманием. Отвергнем эти нелепости и будем следовать здравому учению.


578 (ср. В 110, 10)

CEKCT ЭМПИРИК. Против ученых, VIII, 286:

Знай, что все обладает сознанием (φρόνησις) и долей понимания (νόημα).


*579

ГЕРОДИАН АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ. Об общей просодии, л. 7? с. 26 Hunger: У Эмпедокла во второй книге «Очищений» встречается долгая альфа [в слове μανός, «редкий»]:

Те из них [растений], у которых корни под землей чаще,
А побеги реже, отличаются от [вечно] зеленых…


580 (ср. В 77) + 581

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, III, 2, 2, 649 CD: Эта способность быть вечнозеленым и, как говорит Эмпедокл, «стойколиственным» не зависит от [внутреннего] тепла, равно как и листопад не зависит от холодного качества. Так, мирт и адиант хоть и относятся не к теплым, а к холодным растениям, все же принадлежат к вечнозеленым. Некоторые думают, что листва стойко держится от равномерности смеси. Эмпедокл к этой причине добавляет и соразмерность пор, пропускающих пищу правильно и равномерно, так что она притекает вдоволь. У сбрасывающих листву растений это невозможно вследствие редкости верхних и узкости нижних пор; первые не снабжают [растение пищей], вторые не удерживают ее, а лишь втягивают немного и сразу выливают, как на неровных грядках. Те же растения, что постоянно всасывают вдосталь соразмерную [порам] пищу, не увядают и остаются вечнозелеными.


583 (В 78) + 584

ТЕОФРАСТ. О причинах растений, I, 13, 2: А если бы климатические условия постоянно сообразовывались [с деревьями], то, быть может, не показались бы нелепыми ни рассказы поэтов [ср.: Одиссея, VII, 114], ни слова Эмпедокла о том, что

…вечнолиственные и стойкоплодные деревья пышут
Плодов изобильем весь год сообразно с воздухом [= «климатом»].


При этом он предполагает некий усредненный, весенний климат [букв, «растворение воздуха»].


585 (ср. В 79)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, А 23. 731 а 1 сл.: В растениях эти потенции [= мужской и женский пол] смешаны и самка не отделена от самца. Поэтому они рождают от самих себя и испускают не сперму, а зародыш — так называемые «се-

394


мена». Об этом верно говорит Эмпедокл в своих стихах [следует фр. 588]. В самом деле, яйцо — это зародыш, из одной части которого рождается животное, а прочее служит пищей. Так и с семенем: из части рождается растение, а остальное служит пищей ростку и первому корню.


586 (0)

НИКОЛАЙ ДАМАССКИЙ. О растениях, 1, 6, с. 11, 13 сл.: Верно сказал Эмпедокл, что высокие растения не родят детенышей, ибо то, что рождается, рождается не иначе как из части семени, а остальная часть становится вначале пищей корня и, рождаясь, [растение] тотчас же движет самого себя. Следовательно, исходя из этого, мы должны полагать, что в растениях мужской и женский пол смешаны.

588 (В 79)

АРИСТОТЕЛЬ=фр. 585; ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении животных», с. 63, 11 сл.; ТЕОФРАСТ. О причинах растений, I, 7, 1, с. 12, 2 (не полностью); ср.: НИКОЛАЙ ДАМАССКИЙ, I, 6, с. 11, 13 сл.

Так высокие деревья сначала несут яйца-оливы…


591 (В 80)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, V, 8, 2. 683 D:

Вот почему поздно плодоносят гранатовые деревья и сверхсочны [их] плоды.


593 (ср. В 81)

ПЛУТАРХ. Естественнонаучные вопросы, 2. 912 С: О нестойкости дождевой воды свидетельствует гниение: она прогнивает скорей, чем речная или колодезная. Между тем брожение, очевидно, представляет собой гниение, о чем свидетельствует Эмпедокл [следует фр. 595].


595 (В 81)

Там же, 2, 912 С; 31, 919D; 1 b: АРИСТОТЕЛЬ. Топика, Δ 5. 127 а 19; АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Комм. к «Топике», с. 357, 12:

Вода, прогнив в дереве, обращается из сока в вино.


597 (ср. А 94)

АРИСТОТЕЛЬ. Об ощущении, 4. 441 а 2 сл.; а 10 сл.: Мы обладаем намного более тонким осязанием, чем другие животные, а вкус есть разновидность осязания. Вода по своей природе безвкусна. Следовательно, либо необходимо, чтобы вода содержала в себе виды вкусов, неощутимые вследствие малости, как говорит Эмпедокл… Ошибочность утверждений Эмпедокла очевидна. Мы видим, что вкус плодов изменяется уже после того, как они сорваны и полежали на солнце или поджарились, откуда следует, что изменение вкуса произошло не путем всасывания [вкусовых веществ] из [воды, а внутри самого плода. Также при сушке и долгом хранении они становятся терпкими и горькими из сладких и самыми разными, да и при варке превращаются, можно сказать, во все виды вкусов.


598 (0)

Там же, 4. 441 а 30 сл.: Очевидно, что вкусы [~соки], содержащиеся в мякоти плодов, содержатся также и в земле. Поэтому многие из древних физиологов утверждают, что вкусовые качества воды зависят от земли, через которую она протекает. Это прежде

395


всего ясно на примере соленых вод, поскольку соль — вид земли. Также и вода, просочившаяся через золу а зола горькая, — приобретает горький вкус. Имеется также множество источников: одни — горькие, другие — кислые, третьи — обладающие всевозможными иными вкусами. Таким образом, резонно, что вкусовые качества наблюдаются прежде всего у растений.


600 (А 75)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 18, 1 («Почему выживают семимесячные?»): Согласно Эмпедоклу: когда человеческий род рождался из земли, вследствие медленного движения Солнца день длился столько, сколько теперь десятимесячный период, а с течением времени день стал длиться столько, сколько теперь семимесячный период. Поэтому и десятимесячные, и семимесячные вырастают за один день, в ночь которого происходит зачатие младенца, — таково обыкновение природы мира.


602 (ср. В 69)+603 (В 69)

ПРОКЛ. Комм. к «Государству», т. II, с. 34, 25 сл.: Эмпедоклу тоже известен двойной срок родов. Поэтому он называет женщин «двуродыми». Он указал также разницу числа дней и нежизнеспособность восьмимесячных. Что естественно. В самом деле, у семимесячных первое число — 35 — слагается из 6, 8, 9, 12, крайние из которых относятся между собой как 1 : 2 и образуют октаву. А у девятимесячных первое число слагается из гармонических чисел 6, 9, 12, 18, крайние из которых относятся как 1:3. В промежутке же между ними нет никакой другой гармонической пропорции, так что ввиду отсутствия гармонии восьмимесячные, естественно, нежизнеспособны.


604 (А 83)

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, VII, 5: Большинство утверждает, что женщина может родить на седьмом месяце…как, например, Эмпедокл…и многие другие.


605 (А 83)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 21, 1 («За какой срок формируются животные в утробе?»): Согласно Эмпедоклу, у людей [зародыш] начинает артикулироваться с тридцать шестого дня, а завершается формирование органов с сорок девятого дня.


606 (ср. А 83)

ОРИБАСИЙ. Из неизвестных книг, 16; извлечение из «О формировании зародыша» Афинея, с. 105, 26 сл.: Первичное формирование зародышей обнаруживается около сорокового дня… около четвертой девятки впервые наблюдается целиком расчленившееся тело, или, самое позднее, — с добавлением одной четверки — около сорокового дня. Со сроками полного расчленения зародышей согласен и физик Эмпедокл, который говорит также, что мальчик формируется быстрее девочки и правосторонние быстрей левосторонних.


608 (В 68)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, Δ 8. 777 а 10; ср.: ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении животных», с. 208, 9 сл.: [Грудное] молоко есть сваренная, а не протухшая кровь. Поэтому Эмпедокл либо неправильно полагал, либо употребил неудачную метафору, сказав о молоке в своих стихах:

396


На десятый день восьмого месяца [кровь] обратилась в белый гной.


Гниль и варение противоположны, гной есть разновидность гнили, а молоко относится к сваренным [жидкостям].


609 (В 153 а)

ТЕОН СМИРНСКИЙ, с. 104, 1 сл.: Считается, что младенец созревает «за семь седьмиц», как намекает Эмпедокл в «Очищениях».


610 (В 66)

Схолии к «Финикиянкам» Еврипида, ст. 18, т. I, с. 249, 24: «Не засевай бразду детей»: физик Эмпедокл аллегорически выражается:

«Разорванные луга Афродиты» —


о тех местах, где родятся дети. Говоря об этом же, Eврипид избежал непристойного смысла и употребил приличные имена и метафоры, заимствованные из ремесла [пахаря]: «сев и борозда».


*611 (28 В 20)

ИППОЛИТ. Опровержение, V, 8, с. 97 W.:

А под ней [?] находится дорожка неровная,
Полая, слизистая, она — наилучший проводник
В вожделенную рощу многочестной Афродиты.


612 (А 81)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, Δ 1. 763 b 30 сл.; 764 а 1 сл.; а 12 сл.: Одни говорят, что эта противоположность [= полов] зависит непосредственно от семени… другие — что от матки, как Эмпедокл. Он утверждает, что семя, вошедшее в теплую матку, становится самцом, в холодную — самкой, а теплота или холодность [матки] обусловлены менструациями: в зависимости от того, холодней они или теплей, старей или недавней… право же, это воззрение Эмпедокла довольно несерьезно: он объяснял различие полов исключительно холодом и теплотой, не обращая внимания на огромное [морфологическое] различие всех органов, в том числе мужских гениталий и матки. [По теории Эмпедокла получается, что] если взять два уже сформировавшихся [букв, «вылепленных»] животных, одно из которых обладает всеми женскими органами, а другое — всеми мужскими, и поместить их в матку, словно в печь, причем имеющее матку — в горячую [матку-печь], а не имеющее — в холодную, то животное без матки будет самкой, животное с маткой — самцом, а это невозможно.


615 (ср. В 67)

ГАЛЕН. Комм. к «Эпидемиям» Гиппократа, II, 46, с. 119, 1 сл.; 12 сл.: Мужские зародыши чаще образуются в правой части матки, а женские — в ее другой пазухе, в левой. Вполне естественно, что более теплый пол образуется в более теплой части матки. Теплее же самец, как это явствует и из величины жил, и из цвета кожи. В целом мужчины темнее женщин… О том, что зачатие мальчика происходит в правой части матки, говорили, [помимо Гиппократа], и другие древнейшие ученые. Парменид сказал так: «Справа — мальчики, слева — девочки» [28 В 17], Эмпедокл так [следует фр. 616]

397



616 (В 67)

Ст. 1—3а: ГАЛЕН. Там же; ст. 2а: ГИППОКРАТ. Эпидемии, VI, 2, 25, т. V, с. 290:

В более теплой [части] Земли было место для мальчиков:
Поэтому мужчины черны, и с более мощными членами,
И более волосатые…


617 (ср. А 81)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 7, 1—2 («Как рождаются самцы и самки?»): Эмпедокл полагает, что самцы или самки родятся в зависимости от тепла или холода. Поэтому он повествует о том, что первые самцы родились из Земли ближе к востоку и к югу, а самки — на севере. Парменид — наоборот: самцы произросли на севере, так как они содержат больше плотного вещества, а самки — на юге, по причине [их] рыхлости.


619 (28 А 52)

АРИСТОТЕЛЬ. О частях животных, В 2. 648 а 25 сл.: Некоторые говорят, что водные животные теплее земных, полагая, что холод среды компенсируется теплотой их природы, равно как [они же утверждают, что] бескровные [живые существа теплее] обладающих кровью и самки — самцов. Так, Парменид и некоторые другие утверждают, что женщины теплее мужчин, поскольку, мол, месячные происходят от теплоты и обилия крови, а Эмпедокл — наоборот.


621+622 (В 64)

ПЛУТАРХ. Естественнонаучные вопросы, гл. 21. 917 С: [Почему у домашних свиней случка бывает чаще, чем у диких?] Или же сам факт совместного выращивания и объединенность в одно стадо самок и самцов [домашних свиней — постоянно] напоминает им о случке и заодно вызывает влечение, как это, по словам Эмпедокла, происходит с людьми:

От этого [их] еще и Вожделение охватило, заставляя непрерывно [= весь год] совокупляться [= 622].

А у диких свиней, добывающих себе корм порознь, отсутствие взаимной привязанности и необщительность притупляют и гасят влечения.


625 (В 97)

АРИСТОТЕЛЬ. О частях животных, А 1. 640 а 18 сл.: Возникновение ради сущности [~актуального бытия], а не сущность ради возникновения. Поэтому неверно утверждение Эмпедокла, что многое присуще животным потому, что «так получилось» при возникновении, скажем, [у верблюда?] такая-то спина потому, что она случайно «треснула» при скручивании.


627 (В 74)

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, V, 10, 4. 685 F:

[Афродита?]
Ведущая безголосое племя обильных семенем рыб.


630 (А 66)

ЭЛИАН. О природе животных, IX, 64, с. 241, 15 сл.: Аристотель [ср.: История животных, Θ 2. 590 а 22 сл.], Демокрит до него [ср, фр. 554 Лурье] и, в-третьих, Теофраст [ср.: О причинах растений, VI, 10, 2] говорят, что рыбы питаются не соленой водой,

398


а пресной, которая имеется в море наряду с соленой… Эмпедокл из Акраганта также полагает, что в море содержится пресная вода; не всем заметная, она питает рыб. Он дает естественное объяснение этого опреснения соленой воды, которое вы узнаете из его стихов.


634 (ср. А 73)

АРИСТОТЕЛЬ. О дыхании, гл. 20 (14), 477 а 32 сл.: Неверно утверждение Эмпедокла, что самые теплые и содержащие больше всего огня животные живут в воде, спасаясь от избытка теплоты, присущего их природе, чтобы благодаря среде обитания восполнить недостающие им холодное и влажное, противоположные [преобладающим элементам их тела]: ведь влага содержит меньше тепла, чем воздух. Совершенно нелепо [и необъяснимо], как могло каждое из этих животных сменить среду обитания и переселиться в воду, возникнув на суше: ведь у большинства из них нет ног! Однако он, описывая их первоначальное образование, утверждает, что они возникли на суше, а в воду переселились, чтобы спастись… Что касается объяснения, данного Эмпедоклом, то сама постановка вопроса в каком-то смысле оправданна, однако ответ его неверен: тех, кто страдает от избытка [тех или иных] качеств, спасают противоположные [этим качествам] места обитания и времена года, однако природа [живых существ] сохраняется прежде всего в соответствующих [ей, а не противоположных] местах…(478 а 7 сл.) Итак, о том, что не вследствие теплоты [внутренней] природы одни животные — водные, а другие — сухопутные, как утверждает Эмпедокл, довольно сказанного.


637 (ср. А 73)

ТЕОФРАСТ. О причинах растений, I, 21, 5; с. 42, 13 сл.: Другая причина — места обитания, например холодные. Противоположные [растения] могут выжить в противоположных местах: теплые — в холодных, холодные — в теплых. И природа сразу же рождает с таким расчетом, что от подобного [растения] погибнут вследствие избытка, а от противоположного спасутся как бы благодаря некой равномерной смеси [«благорастворению»], подобно тому как это утверждает о животных Эмпедокл: сверхгорячих [животных], по его словам, природа ведет в воду.


640 (ср. В 63)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, А 18. 722 b 6 сл.: Далее, если семя исходит от обоих родителей в равной мере от всех частей, то рождаются два животных, так как [их потомство] будет обладать всеми частями обоих. Поэтому Эмпедокл, если принять эту точку зрения, высказывается в полном согласии с ней — постольку, поскольку; однако с другой точки зрения не прав. В самом деле, он говорит, что и в самце и в самке содержится как бы символ [= «половинка знака гостеприимства»], а целое не исходит ни от того ни от другого [следует фр. 641]. В таком случае спрашивается: почему самки не рождают от самих себя, раз семя исходит от всего тела и раз [самка] имеет приемник [семени]? Однако, по всей вероятности, либо семя не исходит от всего тела, либо так, как он говорит: от каждого из родителей — не одно и то же, поэтому они и нуждаются в спаривании.


641 (В 63)

Там же, 722 b 12 и 764 b 17 сл.; ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении животных», с. 166, 25 сл., ср. с. 27, 17:

Природа членов разорвана: частью она в мужском,
<А частью в женском теле содержится словно символ [?]>

399


642 (ср. в 63)

ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении животных», с. 166, 24 сл.: Эмпедокл (следует изложить его мнение целиком) говорил, что «природа членов разорвана: частью она в мужском, а частью в женском… » [фр. 641]. Смысл его слов таков. Во время соития половина сердца — очень маленькая и невоспринимаемая чувствами — исходит от мужчины, а половина — от женщины; точно так же от головы мужчины [исходит] половина головы и половина — от женщины; так и со всеми частями [тела] вообще: половина каждого из них — от мужчины, половина — от женщины. Когда они отошли и скопились в матке, то, если матка окажется теплой, половина сердца, отошедшая от мужчины, побеждает половину, отошедшую от женщины, и ассимилирует ее. То же самое делают и голова, и половые органы, и прочие члены тела, и получается мужчина. Если же, напротив, матка окажется холодной, то побеждает женская половина, ассимилирует себе мужскую и получается женщина. Именно поэтому, говорит он, мужчины и женщины вожделеют соития, ибо и в мужчине есть части женщины и в женщине — части мужчины. Так, половина Эмпедоклова сердца, как говорил Эмпедокл, была от женщины, равно как и половина головы и любого другого члена. И точно так же все женские члены, как он говорил, наполовину от мужчины, наполовину от женщины. Таким образом, Эмпедокл утверждает, что если части мужчины и женщины попадают в теплую матку, то побеждают мужские части и рождаются мужчины, а если в холодную — то женщины.


644 (ср. 24 А 13)

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 5, 4 сл.: Мнения авторов расходятся и относительно того, рождается ли плод только от отцовского семени, как пишут Диоген, Гиппон и стоики, или же и от материнского тоже, как полагали Анаксагор, Алкмеон, Парменид, Эмпедокл и Эпикур?


646 (ср. В 65)

ПСЕВДО-ФИЛОПОН: Комм. к «О возникновении животных», с. 30, 1 сл.: [Аристотель] неясно изложил взгляды Эмпедокла, так как процитировал его стихи не целиком, а лишь их начала, да и те не из следующих подряд, а из далеко отстоящих друг от друга стихов. Смысл этих стихов [следует фр. 647] таков. Мужчина «отливается», т. е. образуется из более чистой и более теплой крови, а другая часть крови «делается» и становится женщинами вследствие охлаждения.


647 (В 65)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, А 18. 723 а 24 сл.; ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении и уничтожении», с. 30, 4 сл.:

[Мужчина?] отливается в очищенной [от месячных утробе], другая часть делается женщинами,
Охладившись…


648 (ср. А 80)

СОРАН. Гинекология, I, 21, 1—3; CMG, IV, с. 14, 9 сл.: [Месячные] иногда опережают срок или опаздывают на несколько дней. У каждой они случаются в свой собственный срок, а не у всех в один и тот же, на ущербе Луны, как утверждали Диокл и Эмпедокл. Одни очищаются до двадцатого, другие — двадцатого, одни — на приросте Луны, другие — на ущербе, третьи — в любой другой, привычный для них срок.

400


649 (ср. А 80)

АРИСТОТЕЛЬ. История животных, H 2. 582 а 34 сл.: Месячные бывают на ущербе месяца. Поэтому некоторые мудрословы говорят, что и Луна тоже самка, так как очищение самок и ущерб Луны происходят одновременно, а после очищения и ущерба в обоих случаях происходит наполнение.


651 (А 81)

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 6, 6: Анаксагор и Эмпедокл согласны в том, что если семя изольется с правой стороны, то рождаются мужчины, а если с левой — то женщины. Насколько сходны их мнения по этой статье, настолько они различны относительно сходства детей [с родителями]. Подробно обсудив этот вопрос, Эмпедокл высказывает следующие взгляды. Если в семени обоих родителей содержится равное количество тепла, рождается мальчик, похожий на отца, если холода — девочка, похожая на мать. Если семя отца горячее, а матери холодное, родится мальчик, чертами лица похожий на мать. Если же семя матери горячее, а семя отца холодное, быть девочке, похожей на отца.


652 (ср. В 63)

ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении животных», с. 27, 4 сл.; 8 сл.; 14 сл.; 33 сл.; с. 28, 9 сл.: Эмпедокл полагал, что [во время соития миниатюрные] части [тела] отделяются и от отца и от матери, от отца — важнейшие, как-то: голова, сердце, печень, и т. д., от матери — менее важные, как-то: руки, ноги и т. д. Вот что утверждал Эмпедокл, а кроме того, что и части, исходящие от отца, живут еще находясь внутри отца, и точно так же части, исходящие от матери… Таким образом, Эмпедокл утверждает, что ребенок как бы символ, встреча и соединение частей, отошедших от отца и от матери, но не от одного только отца и не от одной только матери. Аристотель процитировал «частью она в мужском», но опустил «частью она в женском»… Подобно тому как, говорит [Аристотель], большие неподобочастные [части тела] не могли быть живыми в эпоху преобладания Распри над Любовью (а Эмпедокл считал живыми и обладающими ощущением «безвыйные головы») [ср. фр. 495], так вот, подобно тому как те большие головы не могли быть живыми и обладающими ощущением, будучи отделены от целостных организмов, равно как и те большие руки и проч., точно так же и мельчайшая голова, исходящая от отца [во время соития], и все прочее, что, по словам Эмпедокла, от него исходит, тоже не могут жить и ощущать, будучи отделены друг от друга… [По словам Аристотеля], утверждение тех, кто полагает, что [во время соития] части [ребенка] отделяются от всех частей тела [родителей], ничем не отличается от утверждения Эмпедокла, согласно которому в эпоху Любви, т. е. в эпоху поражения Любви и [постепенного] преобладания Распри, в земле скопились живые и обладающие ощущением головы, руки и прочие части тела, а затем из них, словно из множества [отдельных] животных, родилось каждое из животных…


653 (А 81)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 11, 1 («Откуда происходит сходство с родителями и с предками?»); Эмпедокл объясняет сходство преобладанием той или иной спермы, несходство — испарением внутрисемейного тепла.

401


654 (А 81)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 12, 2 («Отчего дети бывают похожими не на родителей, а на других?»): По Эмпедоклу, облик младенцев обусловлен воображением женщины в момент зачатия. Так, женщины часто влюблялись в статуи и картины и родили детей, похожих на эти изображения.


657 (А 81)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 10, 1 («Как родятся двойни и тройни?»): По Эмпедоклу, двойни и тройни родятся вследствие преизбытка или разрыва семени.


658 (А 81)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 8, 1 («Как родятся уроды»?): По Эмпедоклу, уроды родятся вследствие преизбытка или недостатка семени, либо вследствие нарушений при зачатии, либо вследствие деления [семени] на несколько частей, либо вследствие его уклонения. Таким образом, он, очевидно, предвосхитил едва ли не все объяснения.


659 (А 81)

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 6, 9 сл.: По мнению Гиппона, рождение близнецов зависит исключительно от [количества] семени: когда его больше, чем нужно на одного [зародыша], оно отводится в два места. Почти такого же мнения держался и Эмпедокл, который не объясняет, почему [семя] делится, а лишь утверждает, что это так. И если, говорит он, и та и другая часть [разделившегося семени] занимает одинаково теплые места, родятся два мальчика, если одинаково холодные — две девочки, а если одна — более теплое, другая — более холодное, быть разнополым близнецам.


674 (А 89)

АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Естественнонаучные вопросы, II, 23, с. 72, 9 («О Гераклейском камне, почему он притягивает железо?»): По словам Эмпедокла, железо движется к магниту благодаря истечениям от обоих тел, а также благодаря соразмерности пор магнита истечениям железа. Истечения магнита отталкивают и приводят в движение воздух, находящийся у пор железа и закупоривающий их. По удалении воздуха железо увлекается сплошным потоком истечений. И поскольку истечения, движущиеся от железа к порам магнита, соразмерны и «подогнанны» к ним, то и железо следует за истечениями и движется. Позволительно спросить — даже если допустить теорию истечений, — отчего ж это магнит не «следует» за своими собственными истечениями и не движется к железу.? Из сказанного вытекает, что магнит ничуть не с большим основанием должен двигаться к железу, нежели железо к магниту. Далее, почему бы железу иногда не двигаться и без магнита, когда исходящий от него сплошной поток истечений движется к какому-нибудь другому телу? Почему одни лишь истечения от магнита могут сдвигать с места воздух, закупоривающий поры железа и сдерживающий истечения? Кроме того, почему никакое другое тело не движется таким же образом к какому-нибудь еще, хотя он и признает, что многие тела обладают порами, соразмерными истечениям друг друга. Так, он говорит [следует фр. 680].

402


675 (А 89)

ПСЕЛЛ. О камнях, 26, с. 247: Многие дерзнули объяснить причины этих сил, присущих камням: из более древних мудрецов — Анаксагор, Эмпедокл и Демокрит, а из живших незадолго до нас — Александр Афродисийский…


680 (В 91)

АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Естественнонаучные вопросы, II, 23, с. 72, 9 сл.:

Вода лучше прилажена к вину, а с оливковым маслом
Не хочет [смешиваться]…


681 (А 82)

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 14, 2 («Отчего мулы бесплодны?»). Эмпедокл полагает, что по причине малости, низкого положения и узкости матки, приращенной к животу в перевернутом состоянии, так что сперма не может в нее попасть, и даже если достигнет, матка ее не воспримет.


682 (ср. В 92)

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, В 8. 747 а 24 сл.: Род мулов совершенно бесплоден. То, что говорят относительно причины этого Эмпедокл и Демокрит (первый — неясно, второй — несколько яснее), говорится неправильно, ибо оба они применяют одинаковое доказательство для всех спариваний не по родству… (а 34 сл.) Эмпедокл же видит причину в том, что смесь обоих видов в семени становится плотной, тогда как семенные влаги — и та и другая — мягки: полые и плотные частицы прилаживаются друг к другу, и от подобного соединения мягкое приобретает плотность, подобно олову, сплавленному с медью. Его суждения неправильны как в отношении причины смешения меди с оловом (относительно этого сказано в «Проблемах»), так и вообще, поскольку он берет начало из области неизвестного. Ибо каким путем образует смесь взаимное прилаживание полого и сплошного, например в случае вина и воды? Ведь это превосходит наше понимание, так как представление о полых частицах вина и воды слишком далеко от наших чувств… (747 b 12) Почему…возникает такое плотное смешение, что родившееся животное становится бесплодным, тогда как от кобылы и жеребца или ослицы и осла бесплодного потомства не происходит, хотя семя жеребца и кобылы имеет мягкую консистенцию? Скрещивается и кобыла и жеребец с ослом и ослицей, и в обоих случаях, по его мнению, получается бесплодное потомство, потому что вследствие мягкости семян из двух возникает нечто единое. Но тогда потомству жеребца и кобылы также надлежало быть бесплодными? Ведь если бы в скрещивании принимало участие только одно из них, возможно было бы считать его причиной, почему с ослиной семенной влагой оно не производит подобного себе [т. е. плодовитого] потомства; на самом же деле, той именно семенной влагой, какой оно скрещивается с ослиной, оно соединяется и с семенем сородича. Далее, доказательство, о котором идет речь, дается для обоих полов, самца и самки… (пер. В. П. Карпова).


683 (А 87)

ПСЕВДО-ФИЛОПОН. Комм. к «О возникновении и уничтожении», с. 123, 13 сл.: По словам Эмпедокла, как говорит Аристотель в «О возникновении и уничтожении», во всех подлунных телах, как-то: воде, оливковом масле и проч., имеются вперемешку

403


поры и непроницаемые части, причем поры он назвал полыми, а непроницаемые части плотными. Тела, поры и непроницаемые части (т. е. полые и плотные части) которых соразмерны друг другу, так что они могут проникать друг сквозь друга, могут, по его словам, образовывать смесь и слияние, как, например, вино и вода, а которых несоразмерны, те, как он говорил, смешиваться не могут, как, например, оливковое масло и вода… [ср. 680].


685 (В 93)

ПЛУТАРХ. Об упадке оракулов, гл. 41. 433 В:

С виссоном смешивается сияние лучистого шафрана.


699 (В 110)

Ст. 1—10: ИППОЛИТ. Опровержение, VII, 29, 26; с. 215, 3 сл.; 10: Он же, VI, 12, 1; с. 138, 8 (цитату Секста см. 578):

Если, утвердив их в глубине крепкого ума.
Ты будешь благосклонно навирать [~беречь] их чистыми стараниями,
То все они останутся твоим достоянием навек,
И от них ты приобретешь еще много других, ибо они сами себя умножают:
5Каждое — на свой лад, каждое — сообразно своей природе.
Если же ты станешь домогаться иных [приобретений] — тех, что
Приносят людям неисчислимые беды и притупляют мысли,
То поверь, в скором времени они покинут тебя,
Ибо они вожделеют вернуться к своей родной породе:
10Знай, что все обладает умом и долей сознанья.


Очищения

112 DK. Стихи 1. 2. 4—11: ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 62; Ст. 1—2: Там же, 54: О том, что он был акрагантец из Сицилии он сам говорит в начале «Очищений»: «Друзья…акрополе». Ст. 3: ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ, XIII, 83; Ст. 10—12: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 30.

Друзья! Вы, что живете в большом городе на берегах золотистого Акраганта,
На самом акрополе, радеющие о добрых делах.
Вы — почтенные гавани для чужестранцев, не ведающие худа,
Привет вам! А я — уже не человек, но бессмертный бог для вас —
5Шествую, почитаемый всеми как положено,
Перевитый лентами и зеленеющими венками:
Ими — едва лишь я прихожу в цветущие города —
Почитают меня мужчины и женщины. Они следуют за мной
— Тьмы и тьмы — чтобы выспросить, где тропа к пользе:
10Одним нужны предсказания, другие по поводу болезней
Всевозможных спрашивают, чтобы услышать целительное слово,
Давно уже терзаемые тяжкими муками.


113. СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, I, 302 (после В 112, 5):

Да что я напираю на это? Будто я делаю что-то важное,
Если превосхожу смертных, гибнущих от множества напастей людей.

404


114. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 9:

Друзья! Я знаю, что в словах, которые я выскажу, — истина.
Но только очень трудным бывает для людей
И вызывающим подозрения порыв Убеждения [проникнуть) в ум.


115. Ст. 13.14.4—12.1.2: ИППОЛИТ. Опровержение, VII, 29: Именно это говорит о своем рождении Эмпедокл: «Ныне и я в их числе… скиталец» (ст. 13), то есть богом он называет Одно и божественное Единство, в котором он пребывал прежде, чем был отторгнут Ненавистью и родился в этом мире множества, соответствующем мирострою Ненависти. <«Повинуясь бешеной> Ненависти», говорит он, называя «бешеной», беспорядочной и неустойчивой <«Ненавистью»> демиурга этого космоса. Именно в этом состоит осуждение и принуждение (ананкэ) душ, которые Ненависть отрывает от Одного и творит, и создает, о чем он говорит так: «И кто преступной клятвой… долговечную жизнь» (4—5), называя «долговечными демонами» (sic) души, так как они бессмертны и живут долгий век. «Тридцать тысяч… блаженных» (6), говорит он, называя «блаженными» собранных Любовью из мира множества в Единство умопостигаемого мира. Они, по его словам, скитаются и «рождаясь… сменяют мучительные пути жизни» (7—8). «Мучительными путями» он называет перемены и превращения душ в тела: именно это означает «сменяя мучительные пути» (8). Души «сменяют» тело за телом, — их переселяет и наказывает Ненависть, не давая им оставаться в Одном. Ненависть наказывает их всеми видами наказаний, заставляя переселяться из тела в тело: «Мощь Эфира… все ненавидят» (9—12). Таково наказание, которым наказывает [их] демиург, словно кузнец, перековывающий железо и окунающий их из огня в воду. «Эфир» значит огонь, откуда демиург переселяет души в море, а «хтон» значит земля, поэтому он говорит «из воды на землю, с земли в воздух». Именно это означают его слова «Земля — к лучам Солнца… все ненавидят» (10—12). Итак, ненавистные души… собирает воедино Любовь (Филия), поскольку она добрая и испытывает сострадание к их стенаниям в хаотическом и злом миропорядке «бешеной Ненависти»&helip;Вследствие подобного устроения губительной Ненавистью этого вот раздробленного на части мира Эмпедокл призывает своих учеников воздерживаться от [вкушения] всего живого: по его словам, употребляемые в пищу тела животных суть обиталища наказанных душ. Слушателей, внемлющих таким учениям, Эмпедокл учит воздерживаться от общения с женщиной, чтобы они не содействовали и не принимали участия в делах, творимых Ненавистью, которая постоянно разрушает и разрывает творение Любви. Это Эмпедокл считает величайшим законом управления Вселенной в следующих словах: «Есть… клятвами» (1—2). «Необходимостью» он называет превращение из одного во многое согласно Ненависти и из многого в одно согласно Любви. Что касается богов, то, как я сказал, он принимает четыре смертных [бога]: огонь, воду, землю, воздух, и двух бессмертных, нерожденных, всегда враждебных друг другу: Ненависть и Любовь. Ст. 1.3.5.6.13: ПЛУТАРХ. Об изгнании, 17. 607 с: Предвозгласив в начале своей философии «Есть оракул Необходимости… скиталец», Эмпедокл говорит не про себя, а — на примере себя — про всех нас как переселенцев, чужаков и изгнанников, [попавших] в этот мир… душа уходит в изгнание и скитается, гонимая божественными решениями и законами. Ст. 9—12: ПЛУТАРХ. Об Исиде и Осирисе, 361 с: Эмпедокл говорит, что демоны несут наказание за свои грехи и проступки «Мощь Эфира… все ненавидят» до тех пор, пока понесшие наказание и очистившиеся они не обретут снова свою естественную страну и положение. Ст. 13—14: ПЛОТИН,

405


IV, 8, 1: Эмпедокл, сказав, что грешным душам закон пасть сюда, и что сам он, сделавшись «изгнанником от бога» пришел [сюда], «повинуясь бешеной Ненависти», обнажил [истину] в той же мере, в какой, думается, намекали на это и многое другое Пифагор и его последователи.

Есть оракул [~рок] Необходимости (Ананкэ), древнее постановление богов,
Вечное, скрепленное, словно печатью, пространными клятвами:
Если какой-нибудь демон (божество) осквернит свои члены кровью [~убийством] по прегрешению,
<И>, следуя <Ненависти>, поклянется преступной клятвой,
5— Из тех, кому досталась в удел долговечная жизнь —
Тридцать тысяч лет скитаться ему вдали от блаженных.
Рождаясь с течением времени во всевозможных обличьях смертных [существ].
Сменяя мучительные пути жизни.
Мощь Эфира гонит его в Море,
10Море выплевывает на почву Земли, Земля — к лучам
Сияющего Солнца, а Солнце ввергает в вихри Эфира.
Один принимает от другого, но все ненавидят.
По этому пути и я иду ныне, изгнанник от богов и скиталец,
Повинуясь бешеной Ненависти…


116. ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, IX, 5. 745 с: Чудит Платон [Государство, X. 617 b], помещая на вечные и божественные сферы вместо Муз — Сирен, божества не очень-то человеколюбивые и не добрые, а Муз то ли опуская вовсе, то ли под именем Мойр называя их дочерьми Необходимости (Ананкэ). Чужда мусического духа Необходимость, но исполнено его Убеждение (Пейто), которое любезно [?] Музам и, по-моему гораздо больше, чем Эмпедоклова Милость (Харита)

…ненавидит невыносимую Необходимость (Ананкэ).


117. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 77; ИППОЛИТ. Опровержение, I, 3:

Некогда я уже был мальчиком и девочкой.
Кустом, птицей и выныривающей из моря немой рыбой.


118. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, III, 14: С ним [Гераклитом, фр. 99] явно сходится и Эмпедокл, который говорит: «Я заплакал… страну». СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, XI, 96: Некоторые эпикурейцы имеют обыкновение… утверждать, что животное от природы и без научения избегает боли и стремится к удовольствию: так, едва рожденное на свет и еще не порабощенное предрассудками, оно, как только его хлестнет непривычным холодным воздухом, плачет и рыдает.

Я заплакал и зарыдал, увидев непривычную страну.


119. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, IV, 12: [Гностик]… воспитывает и изобличает «от какой… счастья», как говорит Эмпедокл, он пришел сюда и пребывает со смертными. ПЛУТАРХ. Об изгнании, 17. 607 D [после В 115, 1 сл.]: Затем, словно на качающемся островке, «подобно моллюску», как говорит Платон, [Федр, 250 с], привязанная к собственному телу, так как не думает и не помнит «от какой… счастья» переселилась [она сюда, душа]… сменившая небо и луну на землю и земную жизнь,

406


стоит ей здесь немного переместиться с одного места на другое, начинает тяготиться и испытывать странное чувство. Ср. СТОБЕЙ, III, 40, 5.

От какой чести и сколь великой глубины счастья…


120. ПОРФИРИЙ. О пещере нимф, 8: У Эмпедокла душеводительные силы говорят:

Мы пришли в эту закрытую сверху пещеру…


121. Ст. 1. 2. 4: ГИЕРОКЛ. Комм. к «Золотым стихам», 24: Возвращается и вновь обретает первоначальную стать, если покинет околоземное пространство и «безрадостную страну», как он сам говорит, «где Убийство… Кер», попавшие в которую «блуждают… Злосчастия». Бегущий торопливо устремляется от «луга Злосчастия» к «лугу Истины» [31 C 1], покинув который в порыве обескрыливания он входит в земное тело, «блаженной жизни лишившись» [31 В 158]. Ст. 2.4: ПРОКЛ. Комм. к «Государству», II, 157, 24 Кrоll. 2.3: ПРОКЛ. Комм. к «Кратилу», стр. 103 Boiss. 2.4: СИНЕЗИЙ. О провидении, 1: Установлен закон Фемиды, возглашающий душам: которая из них, прибыв на окраину бытия, сохранит свою природу и проживет незапятнанной, та по тому же самому пути востечет обратно и изольется в свой родной источник, и точно так же душам из другой группы, некоторым образом сорвавшимся со своей природы, суждено расположиться на постой в потаенных глубинах, «где…Злосчастия».

… безрадостную страну,
Где Убийство и Злоба, и толпы иных Кер,
Иссушающие Болезни, Гниение и Текучесть.
[Попавшие туда?]
Блуждают во тьме по Лугу Злосчастия.


122. ПЛУТАРХ. О спокойствии духа, 15. 474 В: Но скорее, как полагает Эмпедокл, каждым из нас после рождения завладевают и правят две доли (мойры) и два божества (демона):

Там были Хтония (Земля) и дальнозоркая Гелиопа (Солнцеликая),
Кровавая Распря и степенноокая Гармония (Лад),
Красавица и Безобразница, Торопливица и Медливица,
Милая Непреложность и черновласая Неясность.


123. КОРНУТ, 17: [Титаны], по-видимому, означают различия сущего. Подобно тому, как Эмпедокл перечисляет «Родильница… Говорильница», намекая на пестрое разнообразие бытия, так и древние назвали Иапетом речь (логос), благодаря которой животные стали говорить и вообще возник звук, как своего рода иафет (иа значит «голос»), Кей же и т. д.

Родильница и Губильница, Почивальница и Будильница,
Двигунья и Неподвижность, многовенчанная Дева-Величие
И Дева-Мразь, Молчальница и Говорильница…


124. 1.2: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, III, 14 [после В 125]; ТИМОН ИЗ ФЛИУНТА, фр. 10 Diels.

Ох, горе, горе! О жалкий род людской, о злосчастный!
От таких Раздоров и Стонов вы родились!

407


125. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, III, 14 [после В 118]:

Из живых она [Ненависть] творила мертвых, меняя обличья,
А из мертвых — живых…


126. ПЛУТАРХ. О плотоядении, 2. 998 С (о палингенесии): Природа меняет и переселяет все: «одевающая… плоти» [без имени автора]. ПОРФИРИЙ у Стобея, 1, 49, 60: Судьба и природа перевоплощения наречена Эмпедоклом «богиней», которая «одевает… плоти» и переоблачает души.

Богиня…
Одевающая [души] в чужую рубашку плоти.


127. ЭЛИАН. О природе животных, ХП, 7: Эмпедокл говорит, что наилучшее переселение для [души] человека, если жребий переведет его в животное, — стать львом, а если в растение — лавром. Вот его собственные слова:

Среди зверей рождаются горнологовищными львами, чья постель — земля,
А среди прекраснокудрых деревьев — лаврами.


128. ПОРФИРИЙ. О воздержании, II, 20 [из Теофраста, «О благочестии»]: В старину народ приносил жертвы трезвенные. Трезвенные — значит возлияние воды. После этого появилось возлияние меда… а затем елея. Наконец, позже всего появилось возлияние вина… (21) Об этом свидетельствуют не только критские скрижали, на которых записаны корибантические жертвоприношения… но и Эмпедокл, который излагая теогонию, попутно высказывается и о жертвах: «И не было… Царица», то есть Любовь, «которую они… землю». Эти жертвы еще и поныне сохраняются у некоторых, словно некие остатки истины, а «чистой… алтарь». Ибо когда всеми владела Любовь и чувство родства, думаю я, никто никого не убивал, считая всех остальных животных родней. Когда же возобладали Apec, Кидем, всевозможные битвы и начало войн, с тех пор уже никто никого из близких совершенно не щадил.

И не было у них никакого бога Ареса, никакого Кидема,
Ни Зевса Царя, ни Крона, ни Посейдона,
Но [только] Киприда Царица…
Ее они умилостивляли благочестивыми приношениями [~изваяниями],
5Нарисованными животными и утонченно пахнущими благовониями.
Жертвоприношениями чистой смирны и душистого ладана,
И совершая возлияния золотистого меда на землю,
А чистой кровью быков не окроплялся алтарь.
Но было это величайшей скверной среди людей:
10Вырвав жизнь, поедать благородные члены.


129. ПОРФИРИЙ. Жизнь Пифагора, 30: Сам [Пифагор] слышал гармонию Вселенной, так как понимал всеобщую гармонию сфер и движущихся сообразно с ними светил, а мы ее не слышим по причине ничтожности нашей природы. Об этом свидетельствует и Эмпедокл, который говорит о нем: «Был… веков». Ибо слова «обладающий чрезвычайными познаниями», «видел каждую из всех супщх [вещей]» и «богатство ума» и сходные эмфатические выражения в особенности [свидетельствуют] об исключительной и более тонкой, чем у других, организации зрения, слуха и интеллекта Пифагора.

Был среди них некий муж, обладавший чрезвычайными познаниями,
Который стяжал величайшее богатство ума.

408


И особенно искушенный в разного рода мудрых делах.
Стоило ему устремиться [~пожелать] всеми силами ума,
5Как он с легкостью видел каждую из всех сущих [вещей]
И за десять, и за двадцать человеческих веков.


130. Схолии к НИКАНДРУ, О действии животных ядов, 452; с. 36, 22:

Все [живые существа] были покорны и приветливы к людям:
И звери, и птицы, и пылало дружелюбие…


131. ИППОЛИТ. Опровержение, VII, 31, 4: Эмпедокл говорит, что существует мир, управляемый злой Ненавистью, и другой — умопостигаемый, управляемый Любовью… Посредине между двумя враждебными началами находится справедливое слово, согласно которому разделенное Ненавистью собирается вместе и в согласии с Любовью сообразовывается с Одним. Вот это самое справедливое слово, выступающее соратником Любви, Эмпедокл называет Музой и просит его о содействии в следующих словах:

Если ради одного из эфемерных существ, о бессмертная Муза,
<Тебе угодно было> позаботиться о наших стараниях.
То откликнись на мою молитву и теперь, и приди мне на помощь, Каллиопа,
Когда я намерен возгласить доброе слово о блаженных богах.


132. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 140:

Блажен, кто стяжал богатство ума в понимании божественного,
Жалок тот, кто лелеет темное мнение о богах.


133. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 81: Ибо божество, как говорит акрагантский поэт.

Нельзя приблизить к себе как доступное нашим
Очам или взять руками — а именно так главнейшая
Торная дорога Убеждения проникает в сердце людей —
<Но следует созерцать умом?>


134. АММОНИЙ. Комм. к «Об истолковании», 249, 1 Busse: Поэтому и акрагантский мудрец, подвергнув бичеванию рассказываемые поэтами мифы об антропоморфных богах, прежде всего привел доводы относительно Аполлона, о котором у него непосредственно шла речь, но в таком же духе высказался и обо всяком божестве вообще: «Ибо оно… мыслями», причем в слове «святой» он намекает на сверх-умную причину. [Ср. ИОАНН ЦЕЦ. Хилиады, VII, 519: Эмпедокл в третьей книге «О природе» показывает, какова сущность бога…]

Ибо оно не уснащено человеческой головой на теле
И из спины у него не прыщут две ветви [рук].
Нет ни ног, ни проворных колен, ни волосатого члена.
Оно — только Дух (φρήν), святой и несказанный,
5Обегающий весь космос быстрыми мыслями.


135. АРИСТОТЕЛЬ. Риторика, 1, 13. 1373 b 4 сл.: Под законом я разумею, во-первых, частный, во-вторых, общий… общим я называю закон естественный. Ибо есть нечто, что интуитивно ощущают все: некое общее естественное право и противоправность, даже если [субъекты этого права] не связаны между собой никаким сообществом и никаким договором. Нечто подобное, по-видимому, говорит Софоклова Антигона

409


[ст. 450 сл.] о том, что, несмотря на запрет, справедливо похоронить Полиника, поскольку на это есть естественное право: «Это [возникло] не теперь и не вчера, но живет всегда и никто не знает, с каких пор оно появилось». В этом же смысле и Эмпедокл говорит о том, что нельзя убивать живое, ибо, по его словам, это нельзя считать справедливым для одних и несправедливым для других,

«Но то, что имеет силу закона для всех, непрерывно простерто
И через широкие владения Эфира, и через бесконечный свет»,
<Тогда как человеческие законы… [?]>


Об этом же говорит и Алкидамант в «Мессенской речи»: «Бог всех отпустил свободными, природа никого не сделала рабом».

Ср. ЦИЦЕРОН. О Государстве, III, 11, 19: Пифагор и Эмпедокл провозглашают равенство в правах для всех живых существ и заявляют, что тем, кто совершил насилие над животным, угрожают неумолимые кары.

СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, IX, 126 (перед В 136): Коль скоро справедливость введена сообразно с взаимным общением между людьми, а также между людьми и богами, то если нет богов, не возникнет и справедливости. ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 108: Из числа государственных деятелей [Пифагор] предписал законодателям воздерживаться от [употребления в пищу] живых существ: коль скоро они стремятся к высшей справедливости, то уж им-то, разумеется, следует не обижать никого из родственных животных. Каким образом им удалось бы убедить других поступать справедливо, если сами они находятся в плену лихоимства и вкушают родственных животных, которые вследствие общности жизни, тех же самых стихий и возникающего из них образования [т. е. космоса как общего дома] как бы связаны с нами узами братства?

*ПЛУТАРХ. О мясоедении, II, 3. 997 D—998 А; с. 107, 26 сл. Drexler: Разве не роскошь любой обед, для которого умерщвляется нечто живое? Или мы считаем душу невеликой тратой? Я даже не имею в виду [душу] матери, отца, друга или ребенка, о чем говорил Эмпедокл [ср. В 137], но всякую душу, наделенную ощущением, зрением, слухом, воображением, сознанием […]. Подумай же, кто из философов делает нас более цивилизованными: те, кто предписывает поедать умерших детей, друзей, отцов и жен, или же Пифагор с Эмпедоклом, которые приучают нас быть справедливыми даже к существам иной породы? […] А учения Пифагора и Эмпедокла, равно как бескровные жертвоприношения и [растительное] питание, были общепринятыми установлениями древних эллинов. <Нам скажут>, что с бессловесными животными мы не связаны никаким правом. Кто же так впоследствии постановил? «Те, кто впервые злодейский выковав нож для разбоя. Первыми мяса быков вкусили пахотных…» [АРАТ. Феномены, ст. 131—132].


136. СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, IX, 127: Последователи Пифагора и Эмпедокла, а также множество других италийских философов утверждают, что существует общность не только между нами, и не только между нами и богами, но и между нами и бессловесными животными. По их мнению, существует единое дыхание, которое пронизывает весь космос наподобие души и объединяет нас с ними. Поэтому, убивая их и питаясь их мясом, мы совершим беззаконие и нечестие как уничтожающие родственников. Потому-то и увещевали эти философы воздерживаться от [вкушения] живых существ и говорили, что нечестиво поступают люди, «… блаженных алтарь обагряя теплою кровью», да и Эмпедокл говорит где-то:

410


Ужели не прекратите злозвучного убийства? Ужели не видите,
Что по беспечности ума вы раздираете друг друга?


137. ОРИГЕН. Против Кельса, V, 49: Веря в миф о перевоплощении души, они [= пифагорейцы] воздерживаются от [вкушения] живых существ, а тот, кто «родного сына… глупец».

СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, IX, 129 (после В 136, 2):… а также:

Подняв [над алтарем] родного сына, изменившего облик, отец
Закалывает его с молитвой — великий глупец! Служители взирают.
Принося в жертву умоляющего. А отец, глухой к его крикам.
Заколов-таки, готовит в палатах ужасный пир,
5И точно так же сын хватает отца, а дети — мать,
И вырвав дух, пожирают родную плоть.


138. АРИСТОТЕЛЬ. Поэтика, 21. 1457 b 13: [Метафора, т. е. перенос] с вида на вид [имеет место], например, [в случае с]

… медью вычерпав душу…


и «отсекши несокрушимой медью» [В 143]: здесь вместо «вычерпать» он сказал «отсечь», а вместо «отсечь» — «вычерпать».


139. ПОРФИРИЙ. О воздержании, II, 31: Поскольку никто не безгрешен, остается впредь самим исцеляться от грехов, связанных с питанием, с помощью очищений. Это равным образом возможно, если, воочию представив себе весь ужас [мясоедения], мы горестно воскликнем вслед за Эмпедоклом:

Горе мне, что неумолимый день не сгубил меня раньше.
Чем я изобрел своими губами гнусные дела [мясо]едения!


140. ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, III, 1, 2. 646 D:

От листьев лавра — совершенно воздерживаться!


141. АВЛ ГЕЛЛИЙ, IV, 11, 9 (контекст см. гл. 14, 9): Причина ошибочного представления о том, что Пифагор не ел бобов, по-видимому, та, что в стихотворении Эмпедокла, который следовал учениям Пифагора, имеется следующий стих:

Несчастные, трижды несчастные! Не прикасайтесь к бобам!


(10) Большинство считало, что «бобами» (κυάμους) здесь назван стручковый плод как в обычном словоупотреблении. Но те, кто с большим тщанием и более тонко судил о стихотворениях Эмпедокла, говорят, что слово κυάμους в этом месте означает тестикулы, которые на пифагорейский манер — прикровенно и символически — названы «бобами», так как они — «причина беременности» (αἴτιοι τοῦ κυεῖν) и в них содержится детородная сила человека. А потому этим стихом Эмпедокл, по их мнению, хочет отвадить людей не от вкушения бобов, а от грязи любовных дел. Ср. ДИДИМ. Комм. к «Геопонике», II, 35, 8: Первым от употребления бобов воздержался Амфиарай, так как ему было пророчество во сне. Известен также стих Орфея: «Несчастные… бобам!».


142. ДЕМЕТРИЙ ЛАКОНСКИЙ. Геркуланумский папирус № 1012, стб. 25 De Falco: Та же самая [фигура ἀπὸ κοινοῦ] встречается у Эмпедокла, когда он говорит:

Его не принимают ни верхние чертоги эги до державного Зевса,
Ни… дом… Аида…

411


143. ТЕОН СМИРНСКИЙ, с. 15, 7 Hiller (ср. В 138): По словам Эмпедокла, надо очищаться,

Отсекши от пяти источников длиннолезвейной медью…


144. ПЛУТАРХ. Об обуздании гнева, 16. 464 В: Великим и божественным почитал я изречение Эмпедокла:

…не вкушать зла!


145. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Протрептик, 2, 27: Так мы, некогда сыны беззакония,… стали сынами Божиими, а вам [язычникам] и ваш собственный поэт, Эмпедокл из Акраганта, внушает:

Так знайте же: доводимые до отчаянья тяжкими несчастьями,
Вы никогда не облегчите свое сердце от горьких печалей.


*145 bis. ПЛУТАРХ. О мясоедении, I, 7, 996 в; с. 103, 12 Drexler: Недурно бы, пожалуй, зачитать в порядке прелюдии и предвозгласить стихи Эмпедокла: * * * [цитата выпала]. В этих словах он аллегорически говорит о том, что [в земной жизни] души несут наказание за убийство, вкушение плоти и каннибализм: поэтому они прикованы к смертным телам. Впрочем, учение это, думается, много древней, ибо миф о страстях Диониса и т. д. [продолжение см.: ОРФЕЙ. Рапсодич. Теогония, к фр. 210].


146. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, IV, 150: И Эмпедокл говорит, что души мудрых становятся богами; он пишет так:

А под конец они становятся прорицателями, песнопевцами, врачами
И вождями у живущих на земле человеков.
Откуда вырастают в богов, всех превосходящих почестями.


147. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, I, 122: Если же проживем жизнь благочестиво и праведно, то блаженны будем на земле, но еще блаженнее после ухода ив этого мира, ибо будем владеть счастьем не на время, а сможем упокоиться в вечности «живущие… несокрушимые», как говорит философская поэзия Эмпедокла.

Живущие у одного очага и сотрапезники других бессмертных.
Свободные от человеческих страданий, несокрушимые.


148. ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, V, 8, 2. 683 Е: [Эмпедокл называет] «землей, в которую облачен человек», тело, облекающее душу.


149=«O природе», фр. 384 Bollac; 150=519; 151=400;


152. АРИСТОТЕЛЬ. Поэтика, 21. 1457 b 22: Старость относится к жизни, как вечер — к дню. Поэтому вечер назовут «старостью дня», или так, как Эмпедокл, а старость — «вечером жизни» или «закатом жизни».


153=480 В.; 153 а= 609.



Dubia

154. ПЛУТАРХ. О мясоедении, I, 2, 993 с: Может быть, причину, побудившую тех первых людей к мясоедению, следовало бы усмотреть в безысходности их положения? Ибо пришли они к этому не потому, что предавались противозаконным вожделениям, и не потому, что, обнаглев от избытка всего необходимого, пустились в противоестественные и непотребные наслаждения. Если бы они вновь пришли в чувство и обрели голос в наши дни, то сказали бы: «О блаженные любимцы богов, люди нынешнего времени! Какая счастливая жизнь досталась вам и каким жребием изобильных

412


благ вы обладаете! Сколько всего растет у вас, сколько собирается с полей, какое богатство с равнин, сколько радостей можно сорвать с растений! Вы можете роскошествовать, не оскверняясь. На нашу же долю достались самое суровое время и самая страшная жизнь, ибо мы оказались перед огромными и немыслимыми трудностями с первых дней миротворения. Еще небо и звезды покрывал туманный воздух, смешанный с мутной и взбаламученной влагой, огнем и ураганными ветрами. Солнце еще не утвердилось на неуклонном и постоянном пути,

Не разделило зари и заката, и не поворачивало снова назад,
Украшая [землю] плодоносными цветобутоновенчанными
Временами года. Земля была поругана


беспорядочными стоками рек и большая часть ее, обезображенная болотами, глубокими грязями, бесплодными чащами и лесами, лежала одичалой. Ни плодов одомашненных растений, ни орудий ремесла, ни хитроумных изобретений не было и в помине. А голод не давал времени, и сев пшеницы в ту пору не дожидался времен года. Что ж удивительного, если мы стали употреблять мясо животных, когда пищей служил ил, «вкушалась кора древес» и «найти растущую травинку или камышинку» или какой-нибудь корень было счастьем? А когда отведали желудей и поели, то от радости заплясали вокруг дуба и стали величать его «хлебодарницей», «матушкой» и «кормилицей». Вот какой праздник знавала тогдашняя жизнь, а все прочее было исполнено треволнений и ужаса. Вас же, нынешних, у которых в избытке столько всего необходимого, вас-то что за бешенство, что за ошалел ость влечет к гнусному кровопролитию?»


154 а. Там же, II, 1. 996 DE: Как сказал Катон, трудно обращаться к брюху, не имеющему ушей [т. e. к приверженцам мясоедения]. А кроме того, [ими] уже испит кикеон [= «коктейль»] привычки, подобно кикеону Кирки

Смешивающий муки с болями и обманы с рыданиями.


154 b=АРАТ. Феномены, 131 сл. (ср. В 135, Плутарх).


154 с. Суда, под словом «сразу»: И пословица:
«Сразу видать деревца, что плод принести обещают» — [употребляется] о том, что с самого начала обещает хороший конец.


154 d: см. «О природе», фр. 611. 154 e=OF 354 Kern.


50. ИОАНН ЦЕЦ. Аллегории, О 83: Как Эмпедокл о том сказал (иль кто иной, неважно):

Радуга с моря ветер несет и ливень великий.


Spuria

155—157 (обращение к Телавгу и эпиграммы на Павсания и Акрона)=А I, §§ 43. 60. 65.


158. (из В 121, подлинный):…блаженной жизни лишенный.


159. АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, I, 8. 325 b 19: У Эмпедокла ясно, что возникновение и уничтожение всех [составных] тел начинается и кончается элементами, но вот каким образом возникает и уничтожается «нагромождаемая величина» самих элементов — это неясно и т. д.


160. Gramer, Anecdota Oxoniensia, III, 184. Подложные стихи, сочиненные Михаилом Италиком (12 в.).

413


161. T. H. «Сфера Эмпедокла»: позднеантичное описание созвездий (в ямбических триметрах, 169 строк) и планет (в гекзаметрах, 13 строк), ошибочно приписанное Эмпедоклу Димитрием Триклинием. Издание текста: MAASS Е. Commentariorum in Aratum Reliquiae. Berolini, 1958. P. 154—170.


c. подражание

1. ПЛАТОН. Федр, 248 b слл. См. пер. А. Н. Егунова от слов «Но ради чего так стараются узреть поле Истины» до слов «снова вселиться в тело человека». Ср. В 121.


(414)


назад к оглавлению