Платоновское философское общество
Plato
О нас
Академии
Конференции
Летние школы
Научные проекты
Диссертации
Тексты платоников
Исследования по платонизму
Справочные издания
Партнеры
Интернет-ресурсы

МОО «Платоновское философское общество»

ПАРМЕНИД

 

А. СВИДЕТЕЛЬСТВА О ЖИЗНИ И УЧЕНИИ

 

Жизнь

 

1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 21-23: Учеником Ксенофана был Парменид, сын Пирета, элеец. Теофраст в "Сокращении ['Физических мнений']" говорит, что он был учеником Анаксимандра. Но хоть он и учился у Ксенофана, а последователем его не стал. По словам Сотиона, он примкнул к пифагорейцу Аминию, сыну Диохета, мужу бедному, но добропорядочному [собств. "обладавшему калокагатией"]. Его-то последователем он и предпочел стать, а после его смерти воздвиг ему усыпальницу как герою, ибо был знатного рода и богат; и именно Аминием, а не Ксенофаном был обращен к созерцательной жизни [букв. "к безмолвию"]. Он первым выдвинул утверждение, что Земля шарообразна и находится в центре [Вселенной]. Элементов, [по его учению], два: огонь и земля, причем первый имеет статус демиурга, а вторая — материи. (22) Первоначально люди произошли из ила, сам же [человек] представляет собой [смесь] горячего и холодного, из которых состоят все вещи. Душа (psuchê) и ум (nous) тождественны, о чем упоминает и Теофраст в "Физике", где он излагает учения почти всех [физиков]. Философия, по его словам, двояка: одна согласно истине, другая согласно мнению. Поэтому он и говорит в одном месте [цит. фр. В 1, ст. 28-30]. Он тоже философствует в стихах, подобно Гесиоду, Ксенофану и Эмпедоклу. Критерием [истины] он считал разум (logos), а ощущения— недостоверными. Так, он говорит [цит. фр. В7, ст. 3-5]. (23) Вот почему Тимон [с похвалой] говорит о нем:

И Парменидову мощь, велемудрого, без многомненья,
Что ощущения свел к обману воображенья.

 

Платон посвятил ему диалог, озаглавленный "Парменид, или Об идеях". Расцвет его пришелся на шестьдесят девятую олимпиаду [504-501 гг. до н. э.].

Считается, что он первым открыл тождество Вечерней и Утренней звезды, как говорит Фаворин в пятой книге "Воспоминаний". Правда, некоторые [считают первооткрывателем] Пифагора, но Каллимах говорит, что поэма ему не принадлежит. Сообщают также, что он установил законы для своих сограждан, как говорит Спевсипп в сочинении "О философах", а также впервые выставил рассуждение "Ахиллес", согласно Фаворину в "Разнообразных рассказах".

Был и другой Парменид — ритор, автор [риторического] руководства.

2. СУДА, под словом "Парменид": Парменид, сын Пирета, элеец, философ, ученик Ксенофана Колофонского, а согласно Теофрасту, Анаксимандра Милетского. Его преемниками, в свою очередь, были философ и врач Эмпедокл и Зенон Элейский. Написал "Природоведение" (phusiologia) в эпических стихах и еще какие-то прозаические сочинения, о которых упоминает Платон [Софист, 237 А; ср. В 7].

3. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, II, 3: Анаксимен, сын Эвристрата, милетец, учился у Анаксимандра, но некоторые говорят, что он учился и у Парменида.

4. ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 166 [ср.: Эпихарм А 4]: И все, кто так или иначе упоминает о физиках, прежде всего цитируют Эмпедокла и Парменида Элейского...

ПРОКЛ. Комм. к "Пармениду", I (с. 619, 4 Cous.): Так вот, во время этого [Панафинейского, ср. А 5] праздника, как мы сказали, прибыли в Афины Парменид и Зенон: Парменид — учитель, Зенон — ученик, оба элейцы, и, мало того, оба прошедшие пифагорейскую школу, как сообщает где-то Никомах.

ФОТИЙ. Библиотека, кодекс 249 ("Жизнеописание Пифагора"), с. 439 а 36: Зенона и Парменида Элейских, а они тоже принадлежали к Пифагорейской школе.

5. ПЛАТОН. Теэтет, 183 e: К Мелиссу и всем прочим, кто полагает универсум единым и неподвижным, я, [говорит Сократ], испытываю почтение и боюсь, как бы нам не опошлить [их учения] своим разбором, и все же [ко всем ним вместе взятым я испытываю меньше почтения, чем к одному Пармениду. Парменид же мне кажется по слову Гомера [ср.: Ил., III, 172], внушающим благоговение и в то же время тронет я познакомился с ним, когда был очень молод, а он очень стар, и мне показалось, что он обладает прямо-таки совершенно исключительной глубиной. Поэтому я боюсь что мы не поймем его слов и уж тем более упустим, что он имел в виду, но самое главное — что останется нерассмотренным то, ради чего мы затеяли наше рассуждение т.е. что есть научное знание (epistêmê) , и т. д.

ОН ЖЕ. Софист, 217 с: ...Посредством вопросов [и ответов], как это было однажды, когда я слышал Парменида, который излагал отличные рассуждения, пользуясь этим приемом; я тогда был молод, а он очень стар.

ОН ЖЕ. Парменид, 127 а: Антифонт сказал, что, по словам Пифодора, на Великие Панафинеи однажды прибыли Зенон и Парменид. Парменид был уже очень стар сильно сед, но хорош и благообразен на вид; лет ему было примерно шестьдесят пять Зенону же тогда было приблизительно лет сорок; он был высок и миловиден, и поговаривали, что он был любовником Парменида. Остановились они, по его словам, у Пифодора, за стеной, в Керамике. Туда-то и пришел Сократ, а с ним еще много народу желая послушать сочинения Зенона, которые они привезли впервые. Сократ тогда был очень молод. Ср.: ПРОКЛ. Комм. к этому месту, 684, 21.

АФИНЕЙ, XI, 505 F: Платоновскому Сократу возраст еле-еле позволяет быть собеседником Парменида, не то что произносить и выслушивать такие речи, [как в "Пармениде" Платона]. Но что всего отвратительнее и всего лживее — так это безо всякой нужды сказать, что согражданин Парменида Зенон был его любовником! Ср.: МАКРОБИЙ. Сатурналии, I, 1, 5.

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 25: Зенон Элейский. Аполлодор в "Хронике" говорит, что он был родным сыном Телевтагора, а приемным Парменида... Зенон был учеником Парменида и его любовником.

6. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 5. 986 b 22: Говорят, что Парменид был его [Ксенофана] учеником.

7. АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к "Метафизике", А 3. 984 b 3 (с. 31, 7 Hayd.):

О Пармениде и его учении Теофраст в первой книге "О физике" говорит так: "Явившийся после него (он разумеет Ксенофана) Парменид, сын Пирета, элеец, пошел обоими путями: он и утверждает, что универсум вечен, и пытается истолковать генесис вещей. Воззрения его в обоих случаях не одинаковы: в соответствии с истиной он полагает универсум единым, невозникшим и шарообразным, а в соответствии с мнением толпы, для того чтобы истолковать генесис феноменального мира, полагает два начала: огонь и землю, одно как материю, другое как творящую причину". СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", с. 22, 27: ...Ксенофана Колофонского, учителя Парменида.

8. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 28, 4: Левкипп, элеец или милетец (о нем говорят и так, и так), примкнув к философии Парменида, пошел не тем же путем [в учении] о бытии, что Парменид и Ксенофан, а, судя по всему, противоположным: тогда как они полагали универсум единым, неподвижным, невозникшим и конечным и не разрешали даже исследования не-сущего ["= того, чего нет"], он принял атомы как бесконечные [по числу] и вечно движущиеся элементы.

9. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 55: Теофраст же говорит, что он [Эмпедокл] был ревнителем Парменида и подражал ему в поэзии: ведь и Парменид тоже обнародовал трактат о природе в эпических стихах.

10. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", с. 25, 19: Эмпедокл из Акраганта, родившийся [или: "живший"] немного позже Анаксагора, ревнитель и ученик Парменида, а еще больше пифагорейцев.

11. ЕВСЕВИЙ. Хроника: а) Ол. 81 (456г.): натурфилософы Эмпедокл и Парменид были известны, б) Ол. 86 (436 г.): тогда был известен натурфилософ Демокрит из Абдер, и философы Эмпедокл из Акраганта, Зенон и Парменид, и Гиппократ Косский Ср.: Chronicon Henzenianum (IG XIV) 1297, 30 [между Ксерксом и Пелопоннесской войной, цифра неразборчив]: Сократ-философ, Гераклит Эфесский, Анаксагор, Парменид и Зенон на... году...

12. СТРАБОН, VI, 1, с. 252: Обогнувшему [мыс открывается] другой соседний залив, в котором расположен город, который основавшие его фокейцы [называли] Хюэлэ, другие — Элэ по названию какого-то источника, а нынешние [жители] называют Элея, откуда были родом Парменид и Зенон, мужи-пифагорейцы. Полагаю, что благодаря им и даже еще раньше город получил хорошие законы [см. А I].

ПЛУТАРХ. Против Колота, 32, с. 1126 А [после: ДЕМОКРИТ, фр. 728 Лурье]: Парменид же благоустроил свою родину наилучшими законами, так что власти ежегодно брали с граждан клятву оставаться верными законам Парменида.

* 12 а. Элейская надпись на герме (1 в. до н. э.): Парменид, сын Пирета. Улиад, физик.

 

Поэзия


ср. А 1. 2

 

13. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, 1, 16: Другие [философы оставили] по одному сочинению: Мелисс, Парменид, Анаксагор.

14. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "О небе", с. 556, 25: ...Или потому, что Мелисс и Парменид озаглавили свои сочинения "О природе" ... Однако в этих сочинениях они рассуждали не только о метафизике, но и о физике и, вероятно, поэтому не избегали заглавия "О природе".

15. ПЛУТАРХ. Как слушать поэтов 2. 16 С: Стихи Эмпедокла и Парменида, "Противоядия" Никандра и "Гномологии" Феогнида суть теоретические рассуждения заимствующие у поэзии как средство возвышенность слога и размер, чтобы избежать прозаичности.

16. ПЛУТАРХ. Об умении слушать, 13, 45 А: Архилоха можно упрекнуть за содержание, Парменида за стихотворную форму, Фокилида — за пошлость, Еврипида — за болтливость, Софокла — за неровность слога. Ср. 21 А 25.

17. ПРОКЛ. Комм. к "Тимею", т. I, с. 345, 12: А Парменид хоть и грешит неясностью из-за поэтической формы, а все же и он тоже излагает путем доказательств эту теорию [=платоновское различение умопостигаемого и возникшего].

18. ПРОКЛ. Комм. к "Пармениду", I, с. 665, 17: ...Сам Парменид в поэзии: хотя уже сама поэтическая форма обязывала его пользоваться метафорами, фигурами и тропами, все же он был склонен к лишенной прикрас, сухой и ясной форме изложения. Это явствует из следующих стихов [цит. фр. В 8, ст. 25. 5. 44. 45] и тому подобных мест. Поэтому речь его представляется скорее прозаической, нежели поэтической.

19. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 36, 25: Поскольку опровержение мнений предшествующих философов мы услышим и от Аристотеля, и до Аристотеля то же, очевидным образом, делает Платон, а до них обоих Парменид и Ксенофан, то следует знать, что [в своей критике] они опровергают [лишь] кажущуюся нелепость в рассуждениях предшественников, заботясь тем самым о поверхностных читателях, ибо древние имели обыкновение излагать свои мнения в символической форме [букв. "загадками"].

20. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 146, 29: И если он говорит, что единое сущее "подобно цельной массе хорошо закругленного шара" [фр. В 8, ст. 43], то не удивляйся: из-за поэтической формы он отдает дань и мифотворческому вымыслу. Чем отличается этот способ выражения от выражения Орфея [фр. 70, 2 Kern] "серебристое яйцо", [также символически обозначающего единое сущее]?

МЕНАНДР-РИТОР [или ГЕНЕТЛИЙ]. Подразделение эпидейктических жанров, I, 2, 2: Примером натурфилософских [= аллегорических] гимнов [о богах] могут служить гимны, сочиненные Парменидом и Эмпедоклом [ср. 31 А 23].

Там же, I, 5, 2: [Натурфилософские гимны] — это когда, сказывая гимн Аполлону, мы называем его солнцем и рассуждаем о природе солнца и про Геру говорим, что она воздух, а про Зевса, что он тепло [~ огонь]: вот что такое натурфилософские гимны. В чистом виде этим жанром пользуются Парменид и Эмпедокл... но только Парменид и Эмпедокл дают [подробные аллегорические] толкования, а Платон вкратце напоминает.

21. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 144, 25: И если меня не сочтут педантом, я с удовольствием ..... комментарию стихи Парменида о едином сущем, которых не так уж и много: как в подтверждение моих утверждений, так и по причине редкости сочинения Парменида [цит. фр. В 8, стихи 1-52].

 

Учение


ср. А 1, § 21 сл.; А 7-8

 

ФИЛОПОН. Комм. к "Физике", 65, 23 Vit.: Сообщают, что он [Аристотель] написал специальную книгу против учения Парменида.

22. ПСЕВДО-ПЛУТАРХ. Строматы, 5= ЕВСЕВИЙ. Приготовление к Евангелию, I, 8, 5 (с. 30, 4-12 Mras.): Парменид Элейский, ученик Ксенофана, усвоил его воззрения, но в то же время занял противоположную позицию. Он утверждает, что, согласно истине вещей, универсум вечен и неподвижен: по его словам, он един, единороден, незыблем и нерожден [ср. В 8, ст. 4]. А возникновение (генесис) мнимо-сущих-согласно-ложному-субъективному-представлению, равно как и ощущения, он изгоняет из [сферы] истины. Он говорит, что если существует нечто помимо сущего ["того, что есть"], то оно не есть сущее ["то, что есть"]. Но не-сущего ["того, чего нет"] нет во всей целокупности вещей. Так он приходит к допущению, что сущее ["то, что есть"] не возникло [собств. "лишено генесиса"]. Земля, по его словам, возникла в результате осаждения густого воздуха.

*22а. Схолии к Евклиду, V, с. 77, 20: Поскольку отрицательные определения, как говорит Парменид, подобают началам и границам...

23. *ИСОКРАТ, 15, 268: ...Учения древних философов, один из которых полагал бесконечное число сущих... а Парменид и Мелисс — одно.

Там же, 10, 3: Как можно превзойти Горгия, дерзнувшего утверждать, что вообще ничего нет [букв. "ни одно из сущих не есть"], или Зенона, пытавшегося доказать, что одно и то же возможно и невозможно, или Мелисса, который, невзирая на то что множество вещей бесконечно, взялся изыскивать доказательства, что Все есть одно?

ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, I, 11, 1: Парменид полагает, что Все одно, вечно, не возникло и шарообразно, но и он не избежал мнения большинства, полагая началами Всего огонь и землю: землю — как материю, огонь — как творящую причину. Он говорил, что космос уничтожается, а как — не сказал. (2) Он утверждал также, что Все вечно, не возникло, шарообразно и одинаково, не имеет пространства внутри себя, неподвижно и конечно.

24. * АРИСТОТЕЛЬ. Физика, А 8, 191 а 24: Первые философы в поисках истины и природы вещей как бы сбились с пути по неопытности и пошли не по той дороге: они утверждают, что ничто из сущего не возникает и не уничтожается, так как все, что возникает, по необходимости должно возникать либо из сущего, либо из не-сущего, однако ни из того, ни из другого [оно возникать] не может. В самом деле, сущее ["то, что есть"] не возникает, ибо оно уже есть, а из не-сущего ["того, чего нет"] не может возникнуть ничего, ибо должен быть какой-то субстрат [возникновения]. Доводя это рассуждение до логического конца, они приходят к выводу, что многого вообще нет, а есть одно только сущее ["то, что есть"] само по себе.

* ОН ЖЕ. Метафизика, А 3, 984 а 27: Самые первые [философы], которые занимались исследованиями такого рода и утверждали, что субстрат один, не испытывали [по этому поводу] никаких затруднений, однако некоторые из полагавших [субстрат] единым, как бы побежденные [~ вынужденные] этим исследованием, признали, что одно неподвижно, равно как и вся Вселенная, и причем не только в отношении возникновения и уничтожения (это тезис древний, и его признавали все), но и в отношении всех остальных видов изменения, и в этом их особенность. Так вот, из полагавших универсум единым никому не удалось постичь такую [движущую] причину, за исключением, пожалуй, Парменида, да и тому [это удалось] лишь постольку, поскольку он полагает не одну, а в некотором смысле две причины.

* Там же, А 5. 986 b 9: На основании изложенного выше можно в достаточной мере судить об образе мыслей старинных [мыслителей], признававших элементы природы множеством. Однако некоторые [из старинных философов] высказывались об универсуме как об одной субстанции, но только не все на один манер, ни в смысле правильности [их рассуждений], ни в смысле согласия с природой. Обсуждение этих [философов] никоим образом не вяжется с настоящим исследованием причин (они рассуждают не так, как некоторые натурфилософы, которые, признав сущее одним, тем не менее порождают из одного [множество] как из материи, а иначе: если те привносят [в одно] движение, во всяком случае когда пытаются объяснить происхождение универсума, то эти полагают [одно] неподвижным). Но все же вот то, что по крайней мере представляет интерес для настоящего исследования.

Там же. А 5, 986 b 18: Парменид, судя по всему, исследовал формальное [соответствующее логосу-понятию] Одно, а Мелисс — материальное, поэтому первый полагает его конечным, второй — бесконечным.

Там же, А 5, 986 b 27: Парменид же, судя по всему, высказывает более проницательные суждения. Он постулирует, что отличное от сущего ["того, что есть"] не-сущее—ничто, откуда, как он полагает, с необходимостью вытекает, что есть [только] одно — сущее ["то, что есть"] и ничего больше... Однако, вынуждаемый согласовать [теорию] с опытом [собств. "феноменами"] и полагая [поэтому], что [то, что есть], — одно согласно логосу, но множественно согласно чувственному восприятию, он, с другой стороны, полагает, что причин две и начал два: горячее и холодное, т. e. огонь и земля. Из них горячее он соотносит с сущим ["тем, что есть"], а холодное — с не-сущим ["тем, чего нет"]. Ср.: АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к этому месту, с. 45, 2.

Там же, 1010 а 1: Причина этого воззрения в том, что они [Эмпедокл, Парменид, Демокрит, Анаксагор] занимались исследованием истины относительно реальности, но при этом единственной реальностью полагали чувственно воспринимаемые вещи.

25. АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Г 1, 298 b 11: Те, кто философствовал в поисках истины до нас, расходились в своих воззрениях [относительно возникновения] и с теми взглядами, которые теперь высказываем мы, и между собой. Одни из них полностью отрицали возникновение и уничтожение: ничто сущее, утверждают они, не возникает и не уничтожается — это нам только кажется. Таковы Мелисс и Парменид с их сторонниками. Теории их, пусть даже во многом правильные, нельзя все же считать естественнонаучными, так как вопрос о существовании лишенных возникновения и совершенно неподвижных вещей должен рассматриваться не физикой, а другой, первенствующей над ней дисциплиной. А они полагали, что, кроме бытия чувственно воспринимаемых вещей, никакой другой реальности нет, но в то же время впервые поняли, что без такого рода [= неизменных] вещей никакое познание или мышление невозможны, и потому перенесли на первые [= умопостигаемые] те воззрения, которые были справедливы для вторых [= чувственных].

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, А 8, 325 а 13: Рассуждая таким образом, они вышли за границы [букв. "пере-шли", т. e. "транс-цендировали"] чувственного восприятия и, пренебрегши им, поскольку, по их мнению, надо следовать [только] разуму, утверждают, что универсум один, а согласно некоторым, неподвижен и безграничен, поскольку, мол, граница граничила бы с пустотой. Вот так, исходя из таких оснований, они и высказались об истине. Далее, в теории эти утверждения представляются верными, но полагать так о реальных вещах похоже на сумасшествие. ФИЛОПОН. Комм. к этому месту, с. 157, 27: Он бранит Парменида с его сторонниками ; за то, что они считали, что не следует обращать ни малейшего внимания на непосредственную очевидность вещей, а лишь на непротиворечивость теории.

26. ПЛАТОН. Теэтет, 181 а: А если сторонники [~ "остановщики"] [Мирового) Целого покажутся нам в своих утверждениях ближе к истине, перебежим к ним от тех, кто наделяет движением даже неподвижное.

СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, X, 46: Отрицают же [движение] Парменид. и Мелисс со своими последователями; Аристотель ["О философии", фр. 9, с. 77 Ross] назвал их "остановщиками природы и бесприродниками": остановщиками (stasiôtai) от слова остановка (stasis), а бесприродниками (aphusikoi) — потому что, отрицая движение они упразднили природу, которая, [по Аристотелю], есть источник движения.

27. АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Г 6, 207 а 9: Целое мы определяем так: "то, в чем ничто не отсутствует", например целый человек или целый ящик. [Это определение приложимо] как к единичному [целому предмету], так и [к целому] в собственном смысле [= Мировому Целому], т. e. к "целому, вне которого [не находится] ни одна [из его частей]". А у чего что-то отсутствует [и находится] вне него — то не целое, что бы ни отсутствовало. Целое и совершенное [—законченное] либо совершенно тождественны, либо близки по значению. Но ничто не может быть совершенным, не имея конца, а конец есть граница. Поэтому следует полагать, что Парменид высказался лучше Мелисса: Мелисс говорит, что безграничное есть целое, а Парменид — что целое ограничено "от центра равносильное" [фр. В 8, ст. 44].

28. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", с. 115, 11: Как сообщает Александр, Теофраст в первой книге "Исследования о природе" излагает аргумент Парменида так: "То, что отлично [букв. "помимо"] от сущего, — не-сущее. Не-сущее ничто. Следовательно, сущее одно". А Евдем так: "То, что отлично от сущего, — не-сущее. Но сущее однозначно. Следовательно, сущее одно". Действительно ли Евдем пишет об этом с такой ясностью где-то еще, я не могу сказать. Но в "Физике" [ЕВДЕМ, фр. 43 Wehrli] он пишет о Пармениде следующее, причем из его слов, пожалуй, можно вывести [формулировку Евдема, цитируемую Александром]: "Парменидово доказательство того, что сущее одно, неубедительно, даже если сделать ему уступку и допустить, что [термин] 'сущее' употребляется в одном значении, за исключением категории чтойности, например когда [предикат] 'человек' сказывается об отдельных людях. И когда понятия предицируются о единичном, всем [индивидам] будет присуще одно и то же понятие сущего так же, как понятие животного присуще всем животным. Допустим, что все сущие прекрасны и нельзя найти ни одного, которое не было бы прекрасным: все [сущие] в таком случае будут прекрасны, но прекрасное будет не одним, а многим: 'прекрасным' будет цвет, 'прекрасным' — занятие, 'прекрасным' — все, что угодно. Точно так же все вещи будут 'сущими', но 'сущее' не будет ни одним, ни тем же самым: вода — это одно, а огонь — другое. Стало быть, неудивительно, что Парменид следовал недостоверным аргументам и был введен в заблуждение тем, что в его время еще не было выяснено: о многозначности [сущего] никто и понятия не имел, лишь Платон впервые ввел различение двух значений; никто не различал субстанциально сущего и акцидентально сущего. Явно он был обманут этим. Эта теория [= категориальный анализ сущего], равно как и силлогистика, была открыта [позднее] благодаря диспутам и диалектике [собств. "тезисам" (logoi) и "антитезисам" (antilogiai)], ибо [тезис] не признавался [оппонентом], если не казался [логически] необходимым. А прежние философы выставляли свои тезисы без доказательств".

29. Мнения философов, I, 24, 1 ("О возникновении и уничтожении"): Парменид и Мелисс отрицали возникновение и уничтожение, так как полагали универсум (to pan) неподвижным.

30. АММОНИЙ. Комм. к "Герменевтике", с. 133, 16: Прежде всего (как научил нас Тимей [27 С] и как утверждает сам Аристотель в своих рассуждениях о божестве, а до них Парменид, и не только у Платона [137 А], но и в своих стихах) в мире богов нет ни прошедшего, ни будущего, коль скоро ни то, ни другое не суще ["не налично-сейчас"], одно "уже не", другое "еще не", и коль скоро одно уже раз и навсегда изменилось, а другое постоянно изменяется; между тем такого рода [атрибуты] невозможно приписать сущностно сущим и не допускающим изменения даже в мысли [предметам].

31. Мнения философов (Стобей), I. 7. 26 ("Что есть бог?"): Согласно Пармениду, неподвижное, конечное, шарообразное.

32. Мнения философов, I, 25, 3 ("О необходимости"): Парменид и Демокрит: все в силу необходимости (anagkê), она же судьба (heimarmenê), Правда (Дикэ), провидение (pronoia) и творец космоса. Ср.: ФЕОДОРИТ, VI, 13: Парменид называет необходимость "божеством" (Зевсом), Правдой и провидением.

33. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Протрептик, 5, 64 (т. I, c. 49, 2 St.): Парменид Элейский причислил к богам огонь и землю.

34. ПЛУТАРХ. Против Колота, 13. 1114 D: [Парменид] не упраздняет ни ту, ни другую реальность [ни ноэтические, ни доксические вещи], но воздает должное каждой: к разряду единого-и-сущего он относит умопостигаемую реальность, называя ее "сущим" как нечто вечное и неуничтожимое, а "одним" — как нечто подобное себе и не поддающееся дифференциации, а к разряду неупорядоченного и движущегося он относит чувственную реальность. Средство познания этих [двух реальностей] можно видеть, с одной стороны, в "непогрешимом сердце легко убеждающей Истины" [В 1, 29], которое находится в контакте с умопостигаемым и пребывающим в одном и том же состоянии, а с другой — в "мнениях смертных, в которых нет достоверности точной [В 1, 30], поскольку они в контакте с вещами, подверженными всевозможным изменениям и аффектам и не сохраняющими самотождественности [букв. "подверженными расподоблению"].

СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 39, 10: [Парменид] называет это учение мнимым [собств. "постигаемым доксой"] и обманчивым не в том смысле, что оно абсолютно ложно, а в том, что оно низверглось [или: "низко пало"] от умопостигаемой истины до феноменального и постигаемого доксой чувственного мира.

Там же, с. 25, 15: Из полагавших конечное число начал одни принимают два, как, например, Парменид в "Доксе" огонь и землю, а точнее, свет и тьму.

35. АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 3. 330 b 13: Те, кто изначально допускает два [элемента], как, например, Парменид огонь и землю, считают промежуточные [тела], т. e. воздух и воду, их смесями.

Там же, В 9. 336 а 3: Поскольку, как они утверждают, горячему свойственно разделять, а холодному — сплачивать воедино, и каждое из других [тел] одно творит, другое претерпевает, из них, [как из материи], говорят они, и посредством них [как движущей причины] все остальное возникает и уничтожается.* Ср.: ФИЛОПОН. Комм. к этому месту, 287, 21: Александр говорит, что этого мнения держался Парменид с его сторонниками.

ЦИЦЕРОН. Учения академиков, II, 37, 118: Парменид [полагает] огонь тем, что движет, землю тем, что им оформляется.

36. Мнения философов (Стобей), II, 1, 2 ("О космосе"): ...Парменид, Мелисс... [признают] один космос... (3) Анаксимандр, Анаксимен... — бесчисленные космосы...

Там же (Стобей) II, 4, 11 ("Уничтожим ли космос?"): Ксенофан, Парменид, Мелисс [полагают] космос невозникшим, вечным и неуничтожимым.

37. Мнения философов (Стобей), II, 7, 1 ("О строении космоса"): Парменид говорит, что есть венцы, тесно переплетенные [или: "обвитые вокруг"], следующие друг за другом, один — из разреженного [вещества], другой — из плотного, а между ними — еще другие, смешанные из света и тьмы. То, что объемлет все [венцы] и окружает наподобие стены, — твердое, под ним — огненный венец. И то, что [находится] в самом центре всех [венцов], тоже твердое, а вокруг него — опять огненный [венец]. А самый средний из смешанных [венцов] для всех [них] — "родитель" движения и рождения; он называет его также "кормчей богиней", "ключедержицей", Правдой (Дикэ) и Необходимостью (Ананкэ). Аэр (темный воздух) — выделение земли, которое испарилось [из нее] по причине ее слишком сильного сжатия [собств. "валяния"]. Солнце и Млечный путь — отдушины огня. А Луна смешана из них обоих: аэра и огня. Выше всего расположен окружающий все эфир, под ним находится огненное [вещество] — то, что мы называем "небом", а уж под ним — земной мир.

ЦИЦЕРОН. О природе богов, I, 11, 28: [Теология Парменида]: Парменид измышляет нечто похожее на венок (он называет это stephanê)—содержащий огненный блеск или круг света, который окружает небо и который он называет богом. В нем невозможно заподозрить ни божественного образа, ни сознания. И много еще чудищ у того же [автора]: он ведь относит к богам "Войну", "Раздор", "Вожделение" и другие вещи того же рода, которые уничтожаются либо болезнью, либо сном, либо забвением, либо старостью. То же самое и о светилах, но, поскольку мы уже опровергли это учение [= о божественности светил] в случае с другим [философом], опустим его в случае с этим [Парменидом].* Ср.: ФИЛОДЕМ. О благочестии, с. 68 G= c. 534-535 Dox.: Парменид же*** очевидно, он полагает первого бога неодушевленным, а тех [богов], что им рождены, отчасти отождествляет со страстями человека...***

* ПЛАТОН. Пир, 195 с: А в древних распрях богов, о которых рассказывают Гесиод и Парменид, повинна скорей Необходимость, нежели Любовь [Эрос] ... Если бы в них была Любовь, они бы не оскопляли, не заковывали бы друг друга в цепи и не совершали бы множество других насилий...

38. Мнения философов (Стобей), II, 11, 4 ("О субстанции неба"): Согласно Пармениду, Гераклиту [А 10 DK= 61 а 1], Стратону [фр. 84 Wehrli], Зенону, небо состоит из огня.

39. Там же (Стобей), II, 13, 8 ("О субстанции звезд"): Парменид и Гераклит [А 10 ОК= 61 a1] полагают звезды сгустками огня.

40. ВИЗАНТИЙСКИЙ АНОНИМ, изд. Treu, с. 52, 19: Из неподвижных звезд, вращающихся вместе со Вселенной, одни для нас безымянны и непостижимы, как сказал Парменид-физик, а имеющих имена до шестой величины — тысяча, согласно Арату.

40 а. Мнения философов (Стобей), II, 15, 7 ("О порядке светил"): Парменид первой в эфире помещает Утреннюю звезду, тождественную, по его мнению, с Вечерней, за ней Солнце, а под ним те звезды, что в огненной [сфере], которую он называет "небом" [В 10, 5].

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ. VIII, 14: [Пифагор] первым сказал, что Вечерняя и Утренняя звезды тождественны, а по другим — Парменид.

41. Мнения философов (Стобей), II, 20, 8 ("О сущности Солнца"): Согласно Пармениду и Метродору [70 АН], Солнце — из огня.

42. Там же (Стобей), II, 25, 3 ("О сущности Луны"): Согласно Пармениду, из огня. Там же, II, 26, 2 ("О величине Луны"): Согласно Пармениду, равна [по величине] Солнцу, так как [?] им освещается.

Там же (Стобей), II, 28, 5 ("Об освещении Луны"): Фалес [11 А 17) первым сказал, что Луна освещается Солнцем. Пифагор, Парменид... того же мнения [ср. В 21].

43. Там же (Стобей), II, 20, 8 а ("О сущности Сонца"): Согласно Пармениду, Солнце и Луна выделились из Млечного пути, Солнце — из более разреженной смеси, т. e. горячею, Луна — из более плотной, т. e. холодного.

43 а. Там же, III, 1, 4 ("О Млечном пути"): Согласно Пармениду, смесь плотного и разреженного произвела млековидный цвет.

44. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 48: [Пифагор] первым назвал небо "космосом", а Землю круглой (согласно Теофрасту, Парменид, а согласно Зенону, Гесиод).

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 15, 7 ("О землетрясениях"): Согласно Пармениду, Демокриту, [Земля] остается в равновесии вследствие равного расстояния от всех точек [периферии космоса], так как нет причины, по которой она скорее склонилась [~ перевесила] бы сюда, нежели туда: поэтому она-де только колеблется, но не движется.

АНАТОЛИЙ. О декаде, с. 30 Heib.: Кроме того, [пифагорейцы] полагали, что в центре четырех элементов покоится некий генадический [= соответствующий Единице, enadikon] огненный куб, о центральном местоположении которого знал и Гомер, когда говорил: "Столь внизу под Аидом, сколь Небо вверху над Землею" [Ил., VIII, 16]. Похоже, что в этом пифагорейцам следовали Эмпедокл и Парменид с их последователями и едва ли не большинство древних мудрецов, утверждая, что монадическая субстанция, подобно очагу, расположена в центре и благодаря равновесию сохраняет то же самое местоположение.

44 а. СТРАБОН, II, 22 (94): Посидоний говорит, что основоположником учения о разделении [Земли] на пять поясов (zônai) был Парменид, но только он утверждал, что жаркий пояс почти в два раза больше в ширину, {чем расположенный между тропиками}, так как заходит за оба тропика вовне и до умеренных поясов. Ср.: АХИЛЛ. Введение, 31 [из Посидония через Евдора], с. 67, 27: Парменид Элейский впервые дал толчок [развитию] учения о поясах.

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 11, 4 ("О положении Земли"): Парменид впервые определил обитаемые области Земли, [локализовав их] в двух субтропических поясах.

45. МАКРОБИЙ. Комм. к "Сну Сципиона", I, 14, 20: Парменид [полагает, что душа состоит] из земли и огня.

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), IV, 3, 4 ("Тело ли душа и какова ее сущность?"): Парменид и Гиппас [18, 9] [считают душу] огненной.

Там же (Псевдо-Плутарх), IV, 5, 5 ("О сознании"): Согласно Пармениду и Эпикуру, сознание ["главенствующее начало"] находится во всей грудной клетке.

Там же (Стобей), IV, 5, 12: Парменид, Эмпедокл [фр. 525] отождествляют интеллект (nous) и душу (psuchê). По их мнению, нет ни одного животного, лишенного разума (alogon) в строгом смысле слова.

46. ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 1: Относительно ощущения наиболее распространенных общих воззрений два: одни объясняют его подобием [органа и объекта], другие — противоположностью. Парменид, Эмпедокл и Платон — подобием, а ... Анаксагор и Гераклит с их последователями — противоположностью... (3) Парменид вообще ничего не определил, а лишь [указал], что при наличии двух элементов познание (gnôsis) зависит от преобладания [одного из них]. В зависимости от того, окажется ли в избытке горячее или холодное, мысль (dianoia) становится иной, причем лучше и чище та, что от горячего. Правда, и ей нужна определенная пропорция (summetria): "Смотря по тому, в каком состоянии всякий раз... — говорит он, — мысль" [В 16]. Ощущение и мышление (tо phronein) он отождествляет, поэтому и память и забвение проистекают от этих [элементов] и обусловлены [пропорцией их] смеси. А когда они смешаны в равной пропорции, будет ли сознание или нет и что это будет за состояние, — больше он никаких разъяснении не дал. А то, что он и противоположному [элементу, т. e. холодному, — земле] как таковому приписывает ощущение, это явствует из тех его слов, где он говорит, что свет, тепло и голос мертвый не ощущает из-за отсутствия огня, а холод, молчание и [другие] противоположности ощущает. Мало того, вообще все существующее обладает-де некоторым сознанием! С помощью такого голословного утверждения он, по-видимому, хочет одним махом отрубить те трудности, которые вытекают из его воззрения.

46 а. Мнения философов (Стобей) V, 30.4 ("О здоровье, болезни и старости"): Согласно Пармениду, старость вызывается нехваткой тепла.

46 b. ТЕРТУЛЛИАН. О душе, 45: Эмпедокл [фр. 567] и Парменид... полагают. . сон ... охлаждением.

47. Мнения философов (Стобей), IV, 9, 6 ("Истинны ли ощущения?"): Парменид, Эмпедокл [фр. 432], Анаксагор, Демокрит, Эпикур, Гераклид [фр. 122а Wehrli] полагают, что отдельные ощущения обусловлены соразмерностью пор [с воспринимаемыми объектами], причем к каждому органу чувств подходит [собств. "подогнан, прилажен"] соответствующий род чувственно воспринимаемых объектов.

48. Мнения философов (Стобей), IV, 13, 9-10 ("О зрении"): По словам Гиппарха, [зрительные] лучи, которые вытягиваются из каждого глаза, своими концами, словно прикосновеньями рук, ощупывают внешние тела и передают восприятие к органу зрения. Некоторые приписывают это мнение и Пифагору как авторитету в математических науках, и, кроме того, Пармениду, который обнаруживает этот взгляд в своих стихах.

49. ФИЛОДЕМ. Риторика, fr. inc. 3, 7 (т. II, с. 169 Sudh.): ...Парменид и Мелисс, которые учат, что Все — одно, и так как ощущения ложны...

Мнения философов (Стобей), IV, 9, 1 ("Истинны ли ощущения?"): Пифагор, Эмпедокл, Ксенофан [21 А 49], Парменид... полагают ощущения ложными.

50. Мнения философов (Стобей), IV, 9, 14: Согласно Пармениду, Эмпедоклу, влечение [= аппетит] возникает от недостатка пищи...

51. ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 4, 7, 8: Эмпедокл [фр. 484] ... утверждает нечто следующее. Сначала из как бы беременной земли там и сям родились отдельные члены, затем они срослись и образовали естество цельного человека, смешанное одновременно с огнем и водой... Того же мнения, за исключением немногочисленных расхождений с Эмпедоклом, держался и Парменид из Велии. Ср.: Мнения философов V, 19, 5.

52. АРИСТОТЕЛЬ. О частях животных, В 2. 648 а 25: Некоторые говорят, что водные животные теплее земных, полагая, что холод среды компенсируется теплотой их природы, равно как они же утверждают, что бескровные [живые существа теплее] обладающих кровью, а самки — самцов. Так, Парменид и некоторые другие утверждают, что женщины теплее мужчин, поскольку, мол, месячные происходят от теплоты и обилия крови, а Эмпедокл — наоборот.

53. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 7, 2 ("Как рождаются самцы и самки?"): Парменид — наоборот, [нежели Эмпедокл; ср. 31 А 81], по его словам, на севере [во время антропогенеза из земли] произросли самцы, так как они содержат больше плотного [вещества], а на юге — самки в силу рыхлости.

Там же, V, 7, 4: Согласно Анаксагору [59 А 111] и Пармениду, [сперма, отделившаяся] с правой стороны [тела отца], эякулируется в правые части матки, а с левой — в левые: [в этом случае родятся самцы]. Если же направление эякуляции поменяется, родятся самки. Ср.: АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, Д 1. 763 b 30.

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 5, 2: Стало быть, среди философов нет общепризнанного мнения по вопросу, откуда [= из какой части тела] исходит семя. Парменид полагал, что оно происходит то с правой стороны, то с левой.

54. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 11, 2 ("Откуда происходит сходство [ребенка] с родителями и с предками?"): Парменид полагает, что, когда сперма отделится с правой стороны {матки}, [ребенок похож] на отца, когда с левой — на мать.

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 6, 8: Впрочем, Парменид полагает, что, когда семя даст правая сторона [тела отца], тогда сыновья похожи на отца, когда левые — на мать.

Там же, 6, 5: Между женщиной и мужчиной, говорит Парменид, происходит борьба и на чьей стороне победа, того облик и воспроизводится [в ребенке].

ЛАКТАНЦИЙ. О творении Божьем, 12, 12: Считается, что несхожие натуры образуются так: когда семя мужского пола случайно попадет в левую часть матки, то, как полагают, рождается мальчик, но поскольку он зачат в женской части, то в нем есть что-то женское в большей мере, нежели это допускает мужское достоинство: либо замечательная красота, либо излишняя белизна, либо гладкость тела, либо нежны" члены, либо маленький рост, либо тонкий голос, либо слабость духа, либо сразу несколько из этих черт. Точно так же если в правую часть [матки] вольется женского рода семя, то родится девочка, но поскольку она зачата в мужской части, то в ней есть что-то мужское в большей мере, нежели это дозволяет ее пол: либо мощные члены, либо непомерный рост, либо смуглый цвет, либо бугристое лицо, либо некрасивые черты, либо низкий голос, либо отважный дух, либо сразу несколько из этих черт [ср. В 18].

 

В. ФРАГМЕНТЫ

 

О природе

 

1. Ст. 1-30: СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, VII, 111: Ученик Ксенофана Парменид осудил гипотетическую [собств. "основанную на доксе"] теорию, т.e. теорию, основанную на необоснованных субъективных представлениях, и признал критерием [истины] научную, т.e. непогрешимую, теорию. В начале поэмы "О природе" он пишет так [цит. стихи 1-30 и фр. В 7, ст. 2-7]. (112) В этих стихах под "несущими" его "конями" Парменид разумеет иррациональные порывы и влечения души [ст. I], а по "многовестному пути божества" едет сообразное с философской теорией умозрение, каковая теория в виде бога-проводника ведет к познанию всех вещей [ст. 2-3]. "Девы", ведущие его за собой, — это ощущения [ст. 5], из которых на слух он намекает в словах: "Ибо ее подгоняли два вертящихся вихрем колеса" [ст. 7], т.e. уши, которыми воспринимают звук. Зрение он называет "Девами Гелиадами" [ст. 8], покинувшими "дом Ночи" [ст. 9] и "к свету гонящими" [ст. 10], так как без света оно бесполезно. "Многокарающая Правда", "имеющая чередующиеся ключи" [ст. 14], к которой он прибыл, — это разум, обладающий безошибочными представлениями о вещах. "Приняв" его [ст. 22], она обещает научить его двум вещам: "как непоколебимому сердцу легко убеждающей Истины" [ст. 29], что означает незыблемое основание науки, так и "мнениям смертных, в которых нет очевидной достоверности" [ст. 30], т.e. всему, что основано на мнении и ненадежно. Ст. 28-32: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "О небе", 557, 20: Те философы признавали двоякую реальность: с одной стороны, реальность истинно сущего, умопостигаемого, с другой — становящегося, чувственного, которую они не считали возможным называть "сущим" в абсолютном смысле, но "тем, что кажется сущим". Поэтому о сущем, утверждают они, имеется истина, о становящемся — мнение. Парменид говорит [ст. 28 сл.].

Кони, которые меня несут, — доставляли [меня] так далеко, как только может достичь дух [~ мысль],
После того как привели меня и вступили на многовестный путь
Божества, который ведет знающего мужа в стремительном полете по Вселенной.
Этим путем я несся, ибо по нему несли меня сверхпроницательные кони,
(5) Во весь опор мча колесницу, а Коры (Девы) путеводительствовали.
Пылающая ось издавала в ступицах скрежет втулки,
(Ибо ее подгоняли два вертящихся вихрем колеса
С обеих сторон), всякий раз как Коры (Девы) Гелиады (Дочери Солнца),
Покинувшие дом Ночи, [погоняли коней и] торопились отвезти [меня]
(10) К Свету, сбросив руками покрывала со [своих] голов.
Там — ворота путей Ночи и Дня,
И их объемлет притолока и каменный порог,
А сами — высоко в эфире — они наглухо закрыты огромными створами,
Двойные запоры которых сторожит многокарающая Дика (Правда).
(15) Коры стали уговаривать ее ласковыми словами
И смекалисто убедили, чтобы она им закрепленный шпеньком засов
Мигом откинула от ворот. И тогда они распахнулись
И образовали широкозияющий проем между створами,
Поочередно повернув в гнездах многомедные стержни,
(20) Закрепленные гвоздями и заклепками. И вот туда через ворота
Прямо направили Коры по торной дороге колесницу да коней.
И богиня приняла меня благосклонно, взяла десницей
Десницу и, обратившись ко мне, сказала так:
"О Курос (Юноша), спутник бессмертных возниц,
(25) На конях, которые тебя несут, прибывший в наш дом,
Привет тебе! Ибо отнюдь не Злая Участь (Мойра) вела тебя пойти
По этому пути — воистину он запределен тропе человеков —
Но Закон (Фемида) и Правда (Дикэ). Ты должен узнать все:
Как непогрешимое сердце легко убеждающей Истины,
(30) Так и мнения смертных, в которых нет непреложной достоверности.
Но все-таки ты узнаешь и их тоже: как о кажущихся вещах
Надо говорить правдоподобно, обсуждая их все в совокупности.

 

2. Ст. 1=8: ПРОКЛ. Комм. к "Тимею", т. I, с. 345, 18 [после В 1, 29-30]. Ст. 3— 8: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 116, 25: Если же кто желает услышать самого Парменида, излагающего эти постулаты, один из которых гласит, что отличное от сущего — не-сущее и ничто (этот постулат тождествен постулату об однозначности "сущего"), то он найдет их в следующих стихах [цит. ст. 3-8]. Ст. 5-6: ПРОКЛ. Комм. к "Пармениду", 1078, 4-5.

Давай я скажу тебе (а ты внимательно выслушай) речь о том,
Какие пути поиска [~ дознания] единственно мыслимы:
Один [путь] — что [нечто] есть и что невозможно не быть;
Это — путь Убеждения (ибо оно сопутствует Истине).
(5) Другой — что [нечто] не есть и что по необходимости должно не быть.
Вот эта тропа, указываю тебе, совершенно неведома [= непознаваема],
Ибо то, чего нет, ты не мог бы ни познать (это неосуществимо),
Ни высказать.

 

3. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, VI, 23 (т. II, с. 440, 12): Аристофан сказал:

"Мыслить означает то же, что делать" [фр. 691 К.], и до него Парменид Элейский:

"...мыслить и быть одно и то же". ПЛОТИН, V, 1, 8 Н.—S.: Прежде [т. e. до Платона] такого воззрения держался и Парменид, поскольку он отождествлял сущее и ум (нус) и полагал сущее не в чувственных вещах: "мыслить и быть — одно и то же", говорил он. Кроме того, он называет сущее "неподвижным" — впрочем, присовокупляя "мышление" — и тем самым устраняет из него всякое телесное движение, а также уподобляет его "глыбе шара", так как оно заключает все внутри себя и так как мышление не вне его, но в нем самом. [Грамматически допустимый вариант перевода: "... ибо одно и то же может быть мыслимо и быть"].

4. Ст. 1-4: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 15 (т. II, с. 335, 25 St.) [после: ЭМПЕДОКЛ. фр. 31, ст. 21]: Также и Парменид в своей поэме говорит намеками о надежде [цит. ст. 1-4], поскольку и надеющийся, подобно верующему, видит умом умопостигаемое и грядущее. Значит, если мы признаем реальной [букв. "чем-то"] справедливость, признаем и красоту, да и истину признаем реальностью, однако ж ничего подобного мы никогда глазами не видели, а разве лишь одним умом. Ст. 1: ПРОКЛ. Комм. к "Пармениду", 1152, 37; ФЕОДОРИТ. Лечение, I, 72; ст. 2: ДАМАСКИЙ, 67. 23.

Однако созерцай умом отсутствующее как постоянно присутствующее,
Ибо [отсутствующее?] не отсечет сущее от примыкания к сущему,
(3) Ни когда оно повсюду полностью рассеивается по космосу,
Ни когда оно сплачивается.

 

5. ПРОКЛ. Комм. к "Пармениду", I, с. 708, 16 [после В 8, 25]:

Для меня равнозначно то,
Откуда начать, ибо я приду туда снова.

 

6. Ст. 1-9: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 117, 2 [после В 2]: О том, что два противоречащих суждения не могут быть одновременно истинными, он говорит в тех стихах, где порицает отождествляющих противоположности; сказав: "Ибо есть — бытие ... это путь поиска", — он добавляет: "А затем... попятный путь". Ст. 8-9: Там же, 78, 2: Упрекнув тех, кто сводит воедино сущее и не-сущее в умопостигаемом: "Те, у кого быть и не быть считаются одним и тем же", [В 6, 8-9] и отвратив от пути ищущего не-сущее: "Отврати же от этого пути поиска [свою] мысль" [В 7, 2], он добавляет: "Остается только один и т. д." [В 8, 1 сл.]. Ст. 1-2: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 86, 27-28.

То, что высказывается и мыслится, необходимо должно быть сущим

                                              ["тем, что есть"], ибо есть — бытие,
А ничто — не есть: прошу тебя обдумать это. "

***

Это путь поиска, от которого я тебя <отвращаю>, во-первых,
А затем от того, по которому смертные, не знающие ничего,
(5) Блуждают о двух головах, ибо беспомощность в их
Груди правит сбившимся-с-пути умом, а они носятся
Одновременно глухие и слепые, в изумлении [= "ничего не понимая"],

                                                            невразумительные толпы,
Те, у кого "быть" и "не быть" считаются одним и тем же
И не одним и тем же и для всего имеется попятный [= "противоположный"] путь.

 

7-8. 7, 1-2: ПЛАТОН, Софист, 237 а, ср. 258 d: [Элейский гость]. [Возможность] казаться в явлении и мниться в мнении, но при этом не быть, а также [возможность] высказывать нечто неистинное, все это полно [противоречий, вызывающих] недоумения всегда — и в прежние времена, и сейчас. Каким образом сказавший, что возможно высказывать нечто ложное или полагать его в мнении истинно сущим, не испытывает, произнеся это, противоречия, — совершенно непостижимо. [Теэтет.] ...Эта теория посмела признать, что не-сущее ["то, чего нет"] есть, иначе-де ложь не была бы возможной, будь она тем, что есть. Великий Парменид, мальчик мой, когда мы сами были мальчиками, опровергал это перед нами с начала и до конца, постоянно утверждая в прозе и в стихах: "Ибо никогда не вынудить... мысль". Ст. 1: АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, N 2. 1089 а 2: Они [платоники] полагали, что все сущее будет одним, если не разрешить и не отбить тезис Парменида: "Ибо никогда... чего нет, есть"; необходимо, мол, доказать, что не-сущее есть.

7, 2-6+ В 8, 1-2 [после В 1]: СЕКСТ ЭМПИРИК. Против ученых, VII, 114 [стихи 3-6: VII, 111]: И под конец он поясняет, что следует доверять не ощущениям, но только разуму: "И да не заставит тебя... произнесенное мной". Как явствует из сказанного, он тоже объявил критерием объективной истины научную теорию (логос) и тем самым отказался принимать во внимание ощущения. Ст. 3-5: ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 22.

8, 1-52: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 144, 29 [после А 211: Стихи, следующие после той части [поэмы Парменида], где элиминируется не-сущее, гласят: "Остается только один... внимая обманчивому нарядному строю моих стихов". 8, 1-14: Там же, 78, 5 [после В 7, 2] ... Добавляет: "Остается только один... очень много знаков", — и затем излагает признаки абсолютного бытия: "Что сущее нерожденным... ослабив оковы". Говоря это об абсолютном бытии, он с очевидностью доказывает, что это бытие не возникло: [оно не могло возникнуть] ни из бытия, так как ему не предсуществовало другого бытия, ни из небытия, ибо небытия вовсе нет. И почему оно возникло именно тогда-то, а не раньше и не позже? Равным образом, [абсолютное бытие не возникло] из не-вполне-бытия [букв. "того, что в каком-то смысле есть, а в каком-то не есть"], подобно тому как возникают чувственные вещи, ибо не-вполне-бытие не могло бы предсуществовать абсолютному бытию, но гипостазировалось после него.

8, 3-4: КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 112 (т. II, с. 402, 8): Парменид... пишет о боге так: "очень много [знаков], что оно... бездрожно и нерожденно [sic]". 8, 38: ПЛАТОН. Теэтет, 180 D: Другие вопреки им [гераклитовцам] утверждали, нечто противоположное, как-то: "...оно неподвижно, всему имя будет..." [текст испорчен] и все прочее, что вопреки всем им [гераклитовцам] утверждают Мелиссы и Пармениды, что-де все одно и неподвижно само в себе, так как лишено пространства, в котором могло бы двигаться. В 8, 39: ср.: Мелисс В 8: "Если земля, вода ... есть ... и все прочее, о чем люди говорят, что оно истинно есть". 8, 42: ср.: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 147, 13: Надо полагать, что Парменид учит [о Едином] как о первой причине, коль скоро [выражения] "все вместе" [ст. 5] и "крайний предел" означают Единое. Но если он имеет в виду не абсолютное Единое в себе, а "единое сущее" и если "единородное", и если хоть и "предел", но "конечный", то, быть может, он указывает на неизреченную причину всего, стоящую над ним. 8, 43-45: ПЛАТОН. Софист, 244 E: [Тождественно ли "единое сущее" "целому"?] Стало быть, если [единое сущее] целокупно, о чем говорит и Парменид: "Со всех сторон, похожее на глыбу... чем вот там", — то, поскольку сущее таково, оно имеет центр и края, а имея их, оно со всей необходимостью должно иметь части... ЕВДЕМ, фр. 45 Wehrli = СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 143, 4: Следовательно, то, что [Парменид] говорит [о едином сущем], не может относиться и к Небу [= Вселенной], как, по словам Евдема, полагали некоторые, понимая в атом смысле стихи "Со всех сторон, похожее на глыбу совершенно-круглого шара": Небо не "неделимо" и не "подобно шару", но есть точнейший шар в природе. 8, 44: АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Г 6. 207 а 15: Следует полагать, что Парменид высказался лучше Мелисса: Мелисс говорит, что безграничное есть целое, а Парменид — что целое ограничено "от центра равносильное". 8, 50-61: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 38, 28: Завершив рассуждение об умопостигаемом, Парменид добавляет следующее...:"На этом я кончаю ... чтобы тебя, чего доброго, не обскакало какое-нибудь воззрение смертных". 8, 50-59: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 30, 14: Перейдя от умопостигаемого к чувственному или, как он сам говорит в следующих стихах: "На этом я кончаю ... внимая обманчивому нарядному строю моих стихов" — от "истины" к "мнению", Парменид также полагает элементарными началами чувственных вещей первичную противоположность, которую он называет "светом и тьмой", <или> "огнем и землей", или "плотным и разреженным", или "тождественным и иным", о чем говорит в непосредственно примыкающих к цитированным выше стихах: "Смертные приняли решение ... плотное и тяжеловесное обличье". 8, 52: СИМПЛИКИЙ. Там же, 147, 28:"Обманчивым" он называет "нарядный строй стихов", в которых идет речь о "мнениях смертных". 8, 53-59: СИМПЛИКИЙ. Там же, 179, 29: Физики, признающие сущее единым и неподвижным, подобно Пармениду, также полагают началами противоположности. Так, Парменид в "Доксе" также полагает началами горячее и холодное. Он называет их огнем и землей или светом и ночью, т.e. тьмой. После "Истины" он говорит:

"Смертные приняли решение ... тяжеловесное обличье".

 

7:

Ибо никогда не вынудить этого: что то, чего нет, — есть.
Отврати же от этого пути поиска [свою] мысль,
И да не заставит тебя [вступить] на этот путь богатая опытом привычка
Глазеть бесцельным [~ невидящим] оком, слушать шумливым слухом
(5) И [пробовать на вкус] языком. Нет, рассуди разумом (logos)

                                        многооспаривающее опровержение,

Произнесенное мной.

8:


                                   Остается только один мысленный путь,
[Который гласит]: "ЕСТЬ". На нем — очень много знаков,

Что сущее нерожденным, оно и не подвержено гибели,
Целокупное, единородное, бездрожное и законченное [?].
(5) Оно не "было" некогда и не "будет", так как оно "есть" сейчас —

                                                      все вместе [~ одновременно],
Одно, непрерывное. Ибо что за рожденье будешь выискивать ему?
Как и откуда оно выросло? Из не-сущего ["того, чего нет"]? Этого я не разрешу
Тебе высказывать или мыслить, ибо нельзя ни высказать, ни помыслить:
"Не есть". Да и какая необходимость побудила бы его
(10) [Скорее] позже, чем раньше, начав с ничего, родиться на свет?
Следовательно, оно должно быть всегда или никогда.
Равно как и из сущего сила достоверности никогда не позволит
Рождаться чему-либо, кроме него самого. Вот почему
Правда (Дикэ) не отпустила [сущее] рождаться или гибнуть, ослабив оковы,
(15) Но держит крепко. Спор [собств. "тяжба, требующая решения"]

                                                                  по этому делу — вот в чем:
ЕСТЬ или НЕ ЕСТЬ? Так вот, решено [~ вынесен приговор],

                                                        как [этого требует] необходимость,
От одного [пути] отказаться как от немыслимого, безымянного,

                                                                     ибо это не истинный

Путь, а другой — признать существующим и верным.
Каким образом то, что есть [~ сущее-сейчас], могло бы быть потом?
Каким образом оно могло бы быть-в-прошлом [или: "стать"]?
(20) Если оно "было" [или: "стало"], то оно не есть, равно как

                                                    если ему [лишь] некогда предстоит быть.
Так рожденье угасло и гибель пропала без вести.
И оно неделимо, ибо оно все одинаково,
И вот тут его ничуть не больше, а [вот там] ничуть не меньше,
Что исключило бы его непрерывность, но всенаполнено сущим.
(25) Тем самым Все непрерывно: ибо сущее примыкает к сущему.
Неподвижное, в границах великих оков,
Оно безначально и непрекратимо, так как рождение и гибель
Отброшены прочь: их отразило безошибочное доказательство
Оставаясь тем же самым в том же самом [месте], оно покоится само по себе.
(30) И в таком состоянии оно остается стойко [~ постоянно], ибо неодолимая Ананкэ
Держит [его] в оковах предела [~ границы], который его запирая-объемлет,

Потому что сущему нельзя быть незаконченным.
Ибо оно не нуждается ни в чем, а нуждайся, нуждалось бы во всем.
Одно и то же — мышление и то, о чем мысль,
(35) Ибо без сущего, о котором она высказана,
Тебе не найти мышления. Ибо нет и не будет ничего,
Кроме сущего ["того, что есть"], так как Мойра приковала его
Быть целокупным и неподвижным. Поэтому [пустым] именем будет все,
Что смертные установили [в языке], убежденные в истинности этого:
(40) "Рождаться и гибнуть", "быть и не быть",
"Менять место" и "изменять яркий цвет".
Но поскольку есть крайняя граница, оно закончено
Со всех сторон, похожее на глыбу совершенно-круглого Шара,
Везде [= "в каждой точке"] равносильное от центра, ибо нет нужды,
(45) Чтобы вот тут его было больше или меньше, чем вот там.
Ибо нет ни не-сущего, которое заставило бы его перестать примыкать
К однородному [с ним], ни [такого] сущего, чтобы [сущего]
Вот тут было больше, а вот там меньше, чем сущего,

                                                  так как оно всецело неприкосновенно
Ибо равное самому себе со всех сторон [= от всех точек периферии]

                                                  оно однородно внутри [своих] границ.
(50) На этом я кончаю достоверное слово и мысль
Об истине. Начиная отсюда, учи мнения (doxas) смертных,
Внимая обманчивому нарядному строю (kosmon) моих стихов.
Смертные приняли решение именовать две формы (morphai),
Одну из которых [именовать] не следует — в этом их ошибка.
(55) Они различили [их как] противоположности по внешнему облику

                                           и установили [отличительные] признаки
Порознь друг от друга: с одной стороны—пламени огонь небесный [эфирный],
Мягкий, очень разреженный {легкий}, повсюду тождественный самому себе,
А другому — не тождественный. А с другой — и это тоже само по себе, —
Как противоположность [огню] — невежественную [?] ночь,

                                                         плотное и тяжеловесное обличье.
(60) Я изрекаю тебе вполне правдоподобное мироустроение

                                                       [= "космогонию", diakosmon],
Чтобы тебя, чего доброго, не обскакало какое-нибудь воззрение смертных.

 

Схолий к ст. 56-59: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 31, 3: [В кодексе с поэмой Парменида] между строк вписана также прозаическая цитатка, якобы принадлежащая самому Пармениду; она гласит: "это [= огонь] называется разреженным, теплым, светом, мягким и легким, а плотное поименовано именами: холодное, тьма, твердое и тяжелое: это те [противоположности], которые отделились друг от друга".

 

9. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 180, 8 [после В 8, 59]: И чуть ниже [пит. ст. 1-4]. Если же "нет ничего, что было бы непричастно ни тому, ни другому", то это означает, что они оба начала и что они противоположны.

        Но коль скоро все [вещи] названы именами "Свет" и "Ночь",
        И те [противоположные "признаки"], которые соответствуют

                           их свойствам (dunameis), наименованы этим [вещам] и тем,
        (3) То, [следовательно], все наполнено вместе Светом и непроглядной Ночью,
        Обоими поровну, так как ни тому, ни другому не причастно ничто.

10. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, V, 138 (т. II, с. 419, 12): Придя к истинному познанию [Христа], пусть тот, кому угодно, послушает обещания Парменида Элейского: "ты познаешь... звезд". Ср.: ПЛУТАРХ. Против Колота, 13. 1114 В: [Вопреки нападкам Колота Парменид своим учением о Всеединстве не упразднил физического мира]. Он сочинил и космогонию (diakosmon), и смешением элементов, светлого и темного, из них и посредством них порождает все явления. И о Земле ведь он много чего сказал, и о небе, и о Солнце, и о Луне, и о звездах, и о происхождении людей расскаэал. И поскольку он был древним фисиологом и сочинил свое собственное сочинение, а не испортил чужое, [как эпикурейцы], то ни одного важного вопроса не обошел молчанием. Еще раньше Сократа и Платона он понял, что в природе есть нечто постигаемое мнением, а есть нечто постигаемое умом: постигаемое мнением ненадежно и шатко в силу того, что оно подвержено многочисленным изменениям и переменам, растет и убывает и по-разному воспринимается в ощущении различными [субъектами], и даже не всегда одинаково одним и тем же, а умопостигаемое относится к другому виду, ибо оно "цельночленно, бездрожно и нерожденно" [В 8, 4], как он сам сказал и т. д.

        Ты познаешь эфирную природу и все, что в эфире,
        Знаки [= созвездия], и дела чистого светоча лучезарного Солнца,
        (3) Делающие [его] невидимым, и откуда они возникли
        Уведаешь также цикличные [собств. "ходящие взад-вперед"] дела круглоокой Луны
        И [ее] природу, познаешь и [все] объемлющее Небо —
        (6) Откуда оно родилось и как понуждающая Ананкэ приковала его
                                                                Стеречь границы звезд.

11. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "О небе", 559, 20: О чувственно воспринимаемом Парменид, по его словам, начнет говорить

        ...как Земля, Солнце и Луна,
        И общий [всем] эфир, и небесное Млеко, и крайний Олимп,
        (3) И звезд горячий дух порывисто пустились

        Рождаться...

и излагает затем происхождение подверженных возникновению и уничтожению вещей вплоть до частей животных.

12. Ст. 1-3: СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 39, 12 [после В 8, 61]: Чуть ниже" снова сказав о двух элементах, он прибавляет и творящую причину, говоря так: "Более узкие ... правит". Ст. 2-6: Там же, 31, 10: О том, что творящая причина относится не только к телам, вовлеченным в рождение, но и к бестелесным сущностям, осуществляющим рождение, Парменид ясно передал в следующих словах: "Те, что за ними... самца". Ст. 4: Там же, 34, 14: Творящей причиной, единой и общей, он полагает богиню, находящуюся "в середине всего" и выступающую причиной всяко"" рождения.

        Более узкие [венцы] наполнены беспримесным Огнем,
        Те, что за ними — Ночью, но при этом испускается доля пламени,
        (3) А в середине их — богиня, которая всем правит:
        Она зачинает проклятое рождение и совокупление всех существ,
        Посылая совокупиться самцу самку и, наоборот,
        (6) Самке самца.

13. ПЛАТОН. Пир, 178 b: [Космогонический Эрос: Гесиод, Акусилай, Парменид]. Парменид же [родительницей Эрота] считает Генесис: "Наипервейшим... Эрота". АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 4. 984 b 23: Можно предположить, что впервые подобную [= движущую] причину исследовал Гесиод, равно как и все остальные, полагавшие эрос онтологическим принципом, например Парменид: конструируя космогонию, он говорит: "Наипервейшим... Эрота"., ПЛУТАРХ. О любви, 13. 756 F: Парменид объявляет Эрота древнейшим из творений Афродиты; он пишет в "Космогонии" [= "Доксе" ]: "Наипервейшим... Эрота". СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 39, 18 [после В 12, 3]: Он считает ее [Богиню — Daimon] и причиной богов, [а не только рождения животных] в следующих словах:

                 Наипервейшим из всех богов она смастерила Эрота...

и т. д. И еще он говорит, что она посылает души то из видимого мира в невидимый [to aphanes= Аид], то наоборот, [из невидимого в видимый]. [Продолжение теогонии Парменида см. А 37, ЦИЦЕРОН].

Ср.* ДАМАСКИЙ. О нач. F 371: Далее, в-пятых, богов, видимых в этом космосе, но не эманирующих из горних рядов, богословы представляют нам как молодых или по большей части старых. Ими полны орфические и варварские теологии. И действительно, Парменид, который рассказывает нам о все новых и новых чинах (diakosmoi) [богов], завершил [теогонию] на шестом поколении богов, дойдя до этого [= подлунного чина]. Последний же из всех — подлунный мир (kosmos), как свидетельствуют оракулы, философские учения и, можно сказать, сама чувственная очевидность [ср.: ОРФЕЙ, В 1].

* 13 а. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, Z 15. 1040 а 31: [О солнце]

                Прячущийся-ночью... обегающий Землю по кругу <свет>.

14. ПЛУТАРХ. Против] Колота,] 15. 1116 А: [Подобно тому как тот, кто не называет изображение Платона "Платоном", не отрицает тем самым реальности изображения], так и тот, кто не называет раскаленное железо "огнем" или Луну [отражающую свет Солнца] "Солнцем", но, говоря словами Парменида, [называет Луну]

                Сияющим-ночью, бродящим вокруг Земли чужим светом,

не отрицает ни пользы железа, ни реальности (phusin) Луны.

15. ПЛУТАРХ. О лице на Луне, 16, 6. 929 А: Из такого множества небесных светил одна лишь Луна нуждается в чужом свете и кружит, по словам Парменида,

                Вечно обращая взор к лучам Солнца.

15 а. Схолии к "Шестодневу" Василия Великого, 25 [ed. Pasquali. Gott. Nachr. 1910, p. 201, 2]: [К словам "если предположить, что Земля зиждется на воде"]. Парменид в поэме назвал. Землю "коренящейся в воде".

16. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, Г 5. 1009 b 21 [ср. А 46]:

                Какова в каждый момент пропорция смеси [элементов в]

                                                                непрестанно-меняющихся членах,
                Такова и мысль [= "ощущение"], приходящая людям на ум.
                Ибо Природа членов тождественна с тем, что она сознает, у людей,
                И у всех [существ], и у Всего, а именно: чего [в ней] больше,

                                                                    то и мыслится [= "ощущается"].

17. ГАЛЕН. Комм. к "Эпидемиям" Гиппократа, VI, 48 (т. XVII А 1002 К.). О том. что зачатие мальчика происходит в правой части матки, говорили, [помимо Гиппократа], и другие древнейшие ученые. Парменид сказал так:

                Справа — мальчики, слева — девочки...

18. ЦЕЛИЙ АВРЕЛИАН. О хронических болезнях, IV, 9 (с. 902 Drabkin): [Контекст: гомосексуальность]. В книгах "О природе" Парменид говорит, что в результате [особенностей] зачатия иногда рождаются изнеженные и расслабленные люди. Поскольку его греческий текст написан в гексаметрах, я тоже передам его в стихах. А чтобы не смешивать языки, я, как мог, перевел их на латынь тем же размером [цит. ст. 1—б]. Он полагает, что в семени, помимо материальных веществ, имеются силы [virtutes= dunameis, ср. В 9, 2]. Если они смешаются таким образом, что в одном и том же теле образуют единство, то порождают [в ребенке] половое влечение, сообразное с полом. Если же вещества [мужского и женского] семени смешаются, а силы останутся разделенными, то рожденным [от такого зачатия] достается любовное влечение, свойственное и тому и другому полу:

                Когда мужчина и женщина смешивают семена любви,
                То сила (virtus), формирующая [?] в жилах из различной крови,
                В случае, если она сохраняет пропорцию смеси (temperiem),

                                                                образует хорошо сложенные тела.
                Ибо если семя перемешалось, а силы враждуют
                И не образуют единства в смешанном теле, то они жутко
                Будут терзать рождающийся пол двойным семенем.

19. СИМПЛИКИЙ, Комм. к "О небе", 558, 8: Изложив диакосмезу чувственных вещей, он опять добавил:

            Так, к твоему сведению, согласно мнению (kata doxan)

                                                родились эти-вот [вещи]и существуют теперь,
            А в будущем, коль скоро они образовались, им придет конец.
            Люди же для каждой из них установили имя как примету.

 

Dubia

 

20. = ЭМПЕДОКЛ, "О природе", фр. 611.

21. Мнения философов, II, 30, 4 (Стобей) ("О видимом облике Луны. Почему она кажется землистой?"): Парменид: потому, что к огненному веществу в ней примешано темное. Поэтому он называет это светило "лжесветящим".

 

Парменид

 

О ПРИРОДЕ

 

Стихотворный перевод

 

[Проэмий]

фр. 1
Кони, несущи меня, куда только мысль достигает
Мчали, вступивши со мной на путь божества многовещий,
Что на крылах по Вселенной ведет познавшего мужа.
Этим путем я летел, по нему меня мудрые кони,
(5) Мча колесницу, влекли, а Девы вожатыми были.
Ось, накалившись в ступицах, со скрежетом терлась о втулку,
(Ибо с обеих сторон ее подгоняли два круга
Взверченных вихрем), как только Девы Дочери Солнца,
Ночи покинув чертог, ускоряли бег колесницы
(10) К Свету, откинувши прочь руками с голов покрывала.
Там — Ворота путей Дня и Ночи, объемлемы прочно
Притолокой наверху и порогом каменным снизу,
Сами же — в горнем эфире — закрыты громадами створов,
Грозновозмездная Правда ключи стережет к ним двойные.
(15) Стали Девы ее уговаривать ласковой речью
И убедили толково засов, щеколдой замкнутый,
Вмиг отпереть от ворот. И они тотчас распахнулись
И сотворили зиянье широкоразверстое створов,
В гнездах один за другим повернув многомедные стержни,
(20) Все на гвоздях и заклепках. И се — туда, чрез ворота,
Прямо направили Девы упряжку по торной дороге.
И богиня меня приняла благосклонно; десницей
Взявши десницу, рекла ко мне так и молвила слово:
“Юноша, спутник бессмертных возниц! О ты, что на конях,
(25) Вскачь несущих тебя, достигнул нашего дома,
Радуйся! Ибо тебя не злая Судьба проводила
Этой дорогой пойти — не хожено здесь человеком —
Но Закон вместе с Правдой. Теперь все должен узнать ты:
Как убедительной Истины непогрешимое сердце,
(30) Так и мнения смертных, в которых нет верности точной.
Все ж таки ты узнаешь и их: как надо о мнимом
Правдоподобно вещать, обсуждая все без изъятья.

фр. 5
Мне безразлично, откуда начать, ибо снова туда же
Я вернусь.

[Путь Истины]

фр. 2
Ныне скажу я, а ты восприми мое слово, услышав,
Что за пути изысканья единственно мыслить возможно.
Первый гласит, что “есть” и “не быть никак невозможно”:
Это — путь Убежденья (которое Истине спутник).
(5) Путь второй — что “не есть” и “не быть должно неизбежно”:
Эта тропа, говорю я тебе, совершенно безвестна,
Держит в оковах границ, что вкруг его запирают,
Ибо нельзя бытию незаконченным быть и не должно:
Нет нужды у него, а будь, во всем бы нуждалось.
То же самое — мысль и то, о чем мысль возникает,
(35) Ибо без бытия, о котором ее изрекают,
Мысли тебе не найти. Ибо нет и не будет другого
Сверх бытия ничего: Судьба его приковала
Быть целокупным, недвижным. Поэтому именем будет
Все, что приняли люди, за истину то полагая:
(40) “Быть и не быть”, “рождаться на свет и гибнуть бесследно”,
“Перемещаться” и “цвет изменять ослепительно яркий”.
Но, поскольку есть крайний предел, оно завершенно
Отовсюду, подобное глыбе прекруглого Шара,
От середины везде равносильное, ибо не больше,
(45) Но и не меньше вот тут должно его быть, чем вон там вот.
Ибо нет ни не-сущего, кое ему помешало б
С равным смыкаться, ни сущего, так чтобы тут его было
Больше, меньше — там, раз все оно неуязвимо.
Ибо отвсюду равно себе, однородно в границах.
(50) Здесь достоверное слово и мысль мою завершаю
Я об Истине: мненья смертных отныне учи ты,
Лживому строю стихов моих нарядных внимая.

[Путь Мнения]

Смертные так порешили: назвать именами две формы,
Коих одну не должно — ив этом их заблужденье.
(55) Супротив различили по виду и приняли знаки
Врозь меж собою: вот здесь — пламени огнь эфирный,
Легкий, тонкий весьма, себе тождественный всюду,
Но не другому. А там — в себе и противоположно
Знанья лишенную Ночь — тяжелое, плотное тело.
(60) Сей мирострой возвещаю тебе вполне вероятный,
Да не обскачет тебя какое воззрение смертных.

фр. 4
Виждь, однако, умом: от-сущее верно при-суще,
Ибо не отрубить от сущего сущее в смычке,
Ни распыляя его повсюду всяко по миру,

Ни собирая в одно...

фр. 9
Но коль скоро все вещи названы “Светом” и “Ночью”,
Качества ж их нареклись отдельно этим и тем вот,
Все наполнено вместе Светом и темною Ночью,
Поровну тем и другим, поскольку ничто не причастно
(5) Ни тому, ни другому.

фр. 10
Ты познаешь природу эфира и все, что в эфире,

Знаки, и чистой лампады дела лучезарного Солнца
Незримотворные, также откуда они народились.
И круглоокой Луны колобродные также узнаешь
(5) Ты и дела, и природу, и Небо, что все обнимает,
Как и откуда оно родилось, как его приковала
Звезд границы стеречь Ананкэ...

фр. 11
...как Земля и Солнце с Луною,
Общий для всех Эфир, Небесное Млеко, а также
Крайний Олимп и звезд горячая сила пустились
Вдруг рождаться на свет...

фр. 12
Те, что поуже венцы, огнем беспримесным полны,
Те, что за ними — Ночью, но брызжет пламени доля,
А посреди них — богиня, которая всем управляет.
Всюду причина она проклятых родов и случки,
(5) Самку самцу посылая на случку, равно и напротив:
Самке — самца.

фр. 13
Первым из всех богов она сотворила Эрота...

фр. 14
Свет ночезарный, чужой, вкруг Земли бродящий...

фр. 15
Вечно свой взор обращая к лучам лучезарного Солнца.

фр. 16
Смесь какова всякий раз многоблудных членов, такая
Людям и мысль приходит на ум; тождественна, право,
С тем, что она сознает, природа членов и в людях,
И во всех, и во всем, ибо мысль — это то, что в избытке.

фр. 17
Мальчиков справа, а девочек слева...

фр. 19
Так родились эти вещи согласно мненью и ныне
Суть, а потом, коль скоро однажды возникли, — погибнут.
Люди же каждой из них нарекли приметное имя.